Пожертвуйте на зарплату волонтеру!..

НЕ ВСЕ СРЕДСТВА НА ЛЕЧЕНИЕ ДЕТЕЙ ДОХОДЯТ ДО АДРЕСАТА

В будний день подземный переход у крупного торгового центра в Чебоксарах полон людей. Горожане и приезжие спешат на работу, за покупками или просто прогуливаются. Здесь же торгуют косметикой сетевики, раздают флаеры работники близлежащих магазинов, собирают на жизнь музыканты… Но если эти ребята делают свое дело тихо-мирно, то молоденькие парни и девушки в ярких накидках с надписями «Гражданский активист» ведут себя очень назойливо. Преграждают прохожим путь по лестнице, предлагают бросить денег в стеклянный ящик «на лечение ребенка», а получив отказ, настаивают: «Хотя бы пять-десять рублей!»
Существует ли в реальности ребенок, чья фотография размещена на коробе? Действительно ли кипа бумаг в руках у «волонтера» — настоящие документы? Какова репутация благотворительного фонда, от имени которого работает «активист»? В суете и спешке людям некогда разбираться. Нет-нет да и летит купюра в ящичек. Между тем уличные сборы нередко бывают мошеннические, утверждают специалисты.
Ситуацию в благотворительности и, в частности, уличные сборы не так давно обсуждали на заседании рабочих групп Общественного совета при уполномоченном при Президенте России по правам ребенка. Участники разговора дружно высказались за официальный запрет уличных сборов. Как объяснила присутствующим координатор проекта «Все вместе против мошенников» Мила Геранина, сбор средств на улице неэффективен для легальных фондов из-за большого количества сопутствующих расходов, в том числе на оплату труда. И, по ее словам, «можно утверждать, что почти 100% уличных волонтеров занимаются мошенничеством».
В качестве примера сомнительной благотворительной организации на заседании назвали фонд «Сильные ребята», зарегистрированный в Новочебоксарске. При предполагаемом ежемесячном «заработке» в 11 миллионов рублей он отчитывается о тратах в размере нескольких десятков тысяч рублей, приводит прозвучавшие на встрече цифры Российское агентство правовой и судебной информации.

«Волонтеры», чаще несовершеннолетние, искренне считают, что своей работой помогают детям. Фото автора

