Александр ПЕТРОВ: К высокой должности не стремился

Но от партийных поручений нельзя было отказываться

В советские времена занять пост первого секретаря обкома значило стать руководителем региона. В октябре 1988 года в эту должность вступил Александр Петрович Петров. Он стал предпоследним первым секретарем Чувашского областного комитета КПСС. Не будет ошибкой употребить и слово — последний. Ведь тот, кто придет ему на смену, будет уже называться первым секретарем рескома партии, а не обкома. Правда, очень недолго. Указом Бориса Ельцина осенью 1991 года Коммунистическая партия Советского Союза будет распущена. Придут другие времена, взойдут другие имена.

На пороге своего 85-летия (родился Александр Петрович Петров 13 декабря 1933 года) юбиляр рассказал корреспонденту «СЧ» о тех давних событиях. Встречу он назначил на стадионе Чебоксарского профессионального колледжа, где по утрам любит пробежаться трусцой или пройтись быстрым шагом.

Из почтальона — в комсомольские вожаки

— Часто круги здесь наматываете?

— Если погода позволяет — ежедневно. Бывает, что прогуливаюсь по парку «Амазония». Я раньше ведь даже на работу пешком ходил — от кинотеатра «Сеспель» до Дома Советов. Служебной машиной не пользовался.

— Помню, помню. Это вызывало у людей удивление и восхищение одновременно.

— Ходьба — самый простой и эффективный способ поддерживать себя в добром здравии. Это у меня давняя привычка.

В 1951 году после окончания средней школы работал сельским почтальоном в родном Моргаушском районе. Разносил письма, посылки, газеты и журналы. Надо было обойти четыре деревни. Мне в колхозе начисляли трудодни, на которые можно было получить хлеб, солому, корма. Родом я из деревни Паймурзино, в семье нас было пятеро детей, я был младшим. Жили бедно, а потому каждый старался, как мог. Учась в начальных классах, увлекся чтением периодических изданий и однажды сам написал заметку о том, как в колхозе «Гвардеец» сделали пруд и начали выращивать рыбу. Ее напечатали в райгазете «Совет ялав?». Затем начал публиковаться и в республиканских изданиях, стал получать гонорары, чему был несказанно рад.

Фото из личного архива Петровых: С героем космоса Андрияном Николаевым на встрече со студентами университета.

Часть денег отдавал родителям, а часть оставлял себе. Сумел купить радиоприемник и лыжи. У почтальона Печкина был велосипед, а у почтальона Петрова — лыжи (улыбается). Зимой они добавляли ходу. А транзистор помогал быть в курсе новостей.

— В «толстой сумке на ремне», если цитировать поэта Самуила Маршака, у вас было отдельное место для своих статей?

— Да, была в сумке отдельная секция, но в ней я носил учебники. Заглядывал в них по сто раз на дню. Первоначальную мечту стать военным пришлось оставить — медкомиссию не прошел по зрению. После этого решил поступить в Чувашский педагогический институт, на истфак. Экзамены сдал успешно.

Учился заочно, продолжал работать почтальоном и писать статьи. Меня заприметили комсомольские вожаки и вскоре предложили стать заместителем секретаря комитета ВЛКСМ колхоза имени Ильича. Затем назначили заведующим организационным отделом Советского райкома комсомола Ядринского района, а в декабре 1952 года избрали первым секретарем РК ВЛКСМ и кандидатом в члены обкома ВЛКСМ.

Через 9 лет я дослужился и до первого секретаря Чувашского обкома комсомола.

Кстати

На этом эпизоде Александр Петрович прибавил шаг и предложил подняться в его квартиру, чтобы согреться и попить чаю. В этой девятиэтажке на Московском проспекте Петровы прописались в 1973 году. Александр Петрович тогда работал заведующим отделом науки и учебных заведений Чувашского обкома КПСС. По меркам постсоветских времен, большинство партийных работников жили тогда скромно: общая площадь четырехкомнатной квартиры всего–то 63,6 квадрата. Помнят старые стены, как подрастали тут дочки Таня и Надя. Учились в школе № 31, что рядом с домом. Золотые медалистки давно покинули родительский дом, обзавелись своими семьями, вырастили прекрасных детей.
Фото из семейного архива: Александр Петрович и Тамара Степановна в кругу своей семьи.
Татьяна Александровна психолог по профессии, кандидат педагогических наук, живет в Москве, а Надежда Александровна — врач-офтальмолог, доктор медицинских наук, заместитель главного врача Чебоксарского филиала МНТК «Микрохирургия глаза». Уют и покой в этой квартире создавала супруга Александра Петровича Тамара Степановна. Верный друг и советчик. Она работала председателем обкома профсоюза работников культуры, а также председателем обкома работников просвещения, высшей школы и научных учреждений, но главное предназначение видела в том, чтобы помогать мужу на нелегком поприще. Тамары Степановны не стало 4 года назад, в браке супруги прожили 57 лет. История любви, которая зародилась с первого взгляда, согревает Александра Петровича и поныне.

