Академик Чазов: Не терпите боль!

dsc_9292.jpgАкадемик Евгений Иванович Чазов еще при жизни стал легендой. От его работы зависели жизнь и здоровье руководителей Советского государства, а также правящей элиты стран Азии и Африки, европейских социалистических стран. Его пациентами были крупнейшие деятели науки и искусства. Но в историю медицины Евгений Иванович вошел еще и по другим причинам.
Он вместе с коллегами занялся разработкой препаратов, которые были бы эффективны при инфарктах. И Советский Союз стал первой страной, где начали применять тромболизис – растворение тромбов в сосудах. Только через десять лет этот метод взяли на вооружение врачи других стран, и теперь благодаря ему миллионы людей, перенесших инфаркт, не только выживают, но и возвращаются к полноценной жизни. Евгений Иванович был первым руководителем здравоохранения, кто связал государственную безопасность со здоровьем нации и создал систему диспансеризации населения, которая спасла миллионы жизней. Потом, в 90-е, она рухнула вместе с государством, но теперь начинает восстанавливаться. И опять академик в числе застрельщиков: курирует кардиологию, возглавляет научно-производственный комплекс, где изучают сердечно-сосудистые заболевания, разрабатывают новые препараты.
Разговаривать с Евгением Ивановичем легко и просто: у него, несмотря на восьмидесятилетний возраст, въедливый ум и цепкая память, а то, что он академик почти всех известных академий, орденоносец и легендарный ученый, имевший доступ к великим мира сего, забываешь в первую же минуту. Причем разговора с ним пришлось ждать долго: пока академик не познакомился с работой ведущих клиник республики, не встретился с Президентом Чувашии Николаем Федоровым, с журналистами он общаться не стал. Сопровождать его, пока он осматривал клиники, человеку, далекому от медицины, было скучно: два-три вопроса, касающихся организации лечебного процесса, к главному врачу, и тут же профессиональный разговор с практикующими докторами. Сколько пациентов принимают, какого возраста, сколько сельского населения, сколько городского, какая летальность, какие методики лечения выбирают, чем руководствуются. В сосудистом центре обсуждалась работа и первичных центров в районах: как работают там, чем им помогают специалисты центра, насколько хорошо налажена технология консультаций, используется ли телемедицина. Создание сосудистых центров в России – это единственная возможность помочь людям, пострадавшим от инфаркта и инсульта. И эту идею кардиологической помощи населению академик вынашивал и претворял в жизнь еще в прошлом веке и теперь с удовольствием занимается восстановлением этой системы, только уже на современном уровне.
Сделано очень много: появились новые методики лечения, новые препараты, стала доступной процедура лекарственного растворения тромбов в сосудах сердца и мозга, ее делают уже в сельских больницах. И уже мало кто вспоминает, что в начале шестидесятых годов прошлого века тромболизис отказывались признавать, а потом делали только в особых случаях, «особым» пациентам. Почему при таких серьезных денежных вливаниях, таком внимании к службе смертность от заболеваний сердечно-сосудистой системы не уменьшилась в разы? Мы что-то делаем не так? Евгений Иванович не согласен:
– За три года смертность от сердечно-сосудистых заболеваний снизилась и внушает нам оптимизм в нашей будущей борьбе с этим заболеванием. За первую половину этого года по сравнению с таким же периодом прошлого года, по данным официальных государственных стандартов, у нас смертность уменьшилась на 30 тысяч. Я думаю, что 30 тысяч семей были счастливы, что их родные и близкие остались с ними. Но эти цифры нас не устраивают. Мы должны к 2020 году снизить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в 2 раза, то есть довести ее до уровня 1989 года.
Многие годы с самых разных трибун говорилось о том, что российское здравоохранение как отрасль никуда не годится, врачи работают плохо, поэтому у нас высокая смертность. И далеко не каждый мог сказать не только о том, что медицина с перестройкой отброшена назад, ее нужно восстанавливать, но и о том, что для снижения заболеваемости нужна стабильная, спокойная обстановка в стране. Потому что как только у нас очередной кризис, так заболеваемость сердечно-сосудистой системы, а значит, и смертность, возрастают.
