Счастье вернуться домой

Это была эйфория, хотя слово это тогда мало кто знал и мало кто использовал в своей речи.

Радовались все. Те, кто дождался с фронта своего солдата. Те, кому еще не выпало такое счастье.

Даже те, кто получил на своих отца, мужа или сына зловещую похоронку, понимали, что смерть родных людей не оказалась напрасной, — она привела к Победе, сделала возможным этот не указанный ни в каких календарях праздник, день возвращения с войны.

Каждой семье хотелось не только радоваться этому событию дома, хотелось пройти со своим фронтовиком по улице, чтобы видели все, каким он стал бравым солдатом — вся грудь в орденах и медалях. Да и на тех, у кого на груди висела лишь одна медаль, никто не косился укоризненно. Все знали, каково это — совершить подвиг на войне.

Но еще мало кто знал или догадывался, что через неделю-другую Красная Армия снова вступит в войну и что вопреки ее сравнительной скоротечности и нашей победе не обойдется без крови и потерь среди бойцов и командиров…

28 июля 1945 г., суббота

Главное событие, которое освещает газета «Красная Чувашия» в этот день в номере 144, — встреча в Чебоксарах эшелона с демобилизованными красноармейцами. Этот репортаж стоит того, чтобы мы в год 75-летия Победы привели его с минимальными сокращениями.

Встреча победителей

«В Чебоксары прибыл из Берлина первый эшелон с демобилизованными.

Вчера в полночь обычная трансляция Чебоксарского радиоузла была прервана: «Внимание! Сегодня ночью в Чебоксары прибывает из Германии эшелон с демобилизованными воинами Красной Армии… Все на встречу славных воинов-победителей!»

И в этот полночный час на станцию двинулись автомашины, потянулись вереницы людей. Песни, радостное возбуждение царили в эту ночь в здании вокзала. Ослепительные ракеты взлетали в темное небо, многоцветный фейерверк озарял собравшихся встретить дорогих гостей.

…Рассветало, когда вдали над лесом показался белый дымок. — Поезд!.. Товарищи, поезд идет! Встречающие быстро заполняют перрон. Постепенно замедляя ход состав приближается к вокзалу. Тысячи километров — от Берлина до Чебоксар — пробежали эти вагоны. В берлинском предместье был сформирован этот эшелон. Вот уже видны лица бойцов. Они усталы, но радостны. Навстречу им летят цветы, раздаются приветственные возгласы… Лязгнули последний раз буфера. Первые бойцы прыгают на песок станционных путей. К воинам бегут, обнимают их, целуют, десятки дружеских рук выхватывают у них вещи, выносят на перрон…

На обтянутую красным полотном, украшенную бархатными знаменами автомашину поднимаются представители советских партийных, комсомольских организаций, военком Чувашской АССР подполковник Рязанов, военком г. Чебоксары подполковник Елизаров, офицеры.

Открывая митинг, секретарь Чебоксарского горкома ВКП(б) тов. Ислюков говорит: «Поздравляем вас, дорогие воины-победители, с возвращением в родные края!.. Слава героической Красной Армии! Да здравствует величайший полководец всех времен Генералиссимус Советского Союза товарищ Сталин!» Дружное ура в честь любимого вождя раздается кругом. Ему, великому Сталину, посвящены лучшие чувства советских людей.

Начальник политотдела военкомата Чувашской АССР подполковник Тютиков, обращаясь к демобилизованным, призывает их активно включиться в мирный, созидательный труд, быстрее залечить раны, нанесенные стране войной, еще выше поднять военную и экономическую мощь родины.

С теплым приветствием от рабочих, инженеров, техников, служащих предприятий г. Чебоксары выступает тов. Винокурова: «Трудящиеся столицы Чувашии давно ждут вас. Добро пожаловать, дорогие наши защитники!»

«Транспорт — родной брат Красной Армии, — говорит начальник станции Чебоксары инженер-лейтенант движения тов. Шувалов. — И кто из вас до войны работал на транспорте, милости просим снова к нам (гул одобрения). Вместе, честно, по-солдатски будем служить родине!»

На трибуне — бывший колхозник Сундырского района старший сержант Толстов. Славные солдатские знаки отличия — ордена Красной Звезды и Славы 3-й степени, две медали «За отвагу» и медаль «За боевые заслуги», — сверкают на его груди. «Передаю вам, дорогие земляки, привет от тех, — говорит он, — кто только что вернулся победителем с немецкой земли. Мы водрузили знамя Победы над Берлином потому, что нам помогал весь советский народ. И те, кто еще остался в Берлине, просили меня передать боевой привет вам, дорогим землякам, славным труженикам тыла!»

