Подростка поспешили «хоронить»

Умершие люди с того света не возвращаются. А 15-летний Костя вернулся (имя несовершеннолетнего изменено). Первым об этом узнал его близкий друг…

Воскрес из мертвых

– Я позвонил ему, – рассказывает мне Костя, – а он молчит в трубку. Потом осторожно спрашивает: «Ты кто, из какого дома?» Да Костя тебе звонит, говорю, ты что, не узнаешь меня? А он отвечает каким-то каменным голосом: «Не может быть, тебя ведь похоронили, завтра будет девять дней…» После этого сообщения у меня у самого чуть сердце не выскочило, – нервно улыбается подросток. – Не мог представить себя в могиле – живого…
Неожиданная смерть и воскрешение подростка привели в глубокий шок не только его близких друзей. Прежде чем Костя пришел в редакционный кабинет за правовой помощью по своему «оживлению», был звонок от руководителя одного из чебоксарских предприятий Вениамина Ивановича, который хорошо знает несовершеннолетнего. Он-то первым и сообщил журналисту о чудесном воскрешении Кости: «Когда увидел его, глазам своим не поверил. Помогите парню, ведь ему теперь документы восстанавливать надо, доказывать, что он живой. А помочь ему в таких делах некому, так уж сложилось».
Слухи о смерти подростка разнеслись далеко за пределы улицы, где он живет, в школе об этом тоже знали. Но ни друзья, ни одноклас-сники на похоронах не были. Мать тоже не была. «Когда увидела меня, вцепилась, долго не отпускала, плакала». Обращаю внимание, что, рассказывая об этом, Костя недоуменно улыбается, как если бы не ожидал от мамы такой бурной радости. А потом сын долго тормошил ее, расспрашивая, как вышло, что его заживо похоронили (в это время он почти месяц жил у знакомых в Новочебоксарске).
Со слов матери, о смерти сына ей якобы сообщил кто-то из родственников. Потом были звонки в морги, и в новочебоксарском будто бы оказался паренек, похожий по приметам на Костю. Кто был на опознании, кто забирал тело, мать толком не смогла объяснить, родственники-де сказали, что сами похоронят ее сына. «Мама говорит, что не была на кладбище в день похорон. Почему? Наверное, пьяная была…» – Косте неловко, отводит глаза в сторону. И еще его тревожит, кого же похоронили вместо него, «говорят, будто бы я (ну тот парень) повесился».

Откровения матери

Да никого не хоронили, и никто не вешался. И нет на кладбище могилы Кости, так что правовая помощь по «воскрешению» ему не требуется. Это выяснилось после разговора журналиста с мамой подростка, и мне она изложила события по-иному, нежели сыну. На этот раз Костя услышал от нее такие «новости», что до сих пор прийти в себя не может.
Дверь нам открыла невысокая худощавая женщина. Выглядит старше своих 35 лет, лицо изрядно припухшее, на носу ссадина. Разговор был в коридоре квартиры, дальше нас с Костей не приглашали, за стенкой покашливал отчим. А мама (именно от нее друг Кости узнал о его смерти) сразу в раздражение:
– Зачем в милицию надо было обращаться! Никто тебя не хоронил, гроб не привозили, свидетельство о смерти мне не давали (да и не могли выдать, в загсе журналисту сообщили, что «такой смерти» не было. – Авт.) Что болтаете-то, с ума вы, что ли, сошли? И свидетельство о твоем рождении никто у меня не спрашивал. А без него разве выдали бы труп – шиш! И если бы тебя собрались хоронить, за мной бы заехали. Что болтают, не знаю, а теперь меня во всем винить будут!
– Кто же распустил слухи? Вы же говорили Косте и про опознание, и про кладбище, и бурно радовались, когда он вернулся домой живым.
– Ничего я не говорила! (Отворачивается.) Но на самом деле думала, что он повесился. До этого был уже случай, я его сама из веревки кое-как вытащила. А тут Костик «эсэмэску» прислал соседке. Помнишь, что ты в ней написал? Там было написано: «Это не жизнь. Весь мир – большой театр, а все мы в нем…» – дальше не помню. Такую же записку про театр и актеров написал братишка Анин из спецшколы и потом повесился. Ну, думаю, и ты уже домой не придешь, чуть с ума не сошла. Мы деньги заняли, продукты закупили, давай стол готовить, место для гроба освободили. Думали, сейчас тебя привезут – шиш! Ждем-ждем – нет никого.
Весь этот монолог мама произносила, глядя в пол. А Костя не отрывал от матери широко открытых глаз. И тут же позвал меня на улицу – вон из дома. «Выходит, меня собственная мать похоронила?» – на лице потрясение.

