На солнечной стороне ночи

До спроса на «лишний билетик» на наши балетные премьеры в отсутствие заезжих звезд еще не дошло, но он уже отчетливо вырисовывается. Первый день XV Международного балетного фестиваля прошел при полном зале.
Такое впечатление, что и традиция оживлять подобные мероприятия лишь приглашенными различной степени важности тоже уходит в прошлое. По крайней мере, отстоявших свое в театральные кассы встретилось в этот вечер немало. Они же, кстати, радостно пересаживались с балкона на «чиновный» ряд, перед началом спектакля оказавшимся почти пустым. Высокопоставленные чиновники открытие фестиваля проигнорировали.
Фестиваль решили сразу начать с десерта. О том, что «Вальпургиева ночь» в постановке питерца Данила Салимбаева будет изящной вещицей, раскрывающей волшебство музыки Шарля Гуно и наполненной модными нынче мотивами фэнтези, было заявлено как на пресс-конференции, так и непосредственно в программке спектакля. Что и говорить, мир нимф, дриад и сатиров, сон мечтательного юноши предполагает головокружительные кульбиты, эдакий гимн природе и ее духам средствами вдохновенного балетного полета. Но у всякой театральной сладости есть жесткие условия: легкость, четкость, азарт. Этот изя-щный ларчик открывается только таким образом. И – увы! – в этот вечер он, если и открывался, то с большим трудом. Пылкий юноша-охотник Андрея Субботина был не пылким, не задалась грациозная властность повелительницы дриад Маргариты Камыш, даже любимец публики Айдар Хисамутдинов срывал аплодисменты скорее по инерции: неистовый танец Пана, гордость любого танцовщика, неистовым можно назвать с большой натяжкой. Но больше всего расстроил кордебалет, будто не знавший, в какую сторону бежать, лететь и радоваться жизни. На одной из мизансцен, где участники спектакля несутся из-за кулис с двух сторон навстречу друг другу, зрители даже зажмурились: сатиры чудом избежали столкновения, чуть не протаранив друг друга золотыми рогами. Осталось ощущение, что постановщику не хватило времени не то что отточить заявленное изящество, а даже расставить всех по нужным местам.
Но было в новом спектакле и явное приобретение. Это художник, тоже из Санкт-Петербурга, Варвара Чувина. Она создала действительно волшебную декорацию. Нежную, но не «девчачью», современную, но без оголтелой революционности. Оптика разогретого леса передана и чувственно, и лаконично. Костюмы тоже на высоте, даже слишком выдержанные по цвету для такой веселой ночи. Театралы, привыкшие в этом театре к «одной руке», то есть к усилиям сценографа Валентина Федорова, порадовались новому почерку, обогатившему местную палитру.
Да и сам Валентин Федоров, он выступил художником-постановщиком второго балета этого вечера, «Нунча» по рассказу Максима Горького, выдал нечто не совсем ожидаемое. Его итальянские дворики и площади в духе строгой графики Маркьони или Монферрана, залитые «солнцем» световой партитуры, не повторяли его прежних наработок. Правда, не совсем понятное у нас теперь творится с использованием новых технологий, в смысле видео. Первый звонок прозвенел еще на оперном фестивале, когда талантливая декорация оперы «Шывармань» была «украшена» видео-релаксом с розами и березами. То же самое произошло и теперь. С разницей, что в любовной сцене вместо глянцевых роз летят багровые облака и тревожные утки. Что заставляет создателей спектакля так опошлять свои же удачные находки, остается загадкой.
Сам спектакль Галины Никифоровой и Елены Лемешевской силен эмоционально и ладно выстроен. В трагической истории о соперничестве матери и дочери и Андрей Субботин вдруг преобразился, и кордебалет наступательно вышибает зрительский восторг. А уж Елена Лемешевская и Татьяна Альпидовская, Нунча и Нина, вступающие в любовную битву, не просто станцевали партии, а сыграли «до полной гибели всерьез», сорвав овации зала. Сочетание зримой хрупкости и незримой внутренней силы действует безотказно. Наши женщины тут знали, что делали.
Немало способствовала успеху «Нунчи» и музыка болгарина Кирила Ламбова. Теплая, мелодичная основа, неожиданные джазовые вкрапления, южный колорит. Композитор приехал на премьеру, он волновался. Свою минуту российской славы пережил скромно, галантно передав свой букет в оркестр. Хотя от наших духовых его сердце, скорее всего, разрывалось на части.
Кстати, о цветах. Глаз резанула новая деталь. Подаренные букеты солисты швыряли вглубь сцены. Выбегали на поклон, опять получали цветы и опять швыряли их назад. Это выглядело эффектно. Но не слишком уважительно к тем, кто их дарил. И только дирижер Ольга Нестерова трепетно прижимала свой букет к груди. По старинке.
Сегодня, в третий день фестиваля, гости из Ижевска покажут балет-ревю по мотивам романа Моэма «Театр» и трагедии Расина «Федра» «Не ревнуй меня к Бродвею».

Опубликовано: 19 марта 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.