Попросили выйти вон…

Светлана Музыкантова пришла в ужас, получив от собственника общежития бумагу с предложением освободить занимаемую жилплощадь. А это значит – оказаться с двумя сыновьями на улице. Другого жилья у семьи нет. И пошла медсестра республиканской клинической больницы «в бой», доказывая, что нет такого права у бизнесменов – лишать людей единственной крыши над головой.

КАК ОБЩЕЖИТИЕ СТАЛО «ЧАСТНЫМ»

Адрес общежития, о котором речь, – проспект Тракторостроителей, 7 в Чебоксарах. Здание построило в 1977 году Чебоксарское монтажное управление треста «ВНХМ» (г. Нижний Новгород). На его балансе оно и находилось до поры до времени.
– Комнату в общежитии в 1989-­м получил мой муж (тогда еще будущий) как работник ЧМУ «ВНХМ», сварщиком был, – рассказала Светлана. – Вначале он жил в холостяцком блоке. А когда в 1990 году мы зарегистрировали брак и у нас родились двое сыновей, нам в порядке расширения выделили комнату уже в семейном блоке – целых 17 квадратных метров на троих, кухня и туалет общие. Потом мы с мужем развелись, так уж сложилось, он ушел из общежития, а я с детьми до сих пор живу в 17­метровке. Старшему Паше уже 21 год, работает, а младшему Алеше 16 лет, в техникуме учится. Конечно, тесно нам, но уж лучше так, чем вовсе без крыши над головой. Когда соцжилье получу, неизвестно. И когда нас попросили убраться из комнаты, у меня слезы градом…
Проблемы у жильцов возникли, когда государственное общежитие на 640 мест оказалось в частных руках. В 1990 году СМО «ВНХМ» (преобразованный трест) акционировалось. Вместе с предприятием были приватизированы и находящиеся на его балансе объекты жилья и соцкультбыта, перешли в собственность АО безвозмездно. После этого общежитие и пошло «по рукам». Головное предприятие передало его в собственность трудового коллектива Чебоксарской фирмы АО «ВНХМ» (бывшее ЧМУ), правопреемником которой станет АОЗТ «Стромон». Эта компания в 1994 году и продала общежитие ООО «МКФ «Стромон­Китр», которое в 2003 году зарегистрировало на него право собственности. Директор фирмы Ю. Ковалев и упредил С. Музыкантову, чтобы освободила комнату, поскольку­де собственник не желает сдавать ее внаем. Такие же письма «счастья» получали и многие другие жильцы. И причем неоднократно.

СУД ЗАЩИТИЛ МЕДСЕСТРУ

Казалось бы, женщине и ее сыновьям рассчитывать не на что, собственник волен распоряжаться своей недвижимостью как ему заблагорассудится, к примеру, часть комнат на тот момент была уже продана. И когда отчаявшаяся женщина обратилась в суд с иском о признании за ней и детьми права собственности на комнату, «Стромон­Китр», выходя со встречным, вряд ли рассчитывал на проигрыш. Однако проиграл. Суд тщательно отследил движение общежития из государственной собственности в частную и пришел к выводу, что спорная комната все же должна принадлежать семье Музыкантовых. При этом обосновал свою позицию нормами российского законодательства. И первым документом в пользу истицы назван закон от 4 июля 1991 года о приватизации жилищного фонда в РФ.
По этому закону граждане, имеющие жилье в государственном, муниципальном или ведомственном жилфонде, имеют право на его приватизацию. Была ссылка и на статью 7 закона о введении в действие Жилищного кодекса России. Из нее, к примеру, следует, что общежития, которые принадлежали государственным или муниципальным предприятиям и учреждениям и переданы в иную форму собственности, утрачивают статус общежитий и к ним применяется правовой режим, установленный для жилья, предоставленного по договорам социального найма. Причем граждане не лишаются права быть нанимателями по таким договорам, даже если их нет, равно как и решения об исключении дома из специализированного жилого фонда (в том нет вины жильцов).
А начиная с 1992 года в заботе о гражданах российское законодательство вообще запретило включать объекты жилищного фонда, в том числе и общежития, в состав приватизируемого имущества государственных и муниципальных предприятий, они подлежали передаче в муниципальную собственность. В частности, такой запрет в январе 1993­го наложен указом Президента России. Эта же норма будет позже отражена и в законе от 21 декабря 2001 года о приватизации государственного и муниципального имущества.
Короче, суд пришел к выводу, что здание общежития не должны были приватизировать, его следовало передать муниципалитету. Но если даже оно оказалось приватизированным, то проживающие там граждане не лишаются права получить свои квадратные метры в собственность, причем бесплатно. Это разъяснил еще в 1993 году своим постановлением Пленум Верховного суда России. В результате Калининский райсуд признал право собственности на комнату семьи Музыкантовых. Недавно Светлана получила соответствующее регистрационное свидетельство. Надеется, что теперь и плата за комнату будет сносной. А то, говорит, ежемесячно приходилось выкладывать большие деньги, как если бы в отдельной квартире семья жила.

ПРИВАТИЗАЦИЯ ИЛИ «ПРИХВАТИЗАЦИЯ»?

Кстати, жильцы особо переполошились и стали заваливать администрацию города и суды заявлениями, когда узнали, что «Стромон­Китр» зарегистрировал право собственности на общежитие (2003 год). Добилась этого фирма непросто, а только после череды судебных разбирательств – регслужба отказывалась регистрировать право собственности на здание. Однако не согласных с решением Арбитражного суда Чувашии, признавшего фирму собственником общежития, оказалось немало. В декабре прошлого года Федеральный арбитражный суд Волго­Вятского округа отменил указанное решение с направлением дела в Чувашию на новое рассмотрение.
В июле этого года при новом разбирательстве в суде встретились два иска. За право на общежитие спорили «Стромон­Китр» и администрация города, которая считает, что общежитие как специализированный жилищный фонд может находиться только в государственной или муниципальной собственности. Ссылка на закон от 1991 года о разграничении госсобственности. Фирма в свою очередь ссылалась на то, что на момент акционирования треста «ВНХМ» действовало лишь положение об акционерных обществах. И оно не запрещало приватизировать жилые объекты, в том числе и государственные.
Но и не разрешало – парировал Арбитражный суд республики. И указал на законы от 1990 года: «О собственности в РСФСР», которым установлено, что распоряжаются и управляют госимуществом Советы народных депутатов и уполномоченные ими органы, и о дополнительных депутатских полномочиях в условиях перехода к рыночным отношениям. Эти документы однозначно говорят, что государственный жилфонд не должен передаваться в собственность акционерных обществ.
На этот раз решение оказалось не в пользу «Стромон­Китр». Передача общежития в собственность АО «ВНХМ» признана судом ничтожной сделкой, то есть не основанной на законе. Стало быть, и все последующие сделки из той же серии, включая договор купли­продажи спорного здания фирмой «Стромон­Китр». Иск администрации города удовлетворен, за муниципалитетом признано право собственности на часть помещений общежития, (еще не переданных в собственность граждан), а это порядка 198 комнат, где также проживают люди. Но, скорее всего, судебная тяжба обретет новый виток с выходом на высшие судебные инстанции. Вряд ли фирма без боя отдаст то, что считает своим. Остается лишь сожалеть, что заложниками этих имущественных разборок стали жильцы. И понятно, почему – понаделали в стране законов, а как они исполняются, начинают проверять спустя десятилетия…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.