С глубоко прочувствованной речью выступает сержант Паршиков. Он — русский, работал в Белоруссии. Когда началась война, Паршиков эвакуировал свою семью в Марийскую АССР, где ее хорошо приняли, заботились о ней. Сейчас он едет через Чебоксары к семье. «И здесь меня встречают как родного! — восклицает сержант. — Везде я свой, близкий… Вот она, наша дружба народов, наша сила!.. Да разве нас победит кто-нибудь?!.. Мы едем из Берлина, чтобы работать на благо родины, и я даю вам слово, друзья, что фронтовики не уронят своей чести и в мирном труде».

И когда взволнованный воин провозглашает здравицу в честь Красной Армии, в честь Генералиссимуса Советского Союза товарища Сталина, который привел нашу Родину к победе, долго не смолкают крики «ура» и горячие аплодисменты.

Митинг окончен. Окруженные друзьями, родными, знакомыми, фронтовики идут к машинам. И машины мчат их в город по просыпающимся улицам, а женщины выходят из домов, улыбаются, кричат: «А моего не привезли?» «Приедет!» — несется в ответ.

В столовой гостей ждет сытный завтрак. Девушки, сбросив вещевые мешки, спешат к умывальникам смыть дорожную пыль, тайком достают зеркальца, смотрятся. Бывалые солдаты, участники нескольких войн, довольно расправляют усы, басят: «Земляк, а земляк! По сто грамм пропустим, за встречу?»

Вот бывший агроном Наркомзема сержант Мочалов, отвоевавший за свою жизнь третью войну. Вот два друга из Марийской Республики Иванов и Бронников: они сражались бок о бок всю германскую войну 1914-1918 гг. и случайно встретились несколько дней назад в Берлине, когда формировался эшелон в Чебоксары.

Вот бывшая учительница из Козловского района Алевтина Баранова, бывалая военная телефонистка, заслужившая орден Красной Звезды и три медали. Вот бывшие работники ОРСа Мариинско-Посадской судоверфи Рогов и Соснин, вместе штурмовавшие логово фашистского зверя.

Бывалые солдаты держат себя подчеркнуто по-военному, лихо козыряют офицерам, даже каблуками прищелкивают. А глаза у всех влажные: не скрыть солдатам, расстрогала их встреча!

Вот и завтрак пришел к концу, и машины развозят демобилизованных в общежития, на пристань, в горвоенкомат, по домам. Сердечно прощаются боевые друзья, желают успеха друг другу — успеха в новой жизни, в замечательной нашей жизни, отвоеванной потом и кровью, чудесно озаренной светочем сталинского гения. Их ждут везде. Ждут как героев-победителей, как соратников в предстоящем труде во имя Отчизны…»

 

Напомним, об одном из участников этой встречи победителей, старшем сержанте из Сундырского района Константине Никитиче Толстове, «СЧ» уже рассказывала («Портрет одного победителя. Ехал я из Берлина», номер за 27 июля 2016 г.).

Нельзя не сказать несколько слов и об упомянутой в репортаже уроженке Чебоксар сержанте Алевтине Васильевне Барановой, демобилизовавшейся с должности заместителя начальника телефонной станции штабного взвода 829-й отдельной роты связи 372-й стрелковой дивизии, награжденной орденом Красной Звезды. Вот строки из ее представления к награде.

«Тов. Баранова, находясь на центральной телефонной станции, 18 января 1944 года дежурила на коммутаторе бессменно 22 часа, быстро и своевременно отвечая на все вызовы командира дивизии и начальника штаба использовала все запасные и обходные линии, что дало возможность командиру дивизии и начальнику штаба бесперебойно запрашивать обстановку и давать указания. Во время разгара боя тов. Баранова была переведена на запасной КП в дер. (неразб., — Авт.), где также, прилагая все силы и умения, образцовой работой показала свою самоотверженность и преданность своей Родине».

 

29 июля 1945 г., воскресенье

Телефонист батареи 76-мм орудий 17-го гвардейского кавалерийского полка 5-й гвардейской кавалерийской дивизии имени Г.И. Котовского 3-го гвардейского кавалерийского корпуса гвардии красноармеец Андрей Терентьевич Терентьев из деревни Кумаркино Ядринского района награжден медалью «За отвагу». Вот строки из наградного листа: «1 мая 1945 года в бою за переправу у озера Торнов-Зее тов. Терентьев, находясь на НП (наблюдательном пункте, — прим.Ред.) командира батареи, умело и быстро передавал команды на ОП (огневые позиции, — прим. Ред.) батареи. Немец, обнаружив НП, открыл сильный артиллерийский налет. Пренебрегая опасностью, тов. Терентьев продолжал выполнять задачу связи, трижды восстанавливая под разрывами вражеских снарядов связь с ОП батареи, тем самым обеспечивал управление батареей и выполнение поставленной ей задачи».

