Едем мы, друзья, в дальние края…

два комбайнераНа одном из уроков в Шоршелской средней школе Мариинско-Посадского района попросили рассказать о работе на целине летом 1957 года на Алтае и в 1958 году в Казахстане.
Слово «целина» до сих пор ассоциируется у меня с бескрайними степными просторами, жаркими днями, холодными ночами с яркими звездами на небе и, безусловно, работой. Трудились здесь студенты Чувашского педагогического института имени И.Я. Яковлева с каким-то особенным азартом: хотели внести свой вклад в сбор богатого хлеба.
Что же характерно было для целинников? Необыкновенный подъем и энтузиазм. Студенты жили и трудились далеко не в идеальных условиях. Но не показывали виду, словно не зная усталости. Какую только работу нам не поручали: и подготовку тока под зерно, и скирдование, и заготовку дров, и отправку хлеба на элеватор. Весь день, а иногда всю ночь – на току, в поле. Студенты работали копнильщиками, помощниками штурвальных. И нужно было видеть, как парни и девушки из ЧГПИ справлялись со своими обязанностями. Перекрывали порой задания в 7-8 раз. И полторы-две нормы – это было делом чести будущих учителей.
комбайнерА сколько новых друзей появилось у нас на целине! Рядом с нами работали студенты из Москвы, Челябинска, Минска. Это была поистине большая многонациональная семья целинников, в которой все друг к другу относились с уважением и любовью. Помню, как-то приезжал к нам чешский корреспондент, который оставил в книге почетных гостей такую запись: «Впервые вижу чувашей. Впервые вижу людей, которые работают подобно механизмам». Слова «чувашей» и «подобно механизмам» были дважды подчеркнуты красным карандашом.
В битве за хлеб подружились с местным населением. Они удивлялись, как чувашские парни и девушки могли трудиться без отдыха порой двое, а то и трое суток подряд. Начальник сводного отряда студентов Чувашии Глеб Варенов говорил, что страна дала им поручение огромной важности. И выполнить его мы считали делом чести.
Школьники спросили: «Какую работу я выполнял на целине?» Сначала помогал бригадиру Алексею Иванову в расстановке рабочей силы. Однажды пришел управляющий и спросил: «Кто работал лафетчиком?» Все молчали, но мой друг Петр Матвеев сказал, что в бригаде есть студент, который работал помощником комбайнера с известным в Чувашии механизатором Никитой Бурзуевым, и указал при этом на меня.
В тот же день с местным трактористом Николаем Мощенко мы выехали на алтайское поле. Здесь алтайская пшеница встретила меня как огромное золотое море. Не было ей ни конца, ни края. Как пригодилось тогда, что двоюродный брат Никита с шестого класса брал меня на лето весовщиком при комбайне «Коммунар», а затем и своим помощником! Трудились мы с Николаем Мощенко неплохо. По косовице пшеницы поставили с ним третий рекорд по стране и заслужили право называться героями уборки алтайского урожая, скосив 600 гектаров вместо суточной нормы в 99 гектаров.
В институт мы вернулись с богатым «урожаем» наград. Сводный отряд Чувашии занял первое место среди других тружеников по уборке целинного хлеба, многие студенты были награждены почетными грамотами молодежных организаций страны и Казахстана, значками «За освоение новых земель». Мне из ценных подарков дали отрез на костюм и вручили наручные часы, а домой родителям я отправил 50 пудов отборной алтайской пшеницы, полученной за работу.

Егор ВАСИЛЬЕВ-БУРЗУЙ

Опубликовано: 19 марта 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.