Перемен страшиться не следует

— В 1988 году занять пост первого секретаря Чувашского обкома КПСС было равносильно тому, что положить голову на плаху. Партия окончательно потеряла авторитет, страна жила в условиях экономического кризиса. Может, не стоило соглашаться?

— В партии от поручений не принято было отказываться. Хотя, честно признаюсь, я пытался это сделать, но безуспешно. После того как мою кандидатуру утвердили на Политбюро ЦК КПСС, я только через три дня и с очень тяжелым сердцем переступил порог своего нового кабинета. Конечно, оставаться в должности Председателя Президиума Верховного Совета Чувашской АССР, которую я занимал четыре года, было намного проще. А тут… прилавки магазинов пусты, все распределяется по талонам, зарплату на заводах задерживают, в обществе растет недовольство.

Приходилось пожинать и горькие плоды антиалкогольной кампании. Расцветала коррупция, спекуляция. Кругом шли митинги и забастовки. ЧП следовало за ЧП. 56 часов простоял сталелитейный цех Чебоксарского агрегатного завода, чего в его истории не было никогда, произошли масштабные нарушения общественного порядка в Новочебоксарске. Коммунисты начали сдавать партбилеты, парторганизация за год сократилась на 1700 человек.

Вошли в моду выборы руководителей предприятий, что ничего хорошего не сулило. На место профессионалов приходили по большей части демагоги и дилетанты. Хуже вряд ли что-то можно было придумать. Но в аппарате обкома КПСС, горкомов и райкомов партии оставались люди, на которых можно было опереться при принятии сложных решений. Они работали не за страх, а за совесть. Были проверенные кадры и на заводах, и на селе. Мы сутками не покидали своих рабочих мест, прием граждан я вел ежедневно.

Фото из архивных публикаций газеты: 25 февраля 1990 года. Митингующие требуют отставки партийного руководства Чувашии.

— В должности первого секретаря обкома КПСС вы проработали 1 год и 7 месяцев. Что-то полезное удалось сделать?

— В 1989 году нам, несмотря на все сложности, удалось увеличить производство мяса почти на 7 тысяч тонн, молока — на 38 тысяч тонн, яиц — на 8 миллионов штук. Это улучшило ситуацию на продовольственном рынке. Выросли объемы строительства школ, детских садов, были введены в строй 9 с половиной тысяч километров дорог с твердым покрытием, что в 1,4 раза больше, чем за 1981–1985 годы.

Сдано было в эксплуатацию 702,3 тысячи кв. метров жилья, почти на 200 миллионов рублей — до 1,5 миллиарда — выросло производство товаров народного потребления.

— И, несмотря на это, в июне 1990 года делегаты 42-й областной партконференции обрушились на вас с жесткой критикой и на пост первого секретаря избрали альтернативного кандидата — Валентина Сергеевича Шурчанова.

— Я на выборной конференции искренне пожелал ему удачи. Но преемнику моему пришлось пройти через еще более сложные испытания, приведшие и к роспуску партии, и к распаду СССР. Расшатав КПСС, страна потеряла управление.

— Сожалеете, что так все случилось?

— С чем сравнить то время? Вот представим, что пилоты подняли в воздух самолет, а где и как посадить его не знают. Но жизнь не стоит на месте. Перемен страшиться не следует. Не могу сказать, что свой пост покинул с облегчением, тяжело было на душе и стыдно.

Жить по совести

— Александр Петрович, а были у вас времена, когда дела шли легко, как по щучьему велению все получалось?

