Крест Дадиани

5-21Так вышло, что отечественный боевик «Мальтийский крест» с Александром Иншаковым в главной роли был показан по первому телеканалу аккурат в День города Чебоксары. Получился своеобразный реверанс в сторону земляков художника по костюмам в этой картине модельера Игоря Дадиани.
– Если говорить о кино, то мы привыкли связывать ваше имя с режиссером Светланой Дружининой и ее историческими картинами. Как вы умудрились угодить в современный боевик? – интересуюсь у мастера.
– Видимо, оценили опыт, качество работы. А я от приглашения Иншакова отказываться не стал – всегда интересно попробовать что-то новое. Тем более что с современностью работать сложнее. В историческом кино, по сути, главное – на совесть изучить эпоху, тонкости и нюансы одежды той поры. А современный костюм должен отражать характер героя, его эго, социальный статус, привычки, отношение к жизни и так далее. При этом он обязан органично смотреться в контексте всего фильма. Мы с моей чебоксарской командой придумали и сшили более 150 костюмов для ведущего состава и около тысячи для массовки. На эту колоссальную работу потратили пять месяцев. Вообще я горжусь этой картиной – в наше компьютерное время настоящее каскадерское кино большая редкость, а здесь трюки представлены в полном объеме. Кстати, из-за множества дублей некоторые костюмы приходилось шить в нескольких экземплярах. Впрочем, в этом ли только трудность…
– О чем вы?
– Художник отвечает не только за одежду, но и за драгоценности, грим. И порой приходится принимать нестандартные решения. Например, герою Юрия Соломина понадобились усы. Мои волосы подходили идеально и по цвету, и по структуре. Пришлось расстаться с шевелюрой, которая на то время у меня была. Естественно, ничуть не жалею – Соломина считаю уникальной личностью, а не только актером, и что-то для него сделать было приятно.
Особая ответственность у художника кинокартины – чтобы внешний вид героев сохранялся одинаковым независимо от того, в какой последовательности снимаются эпизоды. Чтобы не получилось как в фильме «Собака на сене», когда только что у героини Маргариты Тереховой перо на шляпе было слева, а в следующем эпизоде уже справа.
– Мальтийский крест вам вручили за одноименный фильм?
– Эту награду получил, цитирую, «за вклад в развитие и сохранение русских национальных традиций в современном костюме». Полагаю, это за все мое творчество, все же я не только киношный художник, но и модельер, создавший немало коллекций. Впрочем, и в кино далеко не новичок. «Мальтийский крест» – уже седьмой мой фильм, до этого были шесть картин с Дружининой. Познакомились мы лет восемь назад в Орле на очередном конкурсе красоты, она была в жюри. Мои наряды так ей понравились, что известный режиссер кричала «Браво!», словно восторженная девчонка. Очень непосредственный человек. На фуршете разговорились. И вдруг в день Пасхи получаю сценарий и предложение стать художником для главных персонажей фильма из цикла «Тайны дворцовых переворотов». Согласился сразу. Следующее сильное впечатление получил, когда Дружинина распахнула передо мной двери своей костюмерной и оттуда вылетела стая моли. «Вот, – сказала она мне. – Здесь все, начиная аж с «Гардемаринов». Сумеете навести порядок и влюбиться в это царство, будем работать вместе». Я рылся в этом море исторических костюмов счастливый, как котенок на помойке, и, конечно же, влюбился.
– Планируете работать с ней дальше? И вообще в каких проектах намерены участвовать?
– В 2013 году Дому Романовых исполняется 400 лет. Безусловно, это большая дата для России и Европы. К ней, вероятно, будут созданы еще два фильма, в том числе о петровской поре. Рассчитываю работать в них как художник. Дружининой буду верен до конца. Что касается других проектов, то это мюзикл, посвященный Коко Шанель, который ставит один из московских театров.

Опубликовано: 7 сентября 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.