«Советской Чувашии» удалось связаться с Милой Гераниной. Она рассказала, что представителей подозрительной организации с новочебоксарской «пропиской» люди встречали также в Твери, Екатеринбурге, Ижевске, Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге. А в июле руководитель филиала фонда в Твери по имени Алексей обратился в правоохранительные органы, посчитав действия руководства мошенническими.
Реакция полиции вызвала тогда массу вопросов, вспомнила Мила, присутствовавшая в отделении в день, когда парень писал заявление (именно Геранина с коллегами раскрыли ему глаза). Стражи порядка даже не знали, что спрашивать у руководителя филиала, а она объясняла: «волонтеры» получали за свою работу деньги, но их трудовые отношения никак не были оформлены; сам Алексей тоже не был «оформлен»; никак не зарегистрирован и филиал в Твери. Деньги переводились напрямую на личную карту учредителя, также рассказала полицейским Геранина. И, наконец, нормальные фонды не собирают пожертвования на улицах. Но итог похода в полицию оказался неутешителен: в возбуждении уголовного дела Алексею отказали. На словах доверчивые правоохранители дали удивительное пояснение — учредитель фонда якобы пообещал им приехать в Тверь со всеми чеками и документами о перечислении денег детям…
Набрав в поисковике «Сильные ребята», можно узнать об этом фонде много интересного. Он, и правда, в апреле 2016 года зарегистрирован в Новочебоксарске, в учредителях значатся трое. Но на сайте фонда нет контактных данных руководителей — только единый федеральный номер.
«Поисковики» выдают и занимательные истории о данном фонде — о том, как журналистам из разных регионов России удавалось устраиваться на работу в его филиалы. «Волонтерам» там выдавали неопломбированные ящички, которые по окончании трудового дня легко вскрывались «менеджерами». Самому волонтеру доставалось 20 проц. собранных денег, из того же ящичка брались деньги на зарплату руководителя филиала. Мелочь уходила на нужды офиса. Сколько доходило и доходит до детей и достается ли им вообще что-то, остается только догадываться.
…На прошедшем в Чебоксарах 20 августа «Творческом бульваре» прохожих развлекали клоуны и музыканты, представляли свое умение спортсмены и мастера народных промыслов. Среди толпы горожан и гостей столицы бродила одинокая девушка: на ярко-желтой накидке — надпись «Гражданский активист», на прозрачном ящике — фотография мальчика Семена из Краснодара. «Какую организацию вы представляете?» — спросила я у нее. «Аурелия», можете посмотреть всю информацию вот на этом сайте, а я волонтер», — показав на адрес сайта на ящике, ответила девушка. Представилась она Инной, оказалось, что ей 17 лет.
«За деньги работаете?» — задала я следующий вопрос. «Конечно! Кто будет работать бесплатно?» — почти возмутилась девушка, видимо, не ведая, что волонтер — это как раз и есть человек, не получающий за свой труд денег.
«Наверное, процентов двадцать получаете?» — поинтересовалась я и получила утвердительный ответ: каждый вечер ящик вскрывается, «активист» получает свой процент, остальная сумма кладется в сейф.
О том, что ящик должен быть опломбированным (а у Инны он с обычным дешевым замочком) и вскрывать его нужно в присутствии комиссии, девушка, видимо, тоже никогда не слышала. «Вы знаете, сбор на улицах — это не очень хорошо, — попыталась я вразумить юную леди. — Есть даже законодательная инициатива запретить такие сборы». На что Инна лишь недоуменно пожала плечами, протягивая ящик женщине с купюрой в руках. «На ящике я вижу номер счета мамы, значит, можно и ей напрямую деньги перечислять?» — попыталась я найти хоть какое-то разумное и честное обоснование работы девушки. «Можно, но зачем заморачиваться, проще же бросить денежку на месте!» — на этот раз вполне резонно рассудила Инна.
По сообщениям СМИ, двое учредителей фонда «Сильные ребята» прежде также состояли и в фонде «Аурелия», от имени которого и вела в День города сбор денег юная Инна. О том, что деятельность «Аурелии» довольно сомнительна, рассказала «Советской Чувашии» Марина Петрова, трудившаяся несколько лет назад в филиале фонда в Краснодаре. Про имеющуюся вакансию супервайзера она узнала на сайте бесплатных объявлений: за работу с документами и набор персонала предлагали неплохую зарплату, офис в центре города и свободный график. Юрист по образованию, она сразу поняла?— что-то в деятельности фирмы не так, но решила присмотреться.
По ее словам, оказалось, что «Аурелия» не состояла на учете в налоговой службе Краснодарского края, инкассация проходила без присутствия третьих лиц, как положено по закону, здесь и речи не шло о человеке, который бы регулярно клал деньги на расчетный счет компании, а не в руки промоутерам и супервайзерам… Не в порядке были и документы подопечной фонда девочки Марии — похоже, руководству компании просто было лень ими заниматься.
Вслед за Машей подопечным фонда стал Семен (тот самый, с чьей фотографией и сегодня собирают деньги на чебоксарских улицах). Промоутеры (или «гражданские активисты») получали 20 проц. от собранной ими за день суммы, супервайзеры, как вспоминает Марина, 10 проц. от принесенного промоутерами, еще около пятнадцати забирал себе руководитель филиала.
Не пожелав участвовать в таком сомнительном деле, Марина уволилась из «Аурелии» и дала интервью саранскому телевидению, рассказав все, что знает. И нарвалась на угрозы — к ней приходили и звонили со словами «Убьем, закопаем»… Правда, филиал в Краснодаре все же закрылся, после скандального случая, когда «активист» забыл свой бокс на скамейке. «Сейчас они обросли юристами, после многочисленных проверок стали тщательнее относиться к своей деятельности, как-никак этот «бизнес» приносит большой доход, — отметила Марина. — Тут и речи не идет о благотворительности, хотя я и могу понять маму Семена, для которой никакая сумма не бывает лишней».
«СЧ» удалось связаться и с матерью ребенка, которая подтвердила, «Аурелия» и правда уже несколько раз оплачивала реабилитации ее сыну со сложным диагнозом. В 2016-м фонд перечислил им больше миллиона рублей, собранных за год. В то время как «другие благотворительные организации отказывают, а реабилитации нужны постоянно». При таком раскладе понять женщину действительно можно. Но все портит нехитрая математика, согласно которой один только филиал в Краснодаре в день собирал не меньше тридцати тысяч и, значит, в год — больше миллиона. Сколько таких филиалов по России и, соответственно, сколько миллионов уже собрано, знает только руководство фонда.
В этом году 249 российских благотворительных организаций подписали мораторий на сбор уличных пожертвований. Согласно документу признается порочным сбор наличных денег от имени фондов вне согласованных благотворительных мероприятий и вне стационарных ящиков. Между тем в людных местах Чебоксар и сегодня периодически появляются «гражданские активисты» «Аурелии», а на сайтах бесплатных объявлений еще можно найти вакансию «в дружную команду промоутеров» — со свободным графиком и зарплатой от 150 до тысячи рублей в день…

