Вода ошибок не прощает

В тот день я так и не добралась до работы. С утра позвонил Сергей Ильич и сказал, что есть вызов. Вообще-то, к водолазам на поиски утонувших я особо не напрашивалась, понятно, что такая поездка за город не из приятных. Но нужно было увидеть работу профессионалов в деле. Тем более что сейчас у них горячая пора: ведь чем жарче лето, тем больше несчастных случаев на воде. Только в июле сотрудники Поисково-спасательной службы республики нашли 23 утонувших, еще 11 человек спасли.
«Трудно сказать, сколько у нас обычно вызовов за день, – пожал плечами начальник поисково-спасательного отряда специальных видов работ уже упомянутый выше Сергей Данилов, за плечами которого 25 лет работы в ПСС. – Иногда до вечера колесим по Чувашии, а порой тишина. Но если в среднем по республике в год тонут около 150 человек, то нынче из-за жаркого лета трагедий гораздо больше».
Причем, происходит все зачастую по одному сценарию: человек выпил и полез в воду в необорудованном для купания месте. Тут и слабое сердце, судороги, и случайные обстоятельства – неровное дно, сильное течение, омуты – могут сыграть злую шутку с «пловцом», который в нетрезвом состоянии не контролирует себя. Так недавно на второй день после свадьбы погиб новоиспеченный супруг, причем на глазах у молодой жены и гостей. Такой же случай произошел и на одном из деревенских прудов в Вурнарском районе, откуда и поступил вызов.
«Хороший был мужик, – сожалели местные жители поселка. – Выпивал немного, но купаться вовсе не любил, а тут вдруг полез».
23-летнего водолаза Олега Егорова облачили в гидрокомбинезон. Под него Олег надел шерстяные штаны и свитер, ведь даже летом на дне водоемов очень холодно, почти как зимой, если бьют родники, руки и ноги коченеют. Подумаешь, как водолазы мерзнут зимой, когда вытаскивают неосторожных рыбаков да попавшие под лед машины, мурашки бегут! Спасатели же, улыбаясь, говорят, что просто надевают двойной комплект теплой одежды.
На поясе водолаза – обязательно утяжелители. Если этого мало, приходится обуваться еще и в огромные ботинки со свинцовой подошвой. Все снаряжение весит примерно около 80 килограммов. Не обойтись и без ножа, на тот случай, если водолаз запутается в сетях, веревках или водорослях. Между прочим, специалисты по дну как никто знают, насколько загрязнены наши реки, пруды и озера, особенно Чебоксаркий залив и деревенские водоемы. Стекло, куски арматуры, бочки, проволока, коряги – и это далеко не весь список остро-колющей «коллекции», которая может навредить водолазу…
Наконец, Егорову помогли закрепить на спине баллоны со сжатым воздухом, обвязали веревкой – и в путь, лишь слабые пузырьки на воде говорили о том, что на дне работает водолаз. Поисками руководил Сергей Ильич, державший веревку и время от времени дергавший ее. Кстати, эти сигналы – самое простое и доступное средство связи, так водолаз получает инструкции, куда нужно двигаться. Видимость на дне, особенно илистых прудов, нулевая, и поиски ведутся почти в слепую. Ну а сопротивление воды такое, что человек может двигаться не иначе как ползком, вот откуда и «водолаз».
Спустя 15 минут Олег вынырнул. Нашел. На берегу послышался плач женщин.
– Как вам удается сохранять хладнокровие? Разве можно к этому привыкнуть?
– Это не привычка, просто со временем начинаешь относиться ко всему философски, – спокойно ответил на мой вопрос водолаз с 18-летним стажем 35-летний Евгений Малайкин, дежуривший на берегу. – Особенно тяжело, когда ищешь детей. Душа болит за несправедливо оборванную жизнь. Но это жизнь и, скорее всего, цена чьей-то ошибки.
Вновь позвонили родные пропавшего жителя деревни Шерашево Аликовского района. 14 дней назад мужчину, тоже подвыпившего, видели на пруду. Женщина, которая пасла коров неподалеку, видела, как сельчанин вошел в воду, на мгновение отвлеклась, и человек исчез. В третий раз водолазы по просьбе безутешных родственников отправились на поиски. Кстати, нередко бывает, что водолазы ищут, а человек спокойно где-нибудь в гостях отсыпается. Увы, но, судя по показаниям свидетелей, здесь не тот случай…
И в этот раз работали до последнего баллона, но вновь безрезультатно. Ребята, а в основном это молодые и крепкие люди, покачиваясь от невыносимой жары и усталости, на берегу поочередно надевали тяжелое снаряжение, по квадратам прочесывали холодный от родников пруд глубиной около 5 метров. В таких условиях можно находиться до 30-40 минут. Они, как водяные из сказок, выходили все в иле и водорослях, и если поначалу еще как-то умудрялись подшучивать друг над другом, то потом было не до смеха. Одному из водолазов стало плохо. К счастью, он довольно быстро пришел в норму.
А вообще, нагрузки на организм у водолазов огромные, недаром врачи насчитывают у них до 20 профессиональных заболеваний, одно из опаснейших – кессонная болезнь. Но она возникает на глубине более 12 метров, у нас же в республике в основном мелкие водоемы. И на Волге трагедии чаще происходят у берега. Правда, есть плотины, карстовые озера в 30-40 метров. Кстати, Евгений, как специалист еще и по подводно-техническим работам, погружался на такую глубину возле Чебоксарской ГЭС. К слову, он продолжает дело отца, а еще увлекается дельтапланеризмом.
Так что в отряде специальных работ только смелые и надежные ребята. Многие приходят сюда после службы в морфлоте. Но не все выдерживают психологической нагрузки, не привлекает и невысокая зарплата, ведь даже в выходные и праздники ты должен быть готов к выезду. «Если не мы, то кто?» – рассуждают молодые парни из тех, кто остается надолго. И, наверное, они правы. Как ни странно это звучит, но водолазы делают людям добро – от их работы зависит, смогут ли родные проводить в последний путь своих близких. И все-таки хочется, чтобы такой работы было поменьше и люди учились на чужих ошибках и помнили, какой ценой порой приходится расплачиваться за беспечность.

Опубликовано: 12 августа 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.