Живописец Оксана Кокорина мечтает о мотоцикле

картинаВРЕМЯ ПОЛКОВОДЦЕВ И УСТАЛЫХ ПАССАЖИРОВ

У выпускницы худграфа ЧГПУ им. И. Я. Яковлева и казанской Творческой мастерской живописи Российской академии художеств на счету более 60 выставок, в том числе в Москве, Саратове и Волгограде. Она работает в разных форматах и стилях, но всегда ярко, решительно и порой иронично. Так что заполнить несколько залов любой галереи или музея ей будто ничего и не стоит. Например, недавно она написала целую живописную серию про русских полководцев. Нынешнее время художник из Новочебоксарска Оксана Кокорина называет хоть и не легким для художника, но невероятно интересным.
Будучи дипломированным педагогом, Оксана успела поработать и преподавателем и музейным художником, но, в конце концов, выбрала стезю свободного художника со всеми вытекающими: даже при самой вдохновенной работе никакой заработок такому художнику не гарантирован. Зато полнейшая свобода высказывания и перемещения. Чем Оксана и спешит пользоваться.
Она – участница выставочных проектов Государственного Русского музея «Рожденные летать и ползать» и «Приглашение к обеду. Поваренная книга Русского музея». Причем на эти престижные смотры пробилась не только сама, но и местных собратьев по искусству туда увлекла.
– Я просто познакомилась с одним из организаторов этого выставочного проекта, взяла координаты, собрала материалы и отправила, – поясняет она. – Там очень строгий отбор. Но часть работ была принята. Так здорово, выставиться в подобном контексте, в одном ряду с Фальком или Шагалом! Это же фантастика, начинаешь чувствовать себя по-иному. Идеи начинают сыпаться как из рога изобилия.
Хотя с идеями у Оксаны всегда было отменно, однако столичные проекты действительно дали импульс делать, скажем, не одну картину, а сразу целую серию работ. Так появился полиптих «Маршрут 88», показавший жизнь городского транспорта от часа «пик» до свалки, и теперь ждущий отдельной выставки. Или те же «Русские полководцы», у которых, впрочем, своя история.
Сначала как раз появилась одна картина, и изображен на ней был вовсе не русский полководец, а французский – Наполеон Бонапарт. Полотно предназначалось для санкт-петербургской выставки союза художников Чувашии, посвященной дате 1812 года, и красочный петух на плече императора означал не что иное, как московский пожар. Работа будто выросла из детского рисунка, в котором изображение преломлялось в пространстве и рассыпалось на красочные осколки, создавая иллюзию сказочности и чего-то непоправимого одновременно. Эта работа попала затем и в проект Русского музея «Рожденные летать и ползать». Необычная картина так понравилась маленькому сыну одного байкера, по совместительству коллекционера живописи, что ее тут же купили. И даже предложили: « А слабо сделать серию?». На «слабо» Оксана ответила портретом Суворова, «перелетающего через Альпы». В этом же стиле «детского взгляда» (подтолкнуло то, что картину захотел ребенок), преломления и мозаики хрустального калейдоскопа. Счастливо летящий через Альпы Суворов был так хорош, что пришлось делать авторское повторение работы, с руками рвали. И тут пошли остальные русские знаменательные имена.
– Историю я помню со школы и из документальных фильмов по истории, которыми увлекалась, – рассказывает художница, – но запоминаю я не имена, а образы. Вот Невский и ледовое побоище, Ушаков и русские корабли, профиль Нахимова и узнаваемый надвинутый козырек, Жуков весь в белом на белом коне.
Вся серия – будто антипод заказным работам советского образца, которые предшественники Оксаны писали пачками. Настолько они из другой реальности, не монументальны, а жизнерадостны. Однако это и Оксанин ответ недоброжелателям России, агрессия которых ее очень удручает.
– У меня идея. В одну серию поместить Колчака и Буденного, Деникина и Чапаева. Пока не знаю, что из этого выйдет. Надо подумать, как подать, чтобы не вызывать агрессивной реакции. Я ведь вообще пацифист, а вот ищу полководцев. Видимо, время сейчас такое. Но мне хочется своими работами примирить враждующие стороны. Людей сейчас так легко убедить, что кругом ад. А я считаю, что народ надо зажигать на что-то хорошее. Если в моих силах рассказать об устойчивости мира, человека, истории, я с радостью буду это делать.
На ее персональной выставке в Центре современного искусства не было ни натужности, ни помпы усталых мэтров, ни девичьих трепетных воздыханий о недостижимом идеале. Некоторые зрители, стремясь похвалить ее живопись, даже окрестили «не женской», с чем трудно согласиться. Многие ее полотна вовсе не лишены ни нежности, ни кокетства. Она умеет черпать из женского багажа здоровый эмоциональный румянец, говоря даже о таких вещах, как религия или философия. На пророков и мудрецов смотрит как умный ребенок, находясь в некоем облаке восхищения, любопытства и одновременно озорства. И эта сила просто покоряет. Даже то, что сейчас Оксана переживает период увлечения байкерами, подтверждает похожую установку. Умение мягкой и нежной рукой переключать скорости на полном ходу.
Она, кстати, и сама байкер, давно сдала на права. У нее и родители мотоциклисты, так что она, считай, выросла в гараже. Правда, мотоцикла у нее пока нет. Сейчас хочет обменять одну картину, где изображен байкер с собакой на «Харлее», на мотоцикл, хотя бы старый и маленький. А пока в мастерской лежит только мотоциклетный шлем, который она называет «шикарным». С байкерами Оксана познакомилась через брата и сразу же попала в московский байк-центр, где ей все чрезвычайно понравилось. И сам центр, и байкерское братство, и Хирург, который тут же попросил расписать гостиную центра на энтузиазме. Теперь туда всех дорогих гостей приводят. Оксана только и успевает смотреть в Интернете, кто там красуется на фоне ее росписи. И группа Rammstein там была. И даже хранитель ключей от Гроба господня.
– А вот девочек туда не берут, – вздыхает Оксана. – Они должны только помогать, вдохновлять, но в мужские дела не лезть. Таковы правила.
Правда, байкеры тоже помогли ей, и в творчестве тоже. Они были инициаторами выставки «Сталинград», и Хирург, а в миру Александр Залдостанов, попросил ее написать серию работ о Сталинграде и Севастополе. Выставка прошла в музее-панораме «Сталинградская битва». Для Оксаны это стало абсолютно новым опытом.
– Мне интересны сильные люди, – говорит она. – В Казани для дипломной работы я выбрала тему «Моя Россия». Это была серия портретов. И я написала доктора Рошаля и доктора Лизу, ученого Наталью Бехтереву, актрису Римму Маркову и неизвестного бомжа, дипломата Лаврова и «знатока» Вассермана. Ну и Хирурга. Он хорошо вписался.
Нам же интересно изучать и ее цветовые и фактурные эксперименты.
Перетекания из станковой живописи в некий монументально-декоративный симбиоз, когда ты, путешествуя от картины к картине, после высокой темы настоящего музейного полотна «Молитва. Монастырь» вдруг выходишь к «Белому на белом» и будто оказываешься в бутике «ручных обоев» для богемных интерьеров. Между этими еще недавно непримиримыми пунктами следования художественных помыслов находится и одна из самых таинственных кокоринских работ «Волшебные бусы» — этот слиток ультрамарина, из глубины которого мерцают черные глаза африканской ночи.
И рядом, да, городские пижоны, усталые пассажиры автобуса, нищие всех стран и весь цвет русского престола в виде таинственных, никем не разгаданных призраков.
Вот такой в Новочебоксарске есть художник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.