Местная Венеция и питерский Айги

Тремя китами праздника стали Евсеева, Педро и Залеев

В воскресенье гала-концертом в Чебоксарах завершился XVII Международный балетный фестиваль, который передал балетоманам привет из славного прошлого балетной сценографии и познакомил со свежими силами в этом виде искусства.
Балет-комедия Михаила Чулаки «Труффальдино. Слуга двух господ», открывший МБФ, был ценен редкостью жанра на балетной сцене и тщательной реконструкцией костюмов и декораций по эскизам Татьяны Бруни, которые были сделаны для первой постановки 1946 года в ленинградском Малом оперном театре. Подобное решение демонстрирует желание театра и постановщика Данила Салимбаева перекинуть мост к высоким традициям, апеллировать к высокому вкусу, а заодно и разнообразить афишу яркими названиями. Реализовать это удалось не в полной мере, все-таки комедия требует ярких характеров, а это уже иные игра на публику и энергетика, нежели, например, у печальных волн «Лебединого озера». И искры дель арте рассыпались лишь под ногами Марианны Чемалиной и Дмитрия Абрамова, выступающих в партиях Беат-риче и Сильвио. Да и то лишь в отдельные моменты. Самое обидное, что герой балета пока не нашел своего места в этом карнавале и от его изящества здесь мало что зависит. Хотя по идее Труффальдино – энергетическая ось этой истории. Но спектакль дело живое, всегда есть надежда, что все обживется, задышит и задвигается в нужном направлении. По крайней мере, это интересно посмотреть, да и для репертуара Карло Гольдони всегда настоящая находка.
Второй вечер по отзывам зрителей, стал одним из самых ярких, если не самым ярким, на фестивале. Нашу постановку «Дон Кихот» Минкуса украсили солисты Мариинского театра Елена Евсеева, Антон Корсаков и Константин Зверев. Елена так «зажгла» публику с первой же минуты появления на сцене, что аплодисменты обрушивались на солистку буквально после каждого па. Фестивальные старожилы даже и не припомнят столь бурного признания, заглушающего временами саму музыку и финальные поклоны с представлением солистов.
Повторить этот успех попробовали артисты из труппы Руслана Нуртдинова, участники программы «Виртуозы мирового балета». И им это удалось так же оглушительно. Хотя дорогие билеты коммерческого проекта, ставшего частью бюджетного фестиваля, позволили себе не все балетоманы. Зал был заполнен лишь на две трети. Но пока еще не широко известные танцовщики были и в самом деле отборной командой и «взяли» зал легко и непринужденно. Причем, интересно было сравнить школы. В одном времени и пространстве солировали представители и питерской школы русского балета, и танцовщики из Европы и Америки. Бразильянка Изабелла Кораси поразила сочетанием пышных для балета форм с изумительной легкостью, киевляне Наталья Мацак и Денис Недак завораживающей грацией, Евгения Ляхова какой-то радостной невесомостью. Но «гвоздем» программы, конечно, был Уильям Педро из Швейцарии, заметно привыкший к восторгам в свой адрес и радостно демонстрирующий не только возможности своего фантастического тела, но и номер, поставленный для него «самим Бежаром» и костюм, сшитый для него без единой примерки «самой Донателлой Версаче».
Гала уже трудно было конкурировать с этими балетными фейерверками. Вопреки традиции его участниками стали не знакомцы по предыдущим фестивальным вечерам, а наши солисты и специально приглашенные танцовщики. Исключением был лишь Антон Корсаков. К нему присоединились солисты Большого и Мариинского театров, а также «Русского балета». Гала местами повторял классическую программу виртуозов, па де де Обера и Асафьева шли по пятам предыдущего вечера. Наши солисты танцевали на пару с гостями и вполне самостоятельно. Для молодежи, а именно Ольги Прытковой и Станислава Культина, этот концерт стал чуть ли не творческим вечером, по времени они выступали не меньше именитых гостей. Данил Салимбаев кроме нового балета придумал к фестивалю два современных танца, довольно аскетичных и угловатых, номером на музыку Алексея Айги фестиваль приветствовала Софья Гумерова из Мариинки.
И все же гала если и запомнится надолго, то из-за «Демона» в исполнении Давида Залеева из Казани. Убаюканный было сильфидами и маркитантками зал ахнул после мук поверженного, но не сломленного исполина, и не хотел отпускать танцовщика, имя которого вполне соответствовало мощи и красоте его танца.

Опубликовано: 23 апреля 2013

Один Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.