В Чувашии живут казаки

атаман22ЛЮБО, БРАТЦЫ, ЛЮБО…
Казаком может стать каждый, но одного желания недостаточно

Кажется, далека Чувашия от донских и кубанских просторов, а казаки живут и здесь. Более того, с 90-­х годов прошлого века в республике действует несколько официальных казачьих обществ. О деятельности двух из них – Атаманской станицы Николаевской и Казачьего культурного центра – беседа с атаманом, заслуженным художником Чувашской Республики Валерием Бобковым.
– Валерий Константинович, откуда все же казаки в Чувашии?
– Все, что происходит в России, происходит и у нас в республике. В 1991 году президентом Борисом Ельциным был подписан ряд указов, принят Федеральный закон «О реабилитации репрессированных народов», в том числе и казачества. И сразу же стали создаваться общественные объединения граждан, которые называли себя казаками. У истоков казачьего движения Чувашии стояли родовые казаки.
И в историческом плане, хотя наш край и не казачий, определенная связь с казачеством есть. Дело в том, что сторожевую линию вдоль реки Суры, то есть границу Руси, которая проходила по крепостям Ядрин – Курмыш – Алатырь, охраняли и казачьи сторожевые отряды. После завоевания Казани и расформирования сторожевой линии многие казаки остались на освоенных ими землях. Архивные документы подтверждают, что в селах Языково, Сур­-Майдан, Междуречье, Кувакино, Сыреси и некоторых других жили казаки. К примеру, упоминание о селе Стемасы встречается в жалованной грамоте царя Михаила Федоровича казаку Харитону Семеновичу от 1620 года: «Мы, великий государь, царь и великий князь Михайло Федорович всея Руси пожаловал его, Харитона, поместьем в Алатырском уезде, что ему дано из наших дворцовых сел жеребьем с. Стемасы в вотчину».
Известно также, что свыше тридцати казачьих семей, среди которых были две чувашские и одна мордовская, приняли участие в образовании на Дону городка Вешки, впоследствии ставшего станицей Вешенской.
– Вы упомянули родовых казаков, есть еще какие-то другие?
– Казаки разделяются на родовых, то есть потомков какого­-либо казачьего рода, и поверстанных или приписных, то есть принятых в казачество. Приписным может быть любой гражданин Российской Федерации, достигший 18 лет, который признает устав, прошел кандидатский стаж и принял присягу. Да, казаки принимают присягу на Евангелии и Кресте.
– То есть, допустим, я могу прийти и сказать, примите меня, я разделяю ваши ценности?
– Да, можете. Но заявления для этого недостаточно. Вы должны быть человеком православного вероисповедания. И если покажете себя с хорошей стороны, то через два года испытательного срока собирается круг и решает – принять кандидата в приписные казаки или нет. Так было всегда. А потомственными или родовыми будут считаться только внуки приписного казака. И при условии, что казачью службу наряду с ним несут и его дети, а жена находится в казачестве. В казачестве род ведет мужчина.
– А вы, Валерий Константинович, к какому казачьему роду относитесь?
– Я потомственный казак в восьмом поколении. Мой отец из донских казаков, мать русская, из Алатыря. Познакомились они в Чувашии. С войны отец, командир разведроты, вернулся с тяжелыми ранениями и приехал в Чуварлеи в санаторий на лечение, мама там работала…
– Казаки раньше считались военным сословием…
– Да, уникальное по своей сути военно-­крестьянское сословие, которое в мирное время прекрасно содержало само себя, в случае же войны профессиональные воины мгновенно выступали на защиту Отечества. Но сами себя казаки считали народом со своим особенным укладом жизни, бытом, обычаями, традициями…
– Вы уже несколько раз подчеркнули понятие «казачьи традиции». Чем, к примеру, они отличаются от русских?
– Я бы выделил свободолюбие, преданность воинскому долгу и Отечеству, коллективизм, взаимопомощь, физическое и нравственное здоровье, веротерпимость… Еще, и это главное, казаки – глубоко верующий народ. И сегодня мы, то есть казаки станицы Николаевской, стремимся свою жизнь строить по православному укладу – каждое воскресенье ходим в церковь Михаила Архангела (там хранится наше знамя), молимся, встречаемся с батюшкой. Когда молятся мужчины, это дело особое: они главы семей, родов. Если глава семьи не молится о домочадцах, не исповедуется, не причащается, то о каком благополучии рода может идти речь?..
Да, казаки всегда строили храмы и продолжают это делать. Это мы в свое время подняли вопрос о строительстве храма Воздвижения Креста Господня в районе речного порта, который взорвали в 1979 году, а сейчас бьемся, чтобы в Чебоксарах появился памятник Петру и Февронии, памятник верности, надежде и любви. Казаки считали семью святыней.
– Если я правильно понимаю, казак – это образ жизни. И сегодня быть в казачестве, значит…
– Соблюдать десять заповедей божьих, любить свой народ и с уважением относиться к другим народам, изучать казачьи традиции для того, чтобы применять их в жизни, придерживаться православной веры…
– Вы, Валерий Константинович, возглавляете сразу две казачьи организации – Атаманскую станицу Николаевскую и Казачий культурный центр. В чем разница между ними?
– В настоящее время в России существуют два направления возрождения казачества. Первое – это реестровое, второе – общественное. В историческом понятии оба направления осуществляла казачья община. И это было единое общество и неделимое. Вот к чему мы должны стремиться, вот в этом плане работают оба казачьих коллектива.
Казачий культурный центр – это самостоятельная общественная организация, зарегистрирована в 2010 году. Ее основные задачи – возрождение и развитие культуры казачества как неотъемлемой части российской культуры. И, конечно же, изучение исторического прошлого, традиций и обычаев, быта казачества и их пропаганда. Ведь для того, чтобы уважать традиции и обычаи другого народа, надо глубоко знать и чтить свои.
Атаманская станица Николаевская – это Станичное казачье общество, входит в состав Приволжского казачьего округа и подчиняется Всевеликому Войску Донскому. В свою очередь станица имеет свои филиалы (представительства) – хутора. Они у нас есть в Вурнарах – хутор «Георгиевский», в Алатыре – «Казачья слобода», в Чебоксарах – «Чебоксарская застава». Деятельность осуществляется согласно уставу. Например, мы оказываем помощь при чрезвычайных ситуациях, помогаем при организации больших православных праздников, участвуем в крестных ходах…
– С молодежью ваши организации работают?
– Конечно. В вурнарской средней школе № 2 по нашей инициативе создан кадетский класс, учащиеся которого изучают историю казачества, вероисповедание, есть у них уроки военной и строевой подготовки. Ежегодно проводим военно-­спортивную игру «Георгиевец», где участвуют все школы района. Кстати, нынче она пройдет 4 октября.
– Готовите будущих казаков?
– Мы не преследуем такую цель. Просто хотим, чтобы дети понимали, что такое казачество, и с уважением относились к нему. Потому мы обеими руками за то, чтобы в казачьих кадетских классах обучались дети разных национальностей. А быть казаком или нет, решать им самим.
Конечно, за двадцать лет не построить ту общину, что разрушилась. Но хочется создать казачье общество, в котором развивались бы те ценности, которые приумножались веками.
– И в чем вы, Валерий Константинович, видите миссию казачества сегодня?
– Вся суть казачества выражена в девизе «За Православную веру, казачество и Отечество!» И самая главная цель нашего движения – внесение своего вклада в развитие республики, страны и, как говорили наши предки, «Быть добру!»