Василий СИМСОВ: Мне было шестнадцать. Началась война

Василий Кондратьевич на встрече с гимназистами. Фото cap.ru…ОНА НАУЧИЛА РАДОВАТЬСЯ ЖИЗНИ КАК ПОДАРКУ

28 февраля фронтовик, видный партийный работник и хозяйственник Чувашии Василий Симсов отметит 90 лет. Несмотря на возраст и слабое здоровье, юбиляр не сдает позиций – встречается со школьниками, ведет ветеранскую и краеведческую работу в родном Шумерлинском районе. «Молодежь растет хорошая, но, к сожалению, оторвана от истории страны

. Недавно выступал перед 8–9-ми классами, а они даже не слышали про «Молодую гвардию» и защитников Дома Павлова. Будем работать!» – бодро настроен ветеран Великой Отечественной войны. Вот как Василий Кондратьевич рассказывает о тяжелых 1940-х.
– Когда началась Великая Отечественная война, мне было 16 лет. Немецкие фашисты уже к осени 1941-го оказались у ворот Москвы. По приказу Госкомитета обороны нас, 16-летних парней, со всеми трудоспособными колхозниками деревни Торханы призвали на строительство оборонительных укреплений вдоль берега реки Суры. Призвали с тысячами людей из Шумерлинского, Ядринского, Красночетайского, Порецкого, Алатырского и других районов Чувашии и Мордовии. Зима была морозная, до минус 42 градусов. В таких невероятно труднейших условиях мы строили землянки, окопы, дзоты и другие оборонительные сооружения. Техники не было. По 16–18 часов долбили ломами и кирками мерзлую землю. Ежедневная норма – 3 кубометра земли. Но, несмотря на трудности, строительство рубежа было завершено досрочно за три с небольшим месяца…
А в конце декабря 1942 года я вместе со своими сверстниками 1925 года рождения был призван на службу в Красную Армию. Так мы, не достигнув 18-летия, были направлены в войсковую часть на станции Сурок Марийской АССР. Нас муштровали, как положено. Жили в лесу в землянках, спали на нарах, постелью служили хвойные ветки. Зимней одежды и обуви не давали, в морозы носили пилотки вместо шапок. Многие бойцы болели, умирали от голода и холода. Слышал, что для проверки приезжала комиссия ГКО, навела там порядок…
А нас отправили в Гороховецкие лагеря, расположенные в Горьковской области. По пути удалось еще раз увидеться с мамой – наш эшелон проезжал через станцию Шумерля. Маму удалось предупредить телеграммой… На станции она сразу узнала меня, хотя я был сильно истощен. Прослезились, обнялись, мама дала мешок с сухарями. И наш эшелон отправился дальше.
Условия в Гороховце были хуже, чем в Сурке. В день давали 600 граммов хлеба и миску перловой каши на пятерых человек. Кто быстрее миску схватит, тот больше черпанет, но все равно сытым не будет. Ко мне с продуктами и сухарями приезжала моя сестра Женя. Сейчас думаю, какой это был смелый поступок в то опасное и трудное время. Благодарю ее по сей день…
В августе 1943 года нас в полном составе отправили на фронт. Едва достигли Ржева, налетели фашистские стервятники и начали бомбить наш эшелон. Так началась для нас война. Наша часть с боями так называемого местного значения продвигалась к Витебску. От вражеских оккупантов были освобождены Ржев, Великие Луки и другие населенные пункты. В октябре 1943 года наша 47-я дивизия 4-й ударной армии (куда входил наш 334-й стрелковый полк) вместе с другими частями штурмовала город Невель Псковской области. Бои шли двое суток, несколько фашистских дивизий сдались в плен, врага разбили. После этого приказом Верховного главнокомандования нашей дивизии присвоили звание Невельская.
Но самые тяжелые бои ждали нас впереди. Много крови наших бойцов было пролито в сражениях за город Городок под Витебском. Я тогда командовал отделением в звании старшего сержанта. Вот как это было. Немцы двинули на нас свои самоходки и танки. Но мы не дрогнули. Мое отделение, вооруженное двумя расчетами ПТР, и соседние по обороне подразделения разбили несколько фашистских танков, в том числе два «Тигра», одну самоходку, ликвидировали несколько десятков фрицев. За успешное проведение операции награды получили многие мои товарищи, в том числе и я – орден Славы III степени…
В боях под Витебском я потерял своего лучшего друга по Гороховецким лагерям, моего земляка Ванюшку Покулаева из деревни Пояндайкино, друга из Мордовии Колю Малошкина, многих других товарищей… При освобождении только одного Шумилинского района Витебской области, где с жестокими боями проходила наша 47-я Невельская, смертью храбрых погибли более пятидесяти солдат и офицеров – уроженцев Чувашии. Все лежат в братских могилах на белорусской земле.
В боях на Витебщине я получил серьезное ранение позвоночника, левой стопы и тяжелую контузию. И все же выжил! Хоть и стал инвалидом. После госпиталей в июле 1944 года был демобилизован и продолжил свой жизненный путь в условиях мира. Я горжусь, что белорусские друзья и ветеранские организации посылают мне весточки и поздравления в честь Дня Победы и других памятных дат. Эти телеграммы, открытки и письма очень дороги мне. Они хранятся в моем личном архиве рядом с фронтовой перепиской. Перечитывая их, я еще и еще раз вспоминаю, как мы в годы военного лиха защищали от фашистов Родину-мать! Молодые, еще не вкусившие мирной жизни…

ИЗ ДОСЬЕ
Василий Кондратьевич Симсов после войны вел хозяйственную и партийную работу в Шумерлинском районе, с 1969 по 1981 год возглавлял райисполком. Имеет множество наград как за ратный, так и за мирный труд, среди которых ордена Славы 3-й степени и Отечественной войны 1-й степени, два ордена «Знак Почета», медали «За добросовестный труд» и «За трудовое отличие». Вместе с супругой Анастасией Ильиничной вырастили трех детей, которые подарили семерых внуков.

Василий Кондратьевич на встрече с гимназистами. Фото cap.ru.

Опубликовано: 25 февраля 2015

Один Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.