КСТАТИ
Судя по новостям в региональных СМИ, помимо Чебоксар фонд «Аурелия» cейчас работает в Вологде, Йошкар-Оле, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге, Новороссийске, Нижнем Новгороде, Ульяновске, Петербурге…

Имена и фамилии героев публикации, а также названия фондов изменены. В случае необходимости редакция готова сообщить реальные данные правоохранительным органам. Также мы согласны выслушать точку зрения руководителей фондов — к сожалению, дозвониться до них нам не удалось.

МНЕНИЯ
ЮРИЙ КИСЛОВ, председатель Чувашского регионального отделения «Российского детского фонда»:
— К сожалению, часто бывает, что человек вешает на себя какую-то коробочку и призывает положить в нее деньги для Машеньки, Коленьки… Народ у нас добрый, жалостливый, и люди этим пользуются. Я считаю, что это неправильно и на улице собирать деньги не надо.
Понятно, когда деньги перечисляются на расчетный счет, в кассу благотворительных организаций или опускаются в ящики в торговых комплексах — например, лет двадцать собирают деньги в стеклянный короб в Доме мод, эти деньги отдают конкретному детскому дому. А когда пожертвования собирает непонятный человек, такие вещи надо запрещать.
Если говорить о Российском детском фонде, он в этом году отмечает тридцатилетие, в феврале будущего года тридцать исполнится и нашему региональному отделению. Мы ежегодно официально проводим благотворительные марафоны, а еще к нам обращаются предприятия с просьбой перевести нуждающимся деньги через фонд. Мы заключаем договор, перечисляем деньги, составляем акт выполненных работ и копии этих отчетов отправляем в Москву, кроме того, нас периодически проверяет ревизионная комиссия.

ВЛАДИМИР СТЕПАНОВ, главный внештатный специалист-педиатр Минздрава Чувашии:
— Сегодня очень много лжеволонтеров, которые собирают деньги якобы на медицинскую помощь детям с тяжелыми заболеваниями, которых в реальности не существует. Люди по своей человеческой наивности и по незнанию жертвуют деньги… Я бы настойчиво рекомендовал прежде поинтересоваться, существует ли в природе такой ребенок. Для уточнения информации можно обратиться в отдел организации медицинской помощи матерям и детям Минздрава Чувашии. Потому что все дети, нуждающиеся в высокотехнологичной помощи, как правило, проходят через данный отдел. И они имеют все возможности эту помощь получить, причем абсолютно бесплатно. Что касается фондов, о которых идет речь в публикации, за помощью в республиканский Минздрав они не обращались, мы с ними не сотрудничаем.

МИЛА ГЕРАНИНА, координатор проекта «Все вместе против мошенников»:
— Как не нарваться на мошенников? Помогать надо осознанно. Не действовать импульсивно, а выйти в Интернет и поискать информацию об организации, которой собираетесь помочь. У фонда должна быть прозрачная отчетность. Нормальные некоммерческие организации никому не перечисляют средства наличными, они всегда оплачивают, например, реабилитацию непосредственно медицинским учреждениям. Они выкладывают счета из этих медучреждений, копии документов о перечислении туда денег, акты о вскрытии ящиков, всегда подписанные в том числе независимыми экспертами. Суммы, указанные в актах, должны совпадать с суммами, перечисленными в медучреждение. Про честный хороший фонд наверняка есть информация в СМИ — о том, что он провел какую-либо ярмарку, помог какой-то семье…

 

Фото Максима Васильева: Подавая деньги на улице, стоит помнить: помочь бездомному лучше, купив ему еды, помочь больным детям — перечислив средства через проверенный фонд.

 

Опубликовано: 25 августа 2017

3 Ответы

  1. Это какой мразью надо быть, чтобы присосясь к больному ребёнку, набивать свои карманы? Забирать большую часть денег или все деньги себе. Не понимаю правоохранителей. На лицо явное мошенничество, причём особо циничное, а они не видят состава преступления. В последнее время многие спекулируют на людской доброте. Часто вижу в подземном переходе одних и тех же людей- якобы инвалидов, к которым, не стесняясь, на виду других людей, подходит молодой парень и забирает выручку, даёт какие то инструкции. Или мужик, который собирает деньги на билет до Ядрина (написано на плакате). Тех же «гражданских активистов» с портретом ребёнка на ящике. Обычных бухариков, собирающих на очередной фанфурик. Года три назад такого разгула просящих милостыню мошенников не было. Сам частенько давал кому-то10 руб., кому-то 5 руб. Одной милой бабушке оставил несколько раз по 50-100 руб. Сейчас жалелка кончилась. Видимо, атрофировалась из-за наглости этих зелёных «гражданских активистов», которых развелось вагон и маленькая тележка. Пора вводить в школах отдельный предмет » Мораль и аморальность». Аморальность и цинизм молодёжи зашкаливает.

  2. Статья шикарная!!! Я в восторге!!! Хоть у вас это в общем доступе появилось. У нас так и ходят человеки в желтых или зеленых фартучках и собирают деньги. А как поищещь так и детей таких нет.
    У меня был случай, когда идя по Москве я увидела такого сборщика с очень знакомой мне фотографией.
    На фото была моя дочь. Которой уж точно никакого лечения не требовалось. Фото было украдено из забытого в парке фотоальбома. Название фонда сейчас не вспомню, но ни по одному из трех номеров никто не отвечал, руководителей полиция не нашла. А сам сборщик ничего не знал, но если честно был бит мной же. Может и не стоило, но тогда со своими эмоциями я не совладала.

  3. Лично я никогда не верила и не верю так называемым «волонтерам»! Хотя признаюсь, было дело, сама 2 или 3 раза бросала деньги в стеклянный ящик! Ведь знала, что деньги не дойдут до адресата! Они настоящие мошенники, настырно «вытаскивают» твоими же руками твои же деньги из твоего же кошелька, не дают прохода! Мы же жалостливые… Вот они этим и пользуются! И вообще, почему нельзя официально запретить эту работу «волонтеров»?! Помогать надо! Но осознанно!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.