Здесь разрешается борзеть

На юго-западной окраине села Лащ-Таяба Яльчикского района припорошило снегом племенной питомник «Акар». Так чуваши называют собаку русской борзой породы. Белым-бело вокруг вольера и хозяйственных построек, выставочного плаца, площадки для тренажа борзых по механическому зайцу, левады для выгула шести коней. И, конечно же, гостиничного комплекса с баней, общежитием и прочими благами цивилизации. На пяти гектарах уместился целый городок, точнее, настоящее царство удивительно кротких, на первый взгляд, созданий. На собаках и шерсть-то переливается, как шелк, и мордочки у них изящные, и глаза умные. Словом, эти особы королевских кровей не чета дворняжкам.
О былых взятках борзыми щенками, не в разгар борьбы с коррупцией будет сказано, теперь только в популярной поговорке услышишь. Не принято, да и откуда в столицах взять сей экзотический презент? А ведь были времена, когда русскими борзыми ублажали заморских послов, награждали за усердную службу, выменивали на целые деревни. Такую вот информацию для размышления подбросил директор охотовед-биолог Леонид Князев, успев также за несколько минут подробно пересказать «техпаспорт» своего хозяйства. Он упомянул фуражный склад, шорную мастерскую, кухню.
Потом провел в закуток, где когда-то содержался медведь, шкура которого теперь украшает стену у камина. В клетке нынче смирно разгуливают волки. «Кстати, борзая – единственная порода, которая идет на волка, – пояснил Князев. – Другие собаки загоняют или голос дают. А эта идет на схватку, на прямой контакт со зверем. Волчонка по кличке Кажаман (его поймали в Саратовской области) министр МВД Вадим Антонов подарил. В природе волки до 17 лет живут, пока не ослабнут. В стае таковых, как известно, не держат».
В центре двора конура с большой сторожевой собакой. Леонид утверждает, что ее отец в 2001 году в Казахстане в международном бою первое место взял. Тогда хозяину вручили ключи от «Жигулей». «А наш отзывчивым на ласку оказался, – сообщил Князев. – Раздобрился он потому, что его часто угощали лакомствами со стола. Но очень не любит азиатская овчарка пьяных, кто шатается и лезет целоваться. «Строит» таких, как водится, по всей форме. Словом, отличный сторож. Однако на детей, которые часто приходят на экскурсию, даже не лает. Иностранцев тоже жалует. Недавно подружился с французом и его женой».
Редко кому доводилось увидеть столько борзых в одном месте, а их сейчас 23, хотя, бывало, на псарне бегало и до 50 обитателей. Пожалуй, у любого охотника сердце заколотится в радостном предвкушении. Между тем псарей всего четверо. Парни все местные, работящие. День у них расписан по минутам. Два раза в день питомцев кормят кашей. На нее уходит четыре ведра овсяной муки, с мельницы берут. Добавляют жир, мясо и всякие овощи, балуют субпродуктами с Вурнарского мясокомбината. Кстати, от борзятников перешло в нашу речь слово «однокашники». Так назывались собаки одного года рождения, то есть выращенные на каше, которую ели из общего котла.
Возрождением традиций русской псовой охоты в родном селе Леонид Князев занялся в 1997 году. Начал с традиции ежегодно проводить испытания и состязания, выставки собак. Народу по осени понаедет, хоть географию изучай. По словам энтузиаста, на здешних землях жил князь Мачеварианов – автор книги «Записки псового охотника Симбирской губернии». После революции часть борзых была расхищена и скрыта жителями чувашских селений, которые продолжали охотиться с помощью благородных собак.
