Ключи от этногенеза

На полевой сезон 2017 года у археологов большие планы. Они продолжат изучение стоянки Шолма эпохи палеолита в Цивильске, Сендимиркинского могильника в Вурнарском, Иваньково-Ленинскогогородища в Алатырском и Сюрбей-Токаевского селища в Комсомольском районах. Фото автораЛЕТОМ ИСТОРИКИ ОПЯТЬ ОТПРАВЯТСЯ ИЗУЧАТЬ ДРЕВНЕЧУВАШСКИЕ ПАМЯТНИКИ

К немногим народам Поволжского региона,  которые имеют возможность проследить развитие своей культуры на протяжении многих веков, относится, например, мордва. Так много найдено этому свидетельств. К сожалению, чувашская археология об этом пока может только мечтать. Но археологи республики настойчиво работают и ищут. Об этом и других направлениях своей работы они рассказали студентам и журналистам.
КАРТА СОЗДАВАЛАСЬ ЦЕЛЫЙ ВЕК
Но сначала сотрудники археологического сектора Чувашского гуманитарного института, вдохновленные тем, что их многолетний труд выдвинут на соискание Госпремии Чувашии в области науки и техники, рассказали о трехтомной «Археологической карте Чувашской Республики».
– Это очень важное издание не только для археологии, но и для гуманитарной науки в целом, для истории нашей республики, – сказала ведущий научный сотрудник ЧГИГН Наталья Березина. – Карта создавалась более 100 лет. Было несколько попыток ее издания, и вот, наконец, она вышла.
В трех томах этого научного труда собрано более трех тысяч памятников археологии. Хотя и это еще не все памятники, большая часть наверняка не открыта и ждет своих первооткрывателей. Как рассказывает один из авторов труда, известный чувашский археолог Евгений Михайлов, первые попытки создания археологической карты территории современной Чувашии были предприняты до революции. То есть еще в Казанской и Симбирской губернии. Правда, назвать их подлинными археологическими картами нельзя. Но все же это были первые собранные сведения и обобщения.
Например, известное Тигашевское городище, объект российского значения, впервые было упомянуто в книге 1900 года. Затем, в золотое десятилетие развития краеведения, в 1920-е годы, Козьма Элле практически создал рукописную археологическую карту Чувашии. Но также с непроверенными сведениями, где большую часть информации об объектах древности собирали с помощью анкет. Еще одна карта была создана в 1940-е годы. Первой опубликованной считается работа Василия Каховского в 1957 году. Труды Гуманитарного института на эту тему выходили и в 1970-х годах. Первоначальная рукопись нынешнего издания была создана в конце 80-х. У ученых было опасение, что книгой воспользуются «черные копатели». Но ведь она нужна и для науки, и для того, чтобы именно эти древние памятники охранять.
«ЧЕРНЫЕ КОПАТЕЛИ» ОСТАЮТСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМИ
Кстати, ни на одной из встреч с журналистами или студентами ученые не обходят тему «черных копателей». Археологи бьют тревогу по этому поводу уже больше 20 лет. А в наш регион грабителей этого направления тянет как магнитом.
– Сложилась целая группа людей, некоторых мы знаем по сайтам, они и не скрывают своих лиц и имен, – говорит Наталья Березина, – и огромный пласт памятников, такие как святилища, разграблен  почти полностью. И это очень большая проблема.
К сожалению, эта проблема для многих незаметна. Ведь древние памятники – в поле, на природе, как за ними уследишь? Поэтому никто, кроме самих жителей республики, живущих реально на своей земле, не способен защитить и сохранить наше историческое наследие. Ведь мы сегодня рискуем окончательно потерять некоторые страницы истории.
ВОЛЖАНЕ В АНТИЧНЫХ ЗЕРКАЛАХ
Между тем археологи в прошлом году сделали немало интересных открытий. На территории Заволжья, где расположен большой комплекс уникальных археологических памятников, их известно более 30 возрастом от 9 до 5 тысяч лет, учеными совместно с ЧГПУ имени И.Я. Яковлева была организована экспедиция по изучению памятников каменного века. А конкретно изучалась Мукшумская стоянка. «СЧ» подробно писала об этой экспедиции. Исследователям она была интересна в плане представления об этнокультурной карте региона в тот период. Именно тогда, 8–9 тысяч лет назад, шло формирование оседлого населения на нашей территории, волжско-финской языковой общности.
Еще одни раскопки велись в Вурнарском районе, в самом центре республики. О них рассказал Николай Мясников.
– К моменту начала нашей эры, к первому тысячелетию, на территории нынешней Чувашской Республики и шире, по Поволжью, постепенно сложились будущие летописные  народности, финно-угорские в первую очередь. Это будущие мордва, марийцы, мещера, меря, удмурты, коми и так далее. Конкретно наша территория была одним из тех регионов, где формировалась ранняя мордва. И наши раскопки в Вурнарском районе, в районе Сендимиркинского грунтового могильника, позволяют выявить и изучить самые ранние этапы ее формирования.
Как и первая экспедиция, которая проводилась совместно с Институтом археологии Академии наук Татарстана, эта также была совместной, но уже с Мордовским государственным педагогическим институтом. Уникальные исследования ведутся с 2012 года. И на сегодня раскопано 1000 кв. м площади памятника, расположенного в истоках небольшой реки Буртасница, впадающей в Средний Цивиль. Кроме древних погребений, которых изучено 63, команда археологов не пренебрегает и более поздним по времени памятником – это чувашская кереметь 16–18 веков – ее тоже изучают. И в ближайшее время это будет первая киреметь, полностью изученная археологами.
Но основные усилия направлены на изучение могильника позднеримского времени. Он позволяет проследить преемственность культуры ранней мордвы от более раннего Андреевского кургана к уже более развитой древнемордовской культуре. Для археологов это пока уникальная ситуация. В прошлом году археологи изучили 17 погребений и обнаружили удивительные вещи. Например, огромные по размерам захоронения. Самое большое – размером 6х2,5 м и 2 м  в глубину. К тому же среди погребенных оказались только женщины и дети (лишь трое мужчин на 63 захороненных).  Где хоронили мужчин и были ли они там вообще – осталось загадкой.
Уникальными были и найденные предметы. И наиболее интересные обнаружены именно в мужском погребении. Это  воинский инвентарь – кинжалы, наконечники копий и стрел, а также конское снаряжение. Были найдены накладки, бляхи, в том числе сделанные из зеркал. Специалисты смежных наук также выяснили, какое дерево использовалось в обряде (липовая кора), из чего делались, например, нагайки (дикая слива). А нынешние исследования должны показать физическую антропологию, то есть к кому они были ближе, к монголоидам или  европеоидам.
МОНЕТА НА СЧАСТЬЕ
И еще одно исследование проводилось в районе деревни Сюрбей-Токаево Комсомольского района, где изучали позднее средневековье 14–15 веков. Самый крупный памятник сельского поселения позднезолотоордынского времени, который, к сожалению, на протяжении многих лет грабился «черными копателями». Тем не менее сохранность культурного слоя здесь уникальна, до нас дошли жилища и постройки. Они позволили выяснить вид печи, выявить сени-тамбур с глинобитным полом. Теперь археологи планируют провести реконструкцию срубной постройки. Изучен здесь и этнокультурный состав. По предварительным данным, в 15 веке местное финно-угорское население продолжало развитие именно здесь. Но, согласно мнениям историков, это и то время, когда сюда пришли булгары-чуваши, которые в будущем широко здесь расселились и смешались с местным населением.
– Мы как раз хотим поймать этот момент, – объясняет Николай Мясников. –  Предпосылки к этому есть. По керамике, по большей части финно-угорской, мордовской и марийской, но и в булгарских и русских традициях. То есть это уже смешанный состав населения. Большое количество находок связано с хозяйственной деятельностью: косы, серпы, зернотерка, замки, ножи, множество фрагментов чугунных котлов, пряслица, сковородки и украшения. Из датирующих вещей – находка ордынской монеты второй половины 14 века.
Археологи планируют продолжить раскопки и лучше понять этнокультурную ситуацию, которая позволит выйти и на этнокультурный исторический процесс в крае. Археологически зафиксировать стадию завершения формирования чувашской народности очень сложно, но необходимо,  считают ученые.

КСТАТИ
В одном из погребений найдено до семи сотен различных бус. Причем и зеркала, и бусы – «импортные», из античного мира, с юга, здесь их не изготавливали. То есть связи этого населения были достаточно дальними. В 2013 году на основании найденных остатков с помощью сотрудников Государственного исторического музея специалистам удалось полностью восстановить головной убор. И теперь известно не только как он выглядел, но и какого цвета была ткань, даже какого способа переплетения. Такая реконструкция для финно-угорской археологии была проведена впервые.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.