 

30 июля 1945 г., понедельник

Больше двух месяцев прошло со дня окончательного разгорома фашистской Германии. Но Вторая мировая война продолжается… В этот день американский тяжелый крейсер «Индианаполис» был торпедирован подводной лодкой императорского флота Японии. Это трагическое событие вошло в историю ВМС США как самое массовое по числу погибших (883 человека). А сам «Индианаполис» стал последним крупным американским кораблем, потопленным во Второй мировой войне.

Советский Союз на тот момент в войне с Японией не участвовал. Официально он объявит ее позднее, 9 августа 1945 года, ровно через три месяца после Дня Победы…

   Фото с сайта waralbum.ru. О судьбе «Индианаполиса» и его экипажа рассказывает снятый в США художественный фильм «Крейсер». В России этот фильм вышел на экраны в сентябре 2016 года.

 

31 июля 1945 г., вторник

В «Красной Чувашии» публикуются Указы о награждении Почетной грамотой Президиума Верховного Совета Чувашской АССР 18 рабочих Ивановского государственного треста торфяной промышленности, происходящих из Чувашской АССР, и 11 особо отличившихся работников Московского государственного института театрального искусства имени Луначарского, внесших существенный вклад в подготовку кадров для Чувашии.

 

1 августа 1945 г., среда

В Чебоксары вернулась еще одна большая группа демобилизованных. На этот раз время встречи не было неожиданным, как ночью 26 июля. Да и время — 20 часов вечера — было более удобным…

Номер 147 «Красной Чувашии» за 1 августа вышел с передовицей «Больше заботы об инвалидах Отечественной войны». «Окруженные всеобщей заботой и товарищеской помощью, инвалиды Отечественной войны возвращаются в строй, — пишет газета. — Они осваивают новые профессии и прикладывают свои силы к общей созидательной работе. В нашей республике 384 инвалида Отечественной войны работают председателями колхозов, 239 человек — председателями сельсоветов, 1112 — колхозными бригадирами, 448 — заведующими колхозными животноводческими фермами, 242 человека — на руководящих работах в районных учреждениях».

   

 

 

 

 

 

 

 

Учитель-фронтовик Пантелеймон Дорожнов.

 

Среди тех, кто вернулся с войны инвалидом 1-й группы, был и младший лейтенант Пантелеймон Григорьевич Дорожнов из деревни Вурманкас-Асламасы Ядринского района (кстати, через неделю ему исполнилось бы 99 лет). 22-летний офицер не опустил руки, вспомнил прежнюю профессию — до фронта он успел окончить Ядринское педучилище и поработать в Верхних Мочарах учителем. После войны Дорожнов учил младших школьников в Липовой, Вурманкас-Асламасах, потом в Ойкас-Асламасской неполной средней школе.

Ни школьникам, ни своим шестерым детям и многочисленным внукам (сейчас их уже 14, но уже не порадоваться фронтовику этому — в 1990 году он ушел из жизни) Пантелеймон Григорьевич про войну особо не рассказывал. Сам он, как говорится, за спины бойцов не прятался, с ними делил все фронтовые тяготы. Потому и оставила война на нем свои черные отметины — три ранения. Получил он их на Юго-Западном фронте при контратаке наших войск в июле 1942 года, в боях под Смоленском в июле 1943 года, а третье тяжелое ранение в ногу под белорусскими Чаусами совсем выбило его из строя. Тогда, несмотря на тяжелую рану, Дорожнов отказался от помощи бойцов и санитаров, чтобы не отвлекать их от боя, и 11 часов полз до медсанбата, изодрав в клочья гимнастерку.

Потому и не рассказывал учитель-фронтовик детям про войну, оберегал их даже от рассказов про ее ужасы. А если что и вспоминал — так какие-то интересные и забавные случаи.

Вот какая история сохранилась в памяти его внука Сергея Дорожнова.

«Это было после Сталинградской битвы. Наши войска с боями освобождали населенные пункты в направлении Ростова-на-Дону. Мой дед, младший лейтенант, командир пулеметного взвода, после боя заметил цветную портянку у одного бойца взвода. Осмотрев портянку, спросил: «Где взял?» Боец ответил, что после осмотра места боя с другими бойцами нашли эту бархатную ткань и разделили между собой на портянки. Дедушка приказал всем бойцам собрать обрезки ткани и сшить их. По своей малограмотности деревенские парни и не подозревали, что овладели немецким полковым знаменем. Дед отнес немецкое знамя в штаб.