Князевы отношения не имели к аристократам, а до Леонида – к охоте. А пристрастился он, когда учитель физкультуры попросил крепкого парнишку стать помощником на охоте с борзыми. Немало он помотался с учителем по оврагам и балкам в полях, прежде чем научился тонкостям и уловкам псовой охоты. Сегодня Леонид Васильевич все тот же мальчишка-романтик, хотя за его спиной служба в морском флоте, заочная учеба в московском вузе на охотоведа. Даже столичные эксперты признают, что под его началом свора лучших борзых в Чувашии, да и в России. «Собак я покупал в столице, когда ездил на сессии, – пояснил он. – Если не хватало денег, платил шкурками бобров и лисиц, добытых в родных лесах. Не подумайте, я и о семье заботился. Однажды из пойманных борзыми зайцев сшил трем маленьким дочкам шикарные шубки. То-то было радости в доме».
Недавно Леонид со своей командой и питомцами попал на страницы глянцевого издания для русского зарубежья. Московские журналисты так его описали: «Первое, что бросается в глаза при общении с Князевым, – сдержанное щегольство в одежде и ненавязчивая изысканность в манерах. Без крика, без шума распоряжается он работниками псарни. Для охоты у него закуплена отменная экипировка, вся сплошь из дорогой выделанной кожи. По его признанию, с недавних пор он стал замечать в себе «аристократические наклонности». Даже знакомые ему об этом говорят. Он в ответ смеется: «Возьмите борзых – тоже переродитесь!»
Между тем Леонид и в стужу ходит, как говорится, грудь нараспашку. Тельняшка под бушлатом, черная шапочка, ничего лишнего. Это не анекдот: на первой, можно сказать, показной псовой охоте на груди у Леонида висел театральный бинокль, купленный по случаю на барахолке, а на голове красовался черный берет с кокардой охотничьего егеря. Остальные участники были в ватниках, пыжиковых шапках и резиновых сапогах. А через два года приехали охотники из Москвы, итальянцы и граждане США. К тому времени Леонид где-то раздобыл старинный охотничий рожок, которым открывал охоту. Так с тех пор и повелось.
Скоро на псовую охоту свозилось уже до 150 самых породистых собак. Зеваки, понятно, восхищались трофеями – зайцами и лисицами, добытыми без единого выстрела. В 2002 году департамент Охотничьего хозяйства и рыболовных ресурсов РФ принял решение о создании в Лащ-Таябе питомника русской борзой – единственного в стране. Опять-таки хитрость Леонида помогла. Его козырем перед столичной комиссией стала азартная охота с борзыми на волка.
Для желающих ворота питомника всегда открыты. Даже оседлают лошадь для охоты. «Собаки у нас не агрессивные. Еще в старину, если у щенка проявлялись злобные нотки, его убирали с псарни. В «Войне и мире» Бондарчука снимались борзые, которым было по 6-7 лет. Наши помоложе будут», – замечает Князев, поглаживая одинаковых на вид собак. Каждую величает – Кобра, Капрал, Усал… Говорит, что в четырех коленах знает псовое родство.
Князеву же приписывают новшество в вековом церемониале охоты. «Какое-какое? – улыбается Леонид. – Раньше псари в поле удачную охоту обмывали из фляжки. Сейчас поднос в поле берем с рюмками. С этими борзыми поневоле аристократом станешь!»

Между тем. Кроме псовой охоты Князев мечтает проводить и конные экскурсии в ближние пределы. Например, к памятнику природы «Шемалаковский ландшафт». Это единственное место в Чувашии, где породы каменноугольной системы выходят на поверхность. Там находят камни с отпечатками раковин улиток. Можно еще завернуть на священный Байдеряковский родник, обустроенный еще в 1911 году. И, наконец, узнать, о чем молчит археологический памятник Таябинское городище. Говорят, в 12 веке там жил баскак – золотоордынский наместник с дружиной. Но это уже совсем другая история.

Опубликовано: 14 января 2010

Один Ответ

  1. Молодец!Пусть развивает нужное дело,но также пусть не забывает о своей деревне.Четыре года назад приезжал к родной тете,которой в январе исполнилось 92 года.Целый день она мне расскзывала о деревне,жителях и т.д.Уезжал в раздумие потому,что в селе безработица,пьянство молодежи,ранняя смертность… Умирают чувашские села.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.