— Как в сказке ничего не происходило. Надо было пахать и пахать. Но я благодарен судьбе за все, что случилось в моей жизни. Например, никогда не забуду учебу в Центральной комсомольской школе при ЦК ВЛКСМ. Это 1953–1955 годы. Мне, деревенскому пареньку, посчастливилось жить в Москве, слушать лекции маститых педагогов, ученых, общаться со сверстниками из других республик СССР, посещать музеи, театры, концертные залы. Приобрел знания по психологии, философии, логике. И это мне очень пригодилось в дальнейшей работе. По окончании комсомольской школы два года подряд ездил убирать хлеб на целинных землях Северного Казахстана. Был командиром чувашского отряда. В его состав входило около 2 тысяч парней и девушек. Жили на полевых станах, еду готовили на кострах, по вечерам пели песни, читали стихи. Романтики было хоть отбавляй. Кстати, писал с целины статьи для газет «Советская Чувашия» и «Молодой коммунист». А медаль «За освоение целинных земель» стала моей первой наградой.

— А где еще вам довелось учиться?

— В 1968–1971 годах являлся слушателем аспирантуры Академии общественных наук при ЦК КПСС. Туда был направлен с должности первого секретаря Ибресинского райкома КПСС по рекомендации Ильи Павловича Прокопьева, занимавшего тогда пост секретаря обкома партии по идеологии. При всем уважении, которое испытывал к этому человеку, выехать на учебу сразу не согласился. Дело в том, что Ибресинский район вновь появился на карте Чувашии в 1964 году после административной реформы. В населенных пунктах, вошедших в его состав, не было даже света, зерна колхозники намолачивали 8 центнеров с гектара. За три года ситуацию удалось изменить коренным образом. Построили электрические подстанции. За счет улучшения агротехники возделывания зерновых урожайность подняли до среднереспубликанских показателей. Сумели построить шоссейную автодорогу от поселка Ибреси до города Канаша, а также ввели в строй десятки сельских дорог с твердым покрытием. Теперь можно было уже садиться за учебники.

Еще штрихи к портрету юбиляра

— Александр Петрович, а были в партии люди, с которых вы брали пример?

— Об одном я уже упомянул. Это Илья Павлович Прокопьев. Но для нас обоих главным наставником был Семен Матвеевич Ислюков. Он был очень уважаемым человеком в республике, ему верили. Был Ислюков и требователен, и справедлив.

— А приходилось встречаться с людской неблагодарностью?

— По большому счету только один раз. Вот мы прошлись с вами по стадиону, с которым связаны у меня самые приятные воспоминания. Но был в моей жизни и другой стадион — Центральный.

25 февраля 1990 года мне пришлось участвовать в митинге, организованном там клубом избирателей «Альтернатива». На него собрались 9 тысяч человек, которые пришли, чтобы выразить свое недоверие руководству республики. Это была часть масштабной акции, прокатившейся от Владивостока до Калининграда.

Помню, как стоял один перед разгневанными людьми. Ни одного из моих соратников по партии не оказалось рядом, не было и первого секретаря Чебоксарского горкома КПСС, хотя митинг был городской. Нет более тяжелого испытания для человека, чем предательство. С трудом удавалось находить нужные слова. Земля уходила из-под ног, никогда еще так не ныло сердце… Никакой личной вины в том положении, в котором оказалась большая страна и вместе с ней маленькая Чувашия, не было. К слову, никто из моих коллег в соседних республиках на митинги «Альтернативы» не пошел, включая руководителя Татарстана Минтимера Шаймиева.

— Александр Петрович, прошло время, семена отделены от плевел. Смею уверить, что простые люди всегда о вас говорят только хорошее. Руководство Чувашии и Совета Федерации Федерального Собрания России только что удостоили вас высоких государственных наград. Редакция газеты «Советская Чувашия» присоединяется к поздравлениям в связи с вручением вам ордена «За заслуги перед Чувашской Республикой» и почетного знака «За заслуги в развитии парламентаризма». А какими словами закончим наше интервью сегодня?

— Я очень благодарен людям, с кем пришлось идти по жизни и работать рука об руку. Радуюсь успехам сегодняшних руководителей республики, тому, как похорошели Чебоксары.
Хочу поделиться со всеми большой радостью. Было у меня две правнучки в семьях Димы и Оли, и вот 2 декабря родилась еще одна девочка, у внука Саши. Назвали ее Юной. Имя латинское, означает «единственная». Каждый из нас по-своему уникален.

 

 

Опубликовано: 11 декабря 2018 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.