Право первым подняться в атаку

Сегодня наша рубрика рассказывает о результатах еще одного многолетнего исследования поискового объединения «Алые маки» — о дислоцировавшихся во время Великой Отечественной войны на территории Чувашии Чебоксарских курсах усовершенствования политсостава РККА (Чебоксары, Алатырь) и 57-м офицерском полке 2-й запасной офицерской бригады Московского военного округа (Алатырь).

…Лейтенант, лейтенант, прости!
Ты ведь знаешь — мне некогда льстить:
Одну смерть на троих здесь не делят,
До нее тебе жить — неделю…

Они знали, что их ждет, иллюзий ни у кого не было. У них не было привилегий. У них было только одно право — право первым подняться в атаку.

Речь — о командирах взводов, рот. В стрелковых полках из 188 офицеров большинство — до 170 и больше — составляли лейтенанты. Подготовленных этими двумя воинскими частями офицеров хватило бы на единовременное формирование до 30 стрелковых дивизий. Много это или мало? Вспомним: на начало войны Красная Армия имела 198 дивизий.

Комиссары в пыльных шлемах

Чебоксарские курсы политсостава — одна из нескольких воинских частей, носивших в период Великой Отечественной войны официальное название Чебоксарские. Несмотря на название «курсы», фактически они являлись одним из 29 военно-политических училищ страны того времени и сыграли не последнюю роль в подготовке политических кадров среднего звена для Рабоче-крестьянской Красной Армии.

Сохранившиеся в Центральном архиве Министерства обороны документы военных лет позволяют сегодня исследователям найти важные «зацепки» для выяснения дальнейших судеб выпускников курсов.

Например, из предписания начальнику политотдела 141-й стрелковой дивизии (СД), проходившей в то время второе формирование в Алатыре и соседних с городом селах (687-й стрелковый полк (СП) — с. Явлеи, 745-й СП — с. Атрать, 796-й СП — с. Стемасы), узнаем о направлении в эту часть выпускников курсов: младшего политрука запаса Грачева Н.Н. — начальником дивизионного клуба, политрука запаса Сотова В.Я. — инструктором пропаганды 745-го стрелкового полка, младшего политрука Старшинова В.Г. — военкомом минометного батальона 745-го стрелкового полка. 10 марта 1942 года в 120-ю СД в город Шахунья Горьковской области направлено 99 человек, 31.07.1942 г. в 150-ю СД (ту самую, что поднимет над рейхстагом Знамя Победы) в г. Данилов Ярославской области — 70 человек.

На курсах производился и отбор курсантов для дополнительного обучения с последующим назначением на более высокие должности. Так, в фондах ЦАМО сохранилось письмо Политуправления МВО от 23.10.1942 г.: «…кандидатов на курсы заместителей командиров стрелковых батальонов отберите из лучших наиболее подготовленных заместителей командиров стрелковых рот. Отобранные должны быть не старше сорока лет, с образованием в объеме не ниже 7 классов, физически здоровыми, политически вполне проверенными».

Архивные документы курсов позволяют определить и точные даты отправки выпускников на фронт: «…прошу дать заявку начальнику военных сообщений МВО на вагоны для отправки курсантов на 13 января 1943 г. Начальник курсов полковой комиссар Осипов».

Чебоксары — Алатырь

Первоначально, с 1 января до 14 августа 1941 года, курсы размещались в Чебоксарах. Но подготовка к их работе шла намного раньше, практически весь 1940 год. Причем шла очень нелегко — были трудности с их размещением, особенно с размещением комсостава. В вопросы размещения курсов в Чебоксарах неоднократно вмешивались руководители правительства СССР А. Вышинский, Р. Землячка.

К перспективе размещения в Чебоксарах КУПС руководство республики отнеслось с воодушевлением — шутка ли, в нашем городишке и вдруг военное училище. Первоначально для размещения комсостава было выделено помещение школы № 4 в Чебоксарах, рассчитанной на 400 учащихся, переданы для завершения строительства и размещения там семей начсостава здание 12-квартирного дома, общежитие Чебоксарского кооперативного техникума. Но это вызвало серьезные сложности с организацией обучения детей и студентов.

С учетом такого же напряженного положения и в других регионах Совнарком Союза ССР и ЦК ВКП(б) 11 октября 1940 года приняли постановление об освобождении школьных зданий, используемых не по назначению. Курсам были переданы два требующих ремонта барака горвоенкомата, а идеальное для работы здание школы № 4 пришлось нехотя, но освободить. Это произошло 3 января 1941 года.

Но в середине 1941 года, после начала Великой Отечественной войны, встал вопрос о переводе курсов из Чебоксар в другой город. Причина была самая что ни на есть прагматическая — в Чебоксары должны были передислоцировать авиашколу, а помещений для размещения и курсов, и авиашколы в городе не было.

18 июля 1941 года председатель Совнаркома республики А. Сомов и секретарь обкома ВКБ(б) И. Чарыков обращаются к командующему Московским военным округом с предложением передислоцировать курсы в Алатырь. Переписка различных структур летом и осенью 1941 года показывает, что ситуация была весьма непростой: туго было с помещениями и в Алатыре. Переезд в Алатырь начался с 11 августа 1941 года и закончился уже через три дня.

Как вас теперь называть?

Эта воинская часть называлась по-разному.