Евгений Иванович, опережая вопросы журналистов, сказал, что наша республика достигла очень многого: построен кардиодиспансер, который работает двадцать пять лет. И он специально приехал поздравить коллег с юбилеем, потому что когда-то стоял у истоков создания кардиодиспансеров. Открыт сосудистый центр. Работает он недавно, но как только развернется – изменит ситуацию в республике коренным образом.
В Чувашии прекрасный центр травматологии, детские больницы. Не хватает реабилитационных центров. С Президентом республики Евгений Иванович говорил об их создании. Восемьдесят процентов людей, перенесших инфаркты и другие заболевания, могли бы возвращаться к прежнему труду, если бы удалось восстановить систему реабилитации, которая была в советские времена и которую разрушили. Как не вспомнить тут санатории-профилактории, которые были у каждого крупного завода или фабрики и лечение в которых было бесплатным для сотрудников.
Тут же возник вопрос: а как заставить частного собственника заботиться о здоровье тех, кто работает у него на предприятии? Евгений Иванович живо откликнулся на вопрос, потому что сам не раз его поднимал. Он считает, что наши профсоюзы бездействуют: на Западе в контракте, который заключается с работником, непременно оговариваются условия не только охраны труда, но и охраны здоровья с подачи профсоюзов.
Академик не раз встречал в Америке и других странах обычных рабочих, отдыхающих на курортах за счет работодателя, а у нас санатории, построенные в советские времена, занимаются зарабатыванием денег. И вовсе не заинтересованы в восстановлении здоровья обычных людей. Ну разве сможет себе позволить лечение на курорте рабочий или служащий, если пребывание там стоит две с половиной тысячи за один день?! Неужели трудно хозяину хотя бы заключить договор с врачом и платить ему полставки, чтобы он раз в неделю приходил на его предприятие, осматривал всех, кто в этом нуждается, и, если есть необходимость, направлял их к специалистам на лечение? Ведь на яхты и спортивные клубы у бизнесменов деньги есть, почему бы не подумать о тех, кто на них трудится?
И вообще многое, считает Евгений Иванович, зависит от человеческого фактора: «Вот не было бы у вас в республике человеческого фактора, ни о каком возрождении медицины и речи быть не могло бы. Вы посмотрите, какие энтузиасты у вас работают!»
Невозможно было не задать академику конкретный вопрос по лечению гипертонии. Многие люди, пожилые и не очень, страдающие артериальной гипертонией, с трудом примиряются с мыслью, что утро приходится начинать с приема препаратов, причем глотать нужно не одну-две пилюли, а много больше. Когда-нибудь будет создана одна таблетка для гипертоников?
– Этот вопрос из серии: а когда полетим на Марс или построим на Луне город? – вздыхает академик. – Человечество давно мечтает о чудо-таблетке, но причин возникновения гипертонии много, а потому и лекарств немало. Тут важна мудрость доктора: не переборщить с препаратами. А таблетки при гипертонии пить нужно обязательно. Вообще-то все, о чем мы говорили, вы можете вырезать или вычеркнуть, а вот то, что я скажу дальше, обязательно оставьте. Это очень важно.
У нас пятьдесят процентов больных погибает на дому! У человека схватило сердце, он принял нитроглицерин, не помогает, а он все терпит. Не терпите! Наша терапия эффективна только в первые три часа. У вас замечательная «скорая помощь», замечательные врачи. Они владеют современными методами лечения, которые успешно помогают в большинстве случаев. Это тромболитическая терапия, которая восстанавливает коронарное кровообращение, это ангиопластика, которая у вас успешно внедряется благодаря энтузиазму чувашских врачей. Эти методы восстанавливают кровообращение сердца и головного мозга до 90%. Поэтому, если вам стало плохо, не терпите, а вызывайте «скорую помощь»!
И второе. Не проходите мимо, если видите, что человеку стало плохо и он упал. Пятьдесят процентов погибших могли бы жить, если бы им вовремя была оказана медицинская помощь!

Один Ответ

  1. У моеого сына острая пневмания лежал в больнице в реанимации, недавно выписали, сейчас опять температура 38 дышит очень часто………

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.