Не забывается такое никогда

Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года, а закончилась 2 сентября 1945 года. Отрадно, что нашим государством последняя дата празднуется сегодня как День воинской славы. На этой самой страшной войне XX столетия пришлось воевать и мне. Прошло столько времени, но память цепко хранит все эпизоды моего фронтового пути.
В армию был призван 18-летним парнем в августе 1942 года. А вскоре, прервав учебу в Первом Московском пулеметном училище, меня направили на фронт, в 238 Карачевскую Краснознаменную орденов Суворова и Кутузова 2 степени стрелковую дивизию (так она называется сегодня). В ее составе и прошел всю войну, воевать, правда, пришлось в разных полках.
Незаживающую рану в душе оставили сражения на Курской дуге. Только за полдня боев 14 августа 1943 года наша рота из 40 человек не досчиталась 25 боевых товарищей, восемь из них были убиты, 17 ранены. В декабре 1943-го ранили и меня. Слава Богу, ранение оказалось легкое, и вскоре я уже был в 837-м стрелковом полку в Могилевской области Белоруссии. Там я, вчерашний пехотинец, стал одним из номеров расчета станкового пулемета «Максим».
Зиму 1944-го простояли в обороне, по одну сторону болота мы, по другую – немцы. По весне перебросили к другому болоту – за ним опять вражеские окопы, а поле до болота заминировано. Предупредили, сюда часто за языком приходят вражеские разведчики. Так оно и случилось. В 20-х числах марта заметили крадущихся к нам вражеских лазутчиков, начали стрелять из автоматов. Разведчики ушли, а немцы в ответ открыли по нам артиллерийско-минометный огонь, из 12 человек нас осталось только восемь. Среди погибших был стрелок, мой пожилой земляк Павлин Моисеев (1901 г.р.) из деревни Еметкино Козловского района…
Вечером пришли штрафники, сказали, наступление на том участке начнут они… Мы же под утро, хлебнув наркомовские 100 грамм, поднялись в атаку на другом участке. Добежали до первой линии вражеских окопов – немцев нет, добежали до второй – и тут враг ожил, обрушив на нас всю мощь своего оружия. Не успели обдумать приказ: «Зацепиться и не отступать», как последовал другой: «Уничтожить вражескую минометную батарею, находящуюся неподалеку». Плотной цепью двинулись на лес, а он оказался заминированным… Я даже не понял, как обожгло правую ногу, и очутился на снегу. Смотрю, рядом лежит мой напарник Андреев. Он наступил на мину, его – насмерть, а меня ранило…
Ранение, на мое счастье, тоже оказалось не тяжелым, и вскоре я опять был в своей родной дивизии, теперь в 693-м артиллерийском полку. В его составе участвовал в белорусской наступательной операции «Багратион», в ликвидации окруженной немецкой группировки (более 110 тыс. человек). В местечке Кайковский разведчиком нашего дивизиона был взят в плен командующий войсками 4-й немецкой армии генерал-лейтенант Мюллер.
Вскоре он подписал приказ своим войскам о прекращении военных действий против Красной Армии в условиях отсутствия боеприпасов и продуктов питания… После чего многие немецкие солдаты стали добровольно сдаваться в плен. Так, однажды к командному пункту нашего артполка четким строем пришли 160 безоружных немцев во главе с фельдфебелем. В другой раз в разведке мы столкнулись с группой немцев в 15-20 человек. Только у одного из них был автомат. Так его товарищи вынудили разбить оружие. И мы без единого выстрела взяли их в плен. А в третий раз, 9 июля 1944 года, группа безоружных немцев пришла на опушку леса, где мы расположились на обед. Возиться с ними было некогда, мы спешили на Запад, потому просто вывели их на шоссе, и они сами пошли в освобожденный Минск сдаваться. Анализируя все эти события, наши 50-летние «старики» (мы их звали «папаша») говорили: «Сынки, войне по всем приметам приходит конец». Так оно и оказалось…

Александр ШМЕЛЕВ,
младший сержант, учитель русского языка и литературы.

Опубликовано: 2 сентября 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.