Жизнь без маски

Признаюсь, и у меня настроение было не лучше. История, по сути, чудовищная, и прежде всего своей обыденностью. Поспешные выводы матери о смерти сына, думается, всего лишь последствия ее запойной жизни и одиночества Кости. Некому было беспокоиться о нем, куда пропал на месяц, где жил, чем занимался. И даже «эсэмэска» не подвигла мать тут же броситься на розыски сына (до этого сын звонил ей из Новочебоксарска), чтобы как-то предотвратить беду, которая ей почудилась. Ан нет – сразу продукты закупать и место для гроба искать…
У подростка нет отца, мать поднимала его одна. Все знают, как разобщены в пьющих семьях родители и дети. Живут под одной крышей, а по сути, в разных мирах. Вот, похоже, и Костя рос сам по себе, не ощущая, что его жизнь интересна матери. По данным следователя новочебоксарского подразделения СКП по Чувашии Владимира Цветкова, занимавшегося проверкой по факту «смерти» подростка, мать не раз привлекалась к административной ответственности, в том числе и за ненадлежащее выполнение родительских обязанностей по воспитанию сына. Тогда ему было не больше десяти лет. Однажды, повзрослев, Костя в отчаянии сказал ей: «Не бросишь пить, я повешусь». И что мать – испугалась, заплакала, пообещала лечиться от алкогольной напасти? Нет. «Она сказала мне: «Иди и вешайся». Ну я и пошел… Это мать вам про этот случай с петлей рассказывала».
Судя по длительному времяпровождению в Новочебоксарске, учеба в школе удовольствия восьмикласснику не доставляла. Спрашиваю: «Костя, ты трудный подросток?» Отвечает: «Очень трудный… Когда «воскрес», в школу ходил, там документы подготовили о переводе меня в вечернюю школу. Да я и сам хочу туда». Не скрыл, что была в его жизни и спецшкола и что состоит в милиции на учете. В декабре прошлого года за грабеж ему дали два года условно (мобильный телефон похитил). Как дальше жить думает? Пожал плечами, хотел бы девятилетку окончить, обучиться какой-нибудь профессии и работать. Он и сейчас, когда есть возможность, подрабатывает грузчиком. Мать не работает, отчим тоже – на пропитание привозит продукты от родственников из села, вот и все доходы. За квартиру (двухкомнатную) никто не платит, уже грозили выселением.
Много у 15-летнего подростка причин для мрачного настроения. Говорит, пребывая в таком, и отправил смс-сообщение с шекспировским изречением «Весь мир – театр, а люди в нем актеры», только в своей интерпретации. А после маминых откровений насчет похоронной истории и «вранья» (то одно говорит, то другое) и вовсе взвыть хочется. Жизнь действительно порой закручивает сюжеты покруче театральных. И тут большая выдержка нужна, чтобы не сломаться, и, главное, люди, которые дают понять: ты не один. К счастью для Кости, у него есть надежный друг, и не «криминальный». Есть взрослые, пусть и посторонние, но готовые протянуть руку помощи в трудную минуту. Директор предприятия Вениамин Иванович уже протянул ее пареньку «из нашего двора». Именно к нему пришел Константин и рассказал о последнем разговоре с матерью, о своем шоке.
– Сынок, – сказал ему Вениамин Иванович, – как видишь, на маму надежды нет, ты на нее не обижайся, а скорее получай паспорт, я тебе на оформление и деньги дам, если понадобится. А потом на работу приму. Для начала грузчиком поработаешь, а потом на водителя выучишься, как твой друг, я для тебя место приберегу.
В этот же день Костя занялся паспортными хлопотами, что очень порадовало Вениамина Ивановича. А мы порадуемся тому, что «трудный» подросток не испугал руководителя предприятия. Жизнь у паренька только начинается, и тут главное – помочь ему поверить в себя. В то, что вокруг не только «злые маски».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.