В детстве, я помню, мои дяди говорили, что дедушка получил орден за портянки. Я тогда не понимал, как портянки могут быть связаны с орденом…»

 

2 августа 1945 г., четверг

В пригороде Берлина завершилась Потсдамская конференция, на которой главы стран антигитлеровской коалиции обсуждали послевоенное устройство мира. На конференции было достигнуто соглашение о полном разоружении и демилитаризации Германии, упразднении всех ее вооруженных сил, а также согласована система четырехсторонней оккупации Германии и вопросы репарации (материальной ответственности Германии за ущерб, который был причинен странам, подвергшимся ее агрессии). Были определены и новые границы Германии. Советскому Союзу, в частности, был передан Кенигсберг (с 1946 года — Калининград) и прилегающая к нему область. В состав Литовской ССР включили часть Восточной Пруссии (Клайпедский край). Большая часть территорий, отторгнутых от Германии, вошла в состав польского государства.

 

КСТАТИ
На Потсдамской конференции состоялась третья и последняя официальная встреча лидеров «большой тройки» — трех крупнейших держав антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне.

 

 

 

 

3 августа 1945 г., пятница

Конечно же, самая важная для читателей информация в газете «Красная Чувашия» за этот день — о встрече 1 августа группы демобилизованных.

Чувашия встречает своих сынов-победителей

«Сколько новых радостных встреч состоялось на вокзале! Перрон не мог вместить всех встречающих, и люди заполнили прилегающие к вокзалу участки. Они пришли встречать своих мужей и сыновей, отцов и братьев. В руках у них пышные букеты роз, пионов, незабудок, гвоздик… Везде счастливые улыбки. В 8 часов вечера к перрону плавно подходит поезд. В окна и двери вагонов летят букеты цветов. Воины-победители попадают в объятия. Им восторженно жмут руки, поздравляют с Победой, с возвращением домой.

— Павлуша, родной! — Женщина падает на грудь опаленного сединой воина. И воин не стерпел, обронил на лицо своей подруги горячую слезу радости…

— Какой же ты большущий вырос, — радостно говорит старшина-минометчик своему сынишке.

— Я, папа, уже работаю слесарем, — гордо заявляет подросток. — Мы вам помогали громить фрицев!

С импровизированной трибуны-автомашины, одетой в красный кумач, секретарь городского комитета партии тов. Кулагин открывает митинг. Он поздравляет воинов-победителей с возвращением в родную Чувашию.

«В суровые дни войны провожала Чувашия на фронт сынов своих, — говорит тов. Кулагин, — и дала им наказ возвращаться только с победой. Этот наказ вы свято выполнили: фашистская Германия повержена, поставлена на колени могучей силой Красной Армии, и вы возвращаетесь домой победителями. Вы хорошо послужили Родине, и Родина этого не забудет…»

…Шесть автомашин доставляют демобилизованных в Дом колхозника. Там воины-победители оставляют свои вещи, умываются, приводят, по военной привычке, себя в порядок, идут в столовую, где для них приготовлен вкусный и сытный обед. Начальник первой части горвоенкомата капитан тов. Безотечество четко проводит работу по отправке демобилизованных в родные места. Из колхозов вызваны подводы. Часть воинов отправлена на речном трамвае, часть выехала на пароходе».

Старожилы еще помнят, как тяжело было с хлебом после войны. Не случайно в те дни появилось жесткое постановление Совнаркома СССР о запрещении торговли хлебом. Сообщала об этом и наша газета.

«В соответствии с постановлением Совнаркома Союза ССР, Совет Народных Комиссаров Чувашской АССР постановил: воспретить колхозам, колхозникам и единоличным крестьянским хозяйствам продажу и обмен зерна, муки и печеного хлеба впредь до выполнения ими обязательств по сдаче хлеба государству. Продажа хлеба колхозами, колхозниками и единоличными крестьянскими хозяйствами может производиться только с разрешения Совнаркома Союза ССР после выполнения по республике в целом установленного плана сдачи государству зерна, обязательным поставкам, сдачи в хлебный фонд Красной Армии, натуроплате за работы МТС, а также засыпке колхозных семенных и фуражных фондов.

Председатели колхозов и другие должностные лица за нарушение настоящего постановления привлекаются к судебной ответственности. Колхозники и единоличники, виновные в незаконной торговле хлебом, в первый раз подвергаются штрафу до 300 рублей, а при повторном нарушении привлекаются к судебной ответственности.

…Контроль за рынками и базарами возложен на органы милиции».

 

Фото с сайта waralbum.ru. В июльские дни 1945 года все вокзалы страны были наполнены радостью встреч демобилизованных.
 
 

 

 

Опубликовано: 27 июля 2020 г.


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.