Лесные страдания

Жаркой выдалась нынче весна. Черемуха пышно цвела. Но ягод ее почти не видно.
«Ведь традиционных черемухиных холодов не было», — скажет читатель. Да, в пору цветения черемухи температура воздуха даже не приблизилась к минусовой, а последние заморозки пришли в начале второй декады июня, и то не повсеместно, когда окрепли даже завязи яблони. Но с черемухиными холодами, отмечают лесоводы, благополучие черемухи напрямую не связано. Те холода, называемые возвратными погодными явлениями, одинаково опасны как для черемухи, так и для других плодово-ягодных растений. Но и чрезмерное тепло не на пользу. Оно — благо для вредителей. А их у черемухи — более полусотни видов. Правда, сама она обладает фитонцидами, способными убить мышь. Но это противоядие на букашек не действует. Объяснения тому пока нет. Возможно, полагают лесоводы, в ряде мест нынче погода оказалась благоприятной для вредителей, которые и уничтожили часть соцветий. Кстати, понятие «черемухины холода» есть и в чувашском языке, так же называют это явление татары. Любопытно и то, что чувашское название черемухи звучит почти так же в узбекском, казахском, башкирском языках. Выходит, с этим деревом предки чувашей познакомились в глубокой древности, когда без границ жили в большой семье тюркских народов.
Черемуха, конечно, переживет потерю урожая ягод, к тому же ломать ее будут меньше. А вот вязу из своей беды, похоже, самому уже не выкарабкаться. Чебоксарцы замечают, что в пригородных лесах это дерево погибает буквально на глазах. Умирают даже молоденькие, пышно распустившие листву весной. Лето только началось — уже бросаются в глаза пожелтевшие кроны средь сочной зелени. И так каждый год. Может, горожанин своими не всегда аккуратными выходами на пикники так сильно нарушает режим жизни вяза, дерева, сравнимого по крепости с кленом?
Человек тут ни при чем, считает большой знаток наших лесов, бывший глава лесного хозяйства республики Петр Тихонов. Вяз, оказывается, столь быстро погибает от так называемой голландской болезни. Она для этого дерева опасна так же, как другая — для экономики, тоже именуемая голландской. Напомним, вторая зараза чревата для страны, валюта которой уверенно укрепляется, как, например, сегодня у России. Но дело это поправимое. А вот главный враг вяза — очень живучий грибок, который внедряется под кору и начинает выделять ядовитое вещество, способное погубить дерево за год. Да еще такой хитрый, что умеет обосноваться там, где не ведется Борьба с короедом, и заражает их поколения за поколениями, а те разносят заразу по здоровым вязам.
О том грибке мир узнал в начале 20-го века. Вскоре США отказались от импорта вяза из Голландии, а также из всей Европы. Но это не спасло оба континента. Зараза уверенно пошла по всей планете. В наши леса, вспоминает П. Тихонов, она вступила в начале 50-х. Подавляли ее химической обработкой, проще говоря, дустом, который в изобилии вырабатывался Вурнарским химзаводом и попутно уничтожал все живое. Нынче он запрещен. Наука называет еще один способ борьбы с грибком — изъятие больных деревьев. Однако дрова сегодня, после всеобщей газификации, мало кому нужны. Лесхозы и так завалены ими, а в лесах — завалы валежника. Так что грибок, пожалуй, может жить припеваючи. Ладно хоть другие виды деревьев, кроме вяза и ильма, ему не под силу.
Туго придется нынче и орешнику, особенно растущему в пригородных лесах. Урожай орехов выдался отменный. Лет пять такого не было. Значит, ломать будут кусты безжалостно. Впрочем, рано строить прогнозы — бывает, орехи сжигает молния.

Кстати…
Опытные грибники советуют: если вы срезали или заметили перестоявший гриб, то лучше оставить его продетым в веточку. В таком положении его споры будут разноситься на большую площадь и дадут новые грибницы. Это можно проверить в будущем году.