Конечно, сокращение КУПСз не очень благозвучно, поэтому во многих документах звонкое «з» вообще упускается либо при написании используется строчная буква «з», например, в постановлениях и переписке Совнаркома Чувашской АССР.

Самое неожиданное название — КУКС. Именно так именуются курсы в большинстве документов Президиума Чебоксарского городского Совета депутатов трудящихся. Автору так и не удалось выяснить расшифровку этой аббревиатуры. Вероятно, это просто ошибка. Хотя нельзя исключить, что кто-то при оформлении документов назвал новую для города воинскую часть курсами усовершенствования командного состава и сократил название до КУКС.

А еще эту часть называли Чебоксарские военно-политические курсы (ЦАМО, ф. 61300, оп. 1, д. 13), Чебоксарские военно-политические курсы усовершенствования политсостава (ЦАМО, ф. 61300, оп. 1), Курсы младших политруков МВО.

С переездом курсов в Алатырь многие, в том числе и руководство курсов, стали именовать их Алатырскими, что создавало путаницу в военных комиссариатах округа и в действующей армии, где не успевали фиксировать перемещение различных учебных заведений. Попытка упорядочить это была предпринята приказом Наркома обороны СССР № 0337 3.09.1941 г. «Об отмене наименований военных училищ после их передислоцирования и с объявлением перечня наименований военно-учебных заведений Красной Армии»: «В связи с временным передислоцированием военных академий, военных училищ и курсов усовершенствования начальствующего состава Красной Армии из одних округов в другие сохранить за ними их прежние наименования и впредь по названиям пунктов новой дислокации не переименовывать». Пишем здесь «попытка», так как все же хотя бы на бытовом уровне продолжалось именование курсов по новому месту дислокации — Алатырскими.

Нужно обратить внимание, что в данном приказе, подписанном заместителем Наркома обороны СССР армейским комиссаром 1-го ранга Е. Щаденко, в «Перечне наименований военно-учебных заведений Красной Армии» наши курсы включены в список 29 военно-политических вузов СССР:

«14. Чебоксарские курсы усовершенствования политсостава запаса Красной Армии — Алатырь (МВО)». Нельзя не согласиться с тем, что для Чувашии тех лет иметь на своей территории такое учебное заведение было достаточно престижно, хотя и неимоверно хлопотно.

О том, какое важное значение придавалось курсам, говорит хотя бы тот факт, что расположение курсов в Алатыре прикрывалось от самолетов противника четырьмя зенитными точками. Это в то время, когда ни Чебоксары, ни узловая станция Канаш не имели средств активной защиты ПВО.

Подвиг на дунайском мосту

Рассказывая об истории Чебоксарских КУПС, нельзя не вспомнить и о подвигах его выпускников.

…11 апреля 1945 года советские войска вели кровопролитные бои за овладение столицей Австрии городом Вена. Фашисты для противостояния нашим войскам задумали коварный план — взорвать мост через Дунай, тогда правобережная часть города стала бы для советских солдат недоступной и потребовала бы многократно больших жертв.

Положение спас экипаж танка «Т-34» под командованием лейтенанта Кудрявцева. Танк с ходу ворвался на мост, расстрелял его охрану и двинулся на правый берег. Но в середине моста танк был подбит и подожжен, лейтенант Кудрявцев получил смертельное ранение. Экипаж под прицельным огнем немецких орудий повел горящий танк на правый берег Дуная и тоже погиб, но мост был спасен. Наша пехота вслед за танком ворвалась по мосту на правый берег реки, Вена была взята. В ней и похоронили отважного героя.

За этот подвиг Александр Сергеевич Кудрявцев был представлен к званию Героя Советского Союза. В своем заключении командующий Южной группой войск маршал Советского Союза Ф. Толбухин вынес резолюцию: «Достоин присвоения звания «Герой Советского Союза». Это высшее звание лейтенанту Кудрявцеву, выпускнику Чебоксарских курсов усовершенствования политсостава запаса Красной Армии 1942 года, было присвоено посмертно.

Среди знаменитых выпускников курсов можно назвать также Шкварникова Петра Климентьевича (1906–2004), доктора биологических наук, профессора. Он широко известен в науке как советский генетик и селекционер, выдающийся специалист по радиационному и химическому мутагенезу у растений. Ему посчастливилось быть одним из ближайших соратников и последователей Н.И. Вавилова. Он был среди тех, кто в годы «лысенковщины» выступил в защиту советской генетики, в последующем все силы отдал ее возрождению. Петр Шкварников прошел обучение на курсах еще при их дислокации в Чебоксарах. Затем — формирование 326-й СД, фронт, контрнаступление под Москвой, боевые операции в составе Западного, Брянского, 1-го Прибалтийского, 3-го Белорусского фронтов, два ранения, 12 орденов и медалей…

Завершение работы

Штаб Московского военного округа своим письмом № 18684 от 14.07.43 г. сообщил командованию курсов:

«В соответствии с приказом Начальника Главного политического управления Красной Армии № 025-43 года:
К 20.07.43 курсы усовершенствования?— расформировать.
Постоянный личный и конский состав, вооружение, транспорт, жилищный и хозяйственный фонд, все имущество — передать командиру вновь формируемого в г. Алатырь полка резерва начальствующего состава округа.
Штамп