В теракте пострадал чебоксарец

Позавчерашний теракт в московском аэропорту Домодедово эхом аукнулся в столице нашей республики. По данным российских информагентств, в списке пострадавших во время взрыва значится 23-летний житель Чебоксар Умеди Полуберди.
Корреспондент «СЧ» начал выяснять, кто он и каким образом оказался в эпицентре событий. Разные источники называли его по-разному: Полуберди, Олуберди… «Правильно пишется Олоберди», – сказали нам в третьей инстанции. Почему такая путаница? Причина простая: Олоберди Умеди приехал в Россию из Таджикистана, и фамилия его для ушей русскоязычного человека звучит немножко непривычно. Простим ошибку. Парень приехал в Чебоксары, получил здесь гражданство.
– В чувашское управление Федеральной миграционной службы Олоберди Умеди обратился в мае позапрошлого года, – сообщила «СЧ» начальник отделения УФМС Анжелика Крыльцова. – Уроженец кишлака из-под Душанбе просил дать ему российское гражданство.
Оснований для отказа не было. Олоберди ни у себя на родине, ни здесь, в Чебоксарах, законы не нарушал, в плохих поступках замечен не был, не судим. Правда, официально нигде не работал, судя по представленным документам, в позапрошлом году как приехал в Россию с 45 тысячами рублей в кармане, так на эти средства третий год и живет.
– 8 сентября позапрошлого года ходатайство Умеди о получении российского гражданства было удовлетворено, – продолжает Анжелика Геннадьевна. – После этого, конечно, о своих передвижениях он нам не докладывает…
Мы пытались выяснить, как Олоберди попал вечером в понедельник в аэропорт Домодедово. Это оказалось непросто. Дело в том, что у нас, в Чебоксарах, таджикская диаспора не организована в какую-либо структуру по типу землячеств. «Не получилось у них объединиться», – сказали в Минкультуры республики, где специальный отдел отслеживает ситуацию в диаспорах. По словам источника, мы можем лишь предположить, как Умеди оказался в Домодедово. До Нового года уроженцы бывших республик Средней Азии активно выезжали на малую родину. Провели там каникулы, теперь потихоньку возвращаются обратно. Так Олоберди в злополучный час мог оказаться в московском аэропорту, куда прибывают самолеты из Душанбе. По данным переписи 2002 года, таджиков на территории нашей республики насчитывалось 383 человека. «Эту цифру можно смело умножить на два», – сказал нам тот же источник.
Трагедию в московском аэропорту жители Чувашии восприняли как личную. Многие внимательно следят за событиями, переживают за случившееся. Говорят, террористы, организовывая взрывы, хотят запугать народ, посеять в нем страх. Многие убеждены, что своего они не добились. Ни в чем не повинных людей убили, а вот запугать народ не получилось.
Силовые структуры отреагировали на происходящее по-своему. По всей стране прокатилась волна сообщений о том, что усилены меры безопасности на транспорте и других важных объектах жизнеобеспечения. Вот и у нас в республике стали принимать дополнительные меры по обеспечению безопасности граждан. Усиленные наряды бросили даже в пустующее здание Чебоксарского аэропорта, принимающего за сутки от силы пару самолетов.
– После какого-либо чрезвычайного происшествия чиновники судорожно начинают «принимать меры», – сказал чебоксарец И. Чернов, позвонивший нам в редакцию. – Говорят, после пожара воду не качают. Не хочется думать, что реальная повседневная работа заменяется видимостью кратковременной бурной деятельности.
Наш читатель, возможно, прав. Привычно видеть после терактов, как просыпается страна и везде и всюду начинает искать подозрительные предметы. Никто не спорит, бдительность нужна, и проверки важных объектов проводить надо. Но почему для этого нужен был взрыв в Домодедово? Почему это надо делать аврально, а не последовательно, регулярно, занимаясь этим каждый день и каждый час? Ведь проверяющих–контролирующих–надзирающих–инспектирующих–охраняющих–патрулирующих–поучающих и прочих должностных лиц, живущих на деньги налогоплательщиков, теперь у нас чуть ли не больше, чем людей в материальном производстве.
И еще об одном моменте, если хотите, уроке позавчерашней трагедии. Говорят, если бы аэропорт Домодедово охраняли подобающим образом, взрыва бы не последовало. Ой ли? Когда-то, в проклинаемые иными лицами советские годы, здания охраняли бабушки-вахтеры или же вообще были без охраны. Теперь же чуть ли не любую конторку, предприятие, магазины сторожат такие молодцы, аж держись! Говорят, только во вневедомственной охране в России «служит» около миллиона человек!
Дело не только в том, охраняли здание как следует или нет. Необходимо искать и другие причины, приводящие в действие страшный механизм. И сделать так, чтобы этих причин не было. Добиться этого чрезвычайно трудно, гораздо сложнее, чем после каждого теракта «прошерстить» подвалы и чердаки. Может, причина и в том тоже, что в новой России закононепослушание стало нормой поведения?

Опубликовано: 26 января 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.