На экзамен с глушителем

На этой неделе в республике началась выдача свидетельств с результатами единого экзамена. Событием этим завершен первый этап ЕГЭ: позади основные и резервные экзамены, пройдена процедура апелляции. Об итогах первой волны, приятных и не очень, – интервью с заместителем министра образования и молодежной политики республики Светланой Петровой.
– В целом по оценкам результаты неплохие, – говорит Светлана Владимировна. – По двум обязательным ЕГЭ средний балл чуть лучше, чем в прошлом году: по русскому языку 63 (в 2010-м – 61,4), по математике – 52,9 (51,8). Прибавилось стобалльников: в прошлом году высшую оценку на ЕГЭ получили 58 человек, в этом – 64. Хотя на самом деле отличных результатов больше. Трое выпускников – Лариса Иванова и Александр Сидорин из Чебоксар, Кристина Мурзукова из Ядрина – стобалльниками стали дважды. А Иван Николаев из чебоксарской гимназии № 1 сдал на высший балл сразу три ЕГЭ, по русскому языку, математике и физике.
Лучше стала ситуация с предметами по выбору. Все больше ребят подают заявки на ЕГЭ по таким непростым дисциплинам, как физика, биология. Но пока еще не так много учеников – в этом году чуть более 300 – выбирают английский язык. Хотя сейчас это очень востребованный предмет.
Самые же слабые позиции у нас в информатике. За три последних года по этому ЕГЭ не было ни одного стобалльника, в текущем году 8 процентов ребят, сдававших экзамен, не смогли набрать минимального количества баллов. Хотя для экзаменовки информатику они выбрали сами. Предстоит анализировать причины, и одна из них уже ясна: около 80 процентов школьных преподавателей информатики – это переобученные учителя физики и математики.
– Вопрос о проблемах российских. В этом году в стране скандалы вокруг ЕГЭ стали многосерийными. Сначала уволена чиновница из Адыгеи, помогавшая ребятам на экзамене. Затем в известной социальной сети выложены ответы на задания тестов. И, наконец, недавно отчислены студенты одного из московских вузов, сдававшие за выпускников ЕГЭ по математике. Как Вы думаете, почему нарушения шли так массово?
– В штатном режиме ЕГЭ в стране проводится уже третий раз. Регионы постепенно осваивают технологию проведения экзамена, недобросовестные люди видят слабые места – и используют их. А самое слабое звено – это все-таки не новые технологии и Интернет, в первую очередь – человеческий фактор. К сожалению, не только ученики, но и сами учителя показывают не лучшие образцы правовой культуры.
– А какие нарушения были у нас? Помог ли порядку на экзаменах полный запрет на сотовые телефоны?
– В целом необъективных результатов ЕГЭ, мне кажется, в этом году все-таки меньше, чем в прошлом. Потому что в два раза было увеличено число независимых инспекторов ГЭК. Вместе со специалистами отдела надзора они работали на всех экзаменах, во всех проблемных южных районах – Батыревском, Комсомольском, Яльчикском. После того как в министерство стали поступать жалобы из Урмарского района, инспектирование усилили и там.
Попытки пронести и использовать мобильники на ЕГЭ все же были, но меньше, чем в прежние годы. А в подтверждение того, что рисковать не стоило, приведу пример. Выпускница, сдававшая ЕГЭ в одном из райцентров республики, сфотографировала на мобильник тесты и выложила их в Интернет, чтобы друг решил ей задания. Парень, правда, мало чем помог. Вышло только хуже. Через несколько дней девушку вычислили, аннулировали результаты ее экзамена. Правда, шанс исправиться все-таки дали: математику школьница сможет пересдать во вторую волну ЕГЭ, и в случае положительного результата получит аттестат.
Материалы о нарушениях в этом пункте проведения ЕГЭ мы сейчас направили в МВД и прокуратуру республики. По закону, напомню, за такие нарушения положен административный штраф, достаточно большой, от 20 до 40 тысяч рублей. Надеемся, на будущее других это предостережет…
– Но ведь есть простой выход: поставить в школах глушители, и мобильник будет просто бесполезен…
– Такое предложение представители Минобрнауки России выдвигали еще в самом начале эксперимента с ЕГЭ. Но тогда к нему неоднозначно отнеслись представители сотовых компаний, некоторые юристы. Приводили даже пример: в зоне глушения оказалась беременная женщина, и случись что – она не сможет вызвать «скорую помощь». С другой стороны, сейчас технологии вышли на новый уровень, приборы глушения могут взять «под колпак» одну только школу. Предлагаются и другие варианты: установить у входа в школу турникеты, через которые невозможно пронести сотовые телефоны, поставить в классах видеокамеры…
– И в туалетах тоже?
– Вот еще одна проблема. С одной стороны, вроде неэтично, с другой – туалеты тоже, так сказать, «зона риска». Инспекторы рассказывали, что за время экзамена (а длится он как минимум три часа) некоторые дети по 10-15 раз отпрашивались в туалет. Что делать – запретить? Поставить наблюдателей у кабинок? Регламентировать, сколько раз можно выйти из класса?
И все же с современной техникой часть проблем можно было бы снять, свести до минимума риски человеческого фактора. Ведь и министр образования России А. Фурсенко недавно говорил о необходимости установки в пунктах проведения ЕГЭ приборов глушения. Конечно, стоит такая техника недешево, надо будет все прикинуть по финансам, посчитать расходы. Важно еще, чтобы при этом в федеральных нормативных документах было четко прописано – все пункты проведения ЕГЭ необходимо оснастить турникетами, приборами глушения, видеокамерами. Если экзамен единый, то и правила должны быть едины для всех

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.