Травма – основание для инвалидности?

участники боевых действий«Дорогая редакция! Как мать Героя России Игоря Петрикова, погибшего в Чечне, я не могу оставаться в стороне, когда дело касается молодых ребят, получивших боевое ранение и нуждающихся в социальной защите. Первый из них перенес в госпитале операцию – трепанацию черепа, ему дали вторую группу инвалидности, но по возвращении в Чувашию инвалидность сняли. И вот уже 5-6 лет он не получает пенсию. На праздник 9 Мая он сказал мне: «Анна Егоровна, скорее всего, с 1 июля я буду получать пенсию!» Но в назначенный срок – снова отказ. Что касается второго юноши, то он лишился глаза, у него повреждена челюсть. Также он страдает приступами эпилепсии. Ему не дают вторую группу инвалидности, хотя все основания для этого очевидны. Не понимаю, какие еще причины могут быть для отказа в получении инвалидности?»

Из письма А. ПЕТРИКОВОЙ, г. Чебоксары.

Письмо нашей читательницы прокомментировала заместитель руководителя по реабилитации инвалидов ФКУ «Главное бюро медико­социальной экспертизы по Чувашии» Людмила Смолина:
– Специальной инструкции по определению инвалидности людей, пострадавших в ходе военных действий, нет, они проходят освидетельствование на общих основаниях, – сообщила она. – Обычно в первые пять лет мы устанавливаем им, исходя из показаний, инвалидность той или иной группы. И одновременно разрабатываем для них программу реабилитации – у организма должен быть выработан механизм компенсации в случае болезни или травмы.
Не располагая точными диагнозами, Л. Смолина не смогла ни согласиться с фактом допущенной комиссией по медико­социальной экспертизе ошибкой, ни опровергнуть ее: для этого нужно полностью ознакомиться с результатами медицинского освидетельствования.
По ее словам, само по себе заболевание не является основанием для положительного решения комиссии. Каждый обратившийся нуждается в индивидуальном подходе, так как организм разных людей имеет разные внутренние ресурсы и по­разному справляется с болезнью. Состояние здоровья может меняться, для этого и существует ежегодный осмотр, в ходе которого инвалидность может быть снята.
По патологии глаза, отметила Л. Смолина, к сожалению, на сегодняшний день инструкция сменилась. Сейчас считается, что, если потеря одного глаза не влияет на профессиональную деятельность или на функционирование второго глаза, то это не является дефектом, по которому положена инвалидность.
Однако в главном бюро медико­социальной экспертизы по Чувашии уверены, что ребятам можно помочь, если они действительно относятся к категории нуждающихся в социальной защите граждан. В 30-­дневный срок решение МСЭ можно оспорить. Также есть возможность обжаловать его в судебном порядке. Если же срок истек, предусмотрен и следующий вариант: необходимо обратиться с заявлением на имя руководителя бюро МСЭ, чтобы осмотр был произведен в контрольном порядке.

Подготовила К. АНДРЕЕВА

Опубликовано: 13 августа 2013

4 Ответы

  1. Давно знаю эту уважаемую женщину — А. Петрикову, она уже много лет всегда внимательна к нуждам военнослужащих. Наверное уже и возраст дает о себе знать, а все хлопочет о ребятах… Преклоняюсь перед столь уважаемой ЖЕНЩИНОЙ.
    И тем более удивителен некомпетентный ответ «ответственного лица», которое редакция попросила дать ответ по существу. Но по сути мы, читатели, получили чиновничью отписку «Не знаю, не изучили, надо вновь обратиться…» Так что мешало взять документы этих людей и ответить по существу!?
    Спасибо редакции, хоть немного сгладили чиновничью отписку тем, что дали направление и этим и подобным нуждающимся, куда и как можно обратиться. Но ведь все мы понимаем, как это непросто — новь и вновь ходить по чиновничьим кабинетам, доказывая очевидное…
    Очень не понравился ответ чиновницы. Пусть бы ее руководитель ответил по существу темы, именно по тем упоминаемым в статье двум людям. ЭТО ПРОСЬБА К ГАЗЕТЕ И НАУКА ОТВЕЧАЮЩЕМУ «КОМПЕТЕНТНОМУ ЛИЦУ».

  2. чиновница ответила про инструкцию.
    она не виновата, что законы у нас неадекватные люди пишут.
    а точнее роль государства свелась к банальной экономии
    и пофигизму на своих граждан.

  3. Одного глаза нет — ерунда, жить можно. Не инвалид.
    Осталось пойти дальше.
    Одной руки нет — вторая же осталась, жить можно.
    Ноги нет — тут уже сложнее, но кто его ходить заставляет.
    Жить ведь может.
    Подумаешь парня на войне изрешетили — выжил, значит жить будет.

    Так скоро и инвалидов в стране не останется. И не из-за того, что их реально нет. А из-за того, что инструкция не позволяет.

    Вот так чиновники всех уровней заботятся о нас, тех кто своими налогами их кормит, обувает и одевает.
    Валить только на депутатов нельзя. Это не закон — а инструкция. Всё это делается на основании данных и рекомендаций различных учреждений — по своим направлениям. Вот такие чиновники и дают рекомендации, где, что и как можно сократить затраты государства на социальные нужды. А на их основе и пишутся инструкции.

    Мы живём по ведомственным инструкциям или по закону?

    Государственных чиновников на душу населения только за последние 15 лет увеличилось почти в два раза. Они все кушать хотят, и не просто кушать, и не просто хлеб с маслом, а желательно черную икру и балык.

  4. Жалко молодых ребят, ставших по сути инвалидами, а государство им никакой помощи не оказывает.
    Пособия мизерные, и те выдать не могут. Разве человек без глаза — не инвалид?!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.