Сто пятьдесят слов на Гоголя

ИЗ ЛЮБВИ К ЛИТЕРАТУРЕ ДЕПУТАТЫ И ЖУРНАЛИСТЫ РАЗРЕШИЛИ ОБЫСКАТЬ СЕБЯ

Вчера в чебоксарской школе № 48 чиновники, народные избранники, блогеры и представители общественности в экспериментальном порядке сдавали ЕГЭ по литературе. В городской акции «Литература на «отлично»!», приуроченной к Году литературы в России, приняли участие 39 добровольцев (заявки подали полсотни). Среди них и корреспондент «СЧ»

. На входе – полиция, досмотр личных вещей и карманов, металлоискатель, с собой только паспорт и черная ручка, никаких телефонов, в туалет только под «конвоем». Все как на настоящем госэкзамене.

«Тема духовного оскудения личности в русской литературе. В чем высокое назначение поэта? Причина временного «воцарения» Хлестакова в уездном городишке N? Инверсию, гиперболу или антитезу использовал Пушкин в последних трех строчках стихотворения «К поэту»?»… Бегло пробежавшись взглядом по вопросам, доставшимся мне на экзамене, я мгновенно осознала все свое интеллектуальное, а заодно и духовное оскудение! Мелькнула смутная догадка: «Может, это в моем дремучем невежестве кроется причина «воцарения» обаятельного балбеса Хлестакова? Не могу инверсию от оксюморона отличить!»
Школьная программа безнадежно забыта (последний звонок для меня прозвенел пятнадцать лет назад, когда еще не было в природе ни ЕГЭ, ни ГИА), а на подготовку к экзамену не нашлось времени. «Кажется, это провал», – подумала я и со своей первой парты оглянулась на «коллег» по литературному эксперименту.
В нашей аудитории (всего их было четыре) сидели три школьницы, блогер, дама из чебоксарской мэрии и исполняющий обязанности начальника управления образования администрации Чебоксар Дмитрий Захаров. Его посадили за последнюю парту. «Главнокомандующий» городским образованием единственный из нас излучал абсолютную уверенность в своих знаниях. «К ЕГЭ не готовился. Это же элементарная школьная программа», – весело шепнул он под строгими взглядами организаторов и наблюдателей…
С «элементарной» литературой начальник управления справился легко и непринужденно за сорок минут (сам экзамен длился 3 часа 55 минут). И с улыбкой покинул аудиторию. Под наши завистливые взгляды (которые, увы, зафиксировали видеокамеры наблюдения). Как позже поделились дежурившие в коридоре наблюдатели, депутаты Чебоксарского городского Собрания Ирина Клементьева, Александр Андреев, Валерий Антонов, а также руководитель Аппарата Государственного Совета республики Анатолий Ухтияров покинули свои аудитории через час-полтора после начала экзамена. Видимо, в школьные и студенческие годы литература была их самым любимым предметом.
У меня же на выполнение 17 заданий ушло более двух часов. Если с первой частью испытаний еще можно было худо-бедно справиться (предлагалось проанализировать отрывок из пьесы «На дне» Горького и стихотворение Пушкина), то над второй пришлось попотеть. Требовалось написать сочинение на одну из трех предложенных тем. Между Львом Толстым («Война и мир»), Константином Ивановым («Нарспи») и Николаем Гоголем («Ревизор») выбрала последнего. Все-таки «школьный раздел» моей памяти хранил кое-что хлестаковское: и «легкость в мыслях необыкновенную», и «дружескую ногу» с Пушкиным, и «глупого, как сивый мерин, городничего»… Что-то написалось.
Но, оказалось, это было еще не все. Требовалось подсчитать количество слов в моем сочинении! Инструкция (напечатанная мелким шрифтом на бланке) гласила, что сочинение должно содержать не менее 150 слов и не более 200, в противном случае – получишь 0 баллов. Странный ультиматум. Антон Чехов, утверждавший, что краткость – сестра таланта, наверняка бы изумился. Но ЕГЭ придумали не классики. Пришлось посчитать. До минимума мне не хватило 31 слова. Завершила фразой: «Гоголя бы на нас».
…Организаторы заверили, результаты будут известны через неделю.

Фоторепортаж Олега МАЛЬЦЕВА:

navigate_before
navigate_next
Опубликовано: 26 марта 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.