Когда стройки были большими

Фото Леонида НИКИТИНА22 ФЕВРАЛЯ ЕВГЕНИЮ АЛЕКСЕЕВИЧУ ТЕРТЫШНОМУ ИСПОЛНЯЕТСЯ 80 ЛЕТ

Из своих восьмидесяти 55 лет Тертышный провел на строительных площадках. Но назвать его ветераном язык не поворачивается. Энергетике Евгения Алексеевича, не говоря уже об опыте и знаниях, могут позавидовать и молодые. Заслуженный строитель РСФСР, почетный строитель России, почетный гражданин г. Чебоксары, кавалер орденов Трудового Красного Знамени и «Знак Почета» не забронзовел, как памятник, и даже не присел на дачной грядке или с удочкой на волжском берегу, чтобы передохнуть. Он по-прежнему в деле. Строит «Новый город», является заместителем генерального директора «Монолитстроя», компании, которая рождалась при его непосредственном участии. Впрочем, как и большинство строительных подразделений Чувашии. А Волга была и остается рекой, без которой Евгений Алексеевич жизни своей не представляет. Рос в Ульяновске, учился в Саратовском автодорожном институте. И в 1960 году при распределении мест выбрал Чебоксары только потому, что город стоит на Волге. И в том, какой стала с тех пор столица Чувашии и гордость республики – строительный комплекс, есть немалая доля труда Евгения Тертышного.

ДОРОГА В ПРОФЕССИЮ
Начинал мастером УНР-32 «Чувашспецстроя», с 1961 года – СУ-5. Там он за год сумел дорасти до главного инженера управления. Помог случай, как считает сам. Но везет, как известно, сильным. Не сумей он выполнить задание – построить дорогу от химкомбината до Новочебоксарска, долго бы ходить ему в мастерах. Было начало октября, на носу заморозки. До снегопадов предстояло сделать дорожное корыто, насыпать откосы. Из техники – только два бульдозера. Но с механизаторами и дорожными рабочими общий язык нашел быстро. Опыт работы с людьми почерпнул у первого своего наставника, прораба Алексея Васильевича Мазилкина. Тот всегда уделял главное место подготовке производства. С рабочими вел себя просто и естественно, не фамильярничал и не заигрывал. Если возникали конфликтные ситуации, переходил на уважительное «вы». Это значило, что не даст спуску ни себе, ни остальным. Все это позволяло находить выверенные решения, справляться с самыми сложными задачами.
Тертышный и его подопечные сделали, казалось бы, невозможное – за месяц подготовили земляное полотно. Но тут выяснилось, что кончились запасы песка. На Волге, неподалеку от будущего города химиков обнаружил Евгений Алексеевич небольшой остров. Лед на реке в 1961-м стал рано, оставалось применить вузовские знания. Там учили, как проектировать и намывать ледовую дорогу. И по ней вскоре на остров доставили экскаваторы, которые начали отгружать песок. Самосвалы шли один за другим. В итоге дорога на Новочебоксарск к весне была готова к приемке асфальта.
Для Евгения Тертышного это было первое серьезное испытание. 26-летний парень стал пользоваться уважением у коллег и подчиненных, но главное, поверил в свои силы. Так начинался его путь в строители.
ИДЕЮ ВСЕГДА НАДО ОЗВУЧИТЬ
Став главным инженером СУ-5, Евгений Тертышный вместе с начальником управления Владимиром Ящуком принялись за реорганизацию производства. Делалось это открыто. Идею, считал главный инженер, надо обязательно довести до всех, чтобы спустя некоторое время каждый считал ее своей. Этот принцип руководства коллективом он будет исповедовать и на всех последующих постах. Мастеров избавили от бумажных отчетов, чтобы больше бывали на объектах. Ведением документации стали заниматься только начальники участков. Исчезло дублирование, что сказалось на профессиональном росте. Не случайно СУ-5 подготовило для стройкомплекса Чувашии таких крупных руководителей производства, как Борис Глушков, Викентий Сысоев, Игорь Соловьев.
У Тертышного появился опыт создания команды и обозначился основной принцип в работе: не подменять функции подчиненных, давать им больше самостоятельности. При этом любое задание требовалось четко сформулировать и обеспечить нужными ресурсами. Каждый должен был знать, за что конкретно отвечает. И это приносило результат. СУ-5 поручались все более ответственные участки работы, а у самого Евгения Тертышного начался стремительный подъем по служебной лестнице: 1968 год – главный инженер вновь созданного треста «Спецстроймеханизация», 1971 год – управляющий стройтрестом №2. В 1972 году Тертышного назначают на должность заместителя начальника Чувашского территориального управления строительства. Руководство республики напутствует: «Пока строим заводы, надо построить город – вот твоя задача».
В 1980 году Евгений Алексеевич становится начальником Чувашского территориального управления строительства Минстроя СССР, с 1986 года – руководителем «Главчувашстроя», который в 1990 году преобразовывают в ТСО «Чувашстрой» как переходную форму перед началом приватизации. И все эти годы Чувашия находилась в состоянии строительного бума, который вряд ли удастся повторить еще. Были построены такие промышленные гиганты, как «Химпром», «Промтрактор», Чебоксарская ГЭС, множество других заводов, открыты тысячи новых рабочих мест. Это позволило развить социальную, коммунальную, энергетическую, транспортную инфраструктуру по всей республике. Причем с высоким запасом прочности. За четверть века население Чебоксар выросло в 5 раз, жилой фонд города – в 10 раз.
ПОКОЙ ДАЖЕ СНИЛСЯ
Приватизация в начале 1990-х была объявлена безотлагательной, проводить ее рекомендовалось на уровне строительных управлений, что и сделано было во многих российских регионах. В том числе и в Нижнем Новгороде под руководством тогдашнего губернатора Бориса Немцова. Его последователям понадобилось почти 10 лет, чтобы восстановить строительный потенциал региона. Чувашия пошла своим путем, поверив на слово руководителю «Чувашстроя» Евгению Тертышному. Он настоял на сохранении трестов, где ассоциация выступала уже не в качестве вертикали власти, а осуществляла горизонтальные связи и общий контроль сначала за арендными отношениями, а потом и за ходом приватизации. Ситуация была крайне сложной.
Стройки остановились, работы не было, а значит, и денежных средств. Руководители трестов и ассоциации с помощью «мозговой атаки» нашли выход из положения. В квалифицированных строителях нуждалось Министерство обороны страны. Чувашские строительные тресты получили заказы на строительство военных объектов, жилья для офицеров за пределами республики. Кроме этого, строили Московский электроламповый завод, Дзержинский химический завод, ряд других предприятий. Работали на взаимном доверии, которое оказалось сильнее вертикали власти. Чувашия выступала под брендом единого строительного комплекса. Так он был спасен, здравствует и поныне.
В должности президента ассоциации «Чувашстрой» Евгений Тертышный проработает до 2000 года. Тогда он впервые заглянет в паспорт и увидит, что давно проскочил пенсионный возраст, а в медицинской книжке обозначены два инфаркта. Бесконечные стрессы и перегрузки подорвали работу сердца. Но оформлять инвалидность Тертышный отказывался принципиально. Не вяжутся эти два слова «инвалид» и «строитель». Дел наворочено столько, что на две жизни хватит. Но законного отдыха у Евгения Алексеевича не получилось. Появился ряд интересных предложений, чтобы продолжить работу. Он остановил выбор на должности заместителя гендиректора ООО «Монолитстрой».
Второе дыхание ему позволила обрести и операция на сердце, коронарное шунтирование. А лучшим доктором он считал и продолжает считать для себя движение и работу. Для сохранения здоровья, хорошей физической формы Тертышный исповедует еще одно правило: живет без излишеств, никому не завидует и не теряет чувства оптимизма.
ПОРА СНОВА СТРОИТЬ ЗАВОДЫ
Времена изменились, не стало и жесткой централизации, которая необходима была в период строительного бума. «Каковы особенности сегодняшних строительных площадок в Чувашии?» – поинтересовался я у Евгения Алексеевича. Как он их оценивает? И вот что он ответил:
– Прежде всего, конечно же, сократились резко объемы промышленного строительства. Все кинулись строить жилье. Дело нужное, но только этим строительный комплекс прожить не сможет. Опять надо искать работу на стороне. Только за пределы республики надо выезжать не отдельными бригадами, как это происходит сейчас, а целыми фирмами, как это было в начале 90-х. Брать большие объемы, участвовать во всероссийских тендерах. Чувашские строители мобильны, владеют самыми различными технологиями, им под силу выигрывать торги.
Общество «Монолитстрой», к примеру, постоянно ищет работу на стороне, сейчас строит завод в г. Коврове. Компания хорошо известна в России, активно вошла в строительный рынок в конце 80-х годов прошлого столетия, освоив монолитное домостроение. То, что новое дело было доверено бессменному руководителю предприятия Алексею Михайловичу Палькину, тоже стало большой удачей. Он сумел развить метод. Освоил и активно развивает метод каркасно-монолитного строительства, который сегодня широко применяется «с легкой руки» автора российского варианта технологии «сарет» Владимира Александровича Шембакова. Он привез идею из Франции и оснастил оборудованием десятки заводов по выпуску деталей таких домов по всей России и в соседних странах.
На строительстве ЧЗПТ. 1975 год. Фото Леонида Никитина.Вообще надо сказать, что чувашская земля оказалась щедра на таланты. Например, СУОР. Не возьмись в начале 80-х годов за создание специализированного отделочного управления Нуриян Аюпович Андрбаев, трудно сказать, как бы выглядели внутри и снаружи наши здания. Ведь был момент, когда для проведения отделочных работ из природного камня мы приглашали специалистов из Москвы и других городов. Сегодня отделка – это экспортный потенциал чувашских строителей. Порой не только человек выбирает работу, но и работа человека.
СТРОЙКЕ НУЖНЫ ТЕХНОКРАТЫ
– Евгений Алексеевич, «Новый город»… Вы фактически снова вернулись туда, откуда начинали путь в профессию. Что главное для вас на очередном жизненном этапе?
– Главное – довести дело до конца. «Новый город» ведь три раза менял свое предназначение. Заказчик, банк ВТБ, сначала хотел создать на крутом волжском берегу нечто в виде отдельно стоящего коттеджного поселка. Затем первоначальный проект переработали. Над ним потрудились немецкие и французские архитекторы, но те, кто взялся перенести чертежи на землю, обанкротились. Два года земля находилась на балансе банка ВТБ, пока ее не выкупили компании «Инкост» и «Иско-Ч», пригласив «Монолитстрой» в качестве компаньона. Теперь проект рассматривается не как отдельный город, а как район, связывающий Чебоксары и Новочебоксарск. Это 220 гектаров земли. Объект интересный, этажи «Нового города» растут быстро, и он может стать одним из престижных городских районов.
– А у вас есть какие-то свои предложения в части реализации проекта?
– Да, есть. Кроме территории «Нового города» есть 160 гектаров прибрежной полосы шириной от 200 до 800 метров с восемью оврагами. Они находятся в собственности Лесного фонда Российской Федерации. И их вместе с «Новым городом» надо развивать в комплексе как единую территорию. Ведь там предстоит сделать выход на будущую волжскую набережную. Рано или поздно внизу вдоль Волги от Чебоксар до Новочебоксарска обязательно проляжет автодорога. Автомобилизация заставит это сделать, в новом Генплане города трасса запланирована. Включение этих работ в проект достройки ГЭС нам кажется правомерным и не терпящим отлагательств. С «Нового города» может начаться благоустройство общей набережной двух городов.
Но если это не столь близкая перспектива, то расширение Марпосадского шоссе до восьми полос надо делать уже сегодня. В случае затора здесь, чтобы попасть из Чебоксар в Новочебоксарск, придется делать крюк длиной в 25 километров по федеральным автодорогам «Вятка» и М-7. Требуется расширить всего четыре километра шоссе. Это значительно дешевле, чем строить новую параллельную дорогу между двумя городами, где придется выкупать землю у собственников, наводить мосты через речки и овраги, переносить инженерные коммуникации. По данным Минтранса Чувашии, интенсивность движения на Марпосадском шоссе составляет 40 тысяч автомобилей в сутки, а дальше цифра будет только расти. Надо с руководством Росавтодора эту проблему доводить до логического конца, чем я и занимаюсь сейчас вплотную.
– Евгений Алексеевич, и последний вопрос. Каких специалистов сегодня, на ваш взгляд, не хватает в строительстве?
– Технократов. У нас сегодня в производстве стало одно понятие – менеджер. Это слишком широко и размыто. Нужно уметь не только извлекать прибыль, но и развивать производство: ставить конкретные цели и задачи, находить пути их решения. Нельзя экономить на проектировании, на разработке проектной документации, на выработке концепций и стратегии развития. Нельзя жить одним днем.
– Спасибо за интервью, здоровья вам и счастья.

Опубликовано: 19 февраля 2015

3 Ответы

  1. Прекрасный человек и руководитель. Дай бог ему здоровья и бодрости на долгие годы.

  2. и Человек хороший. И написано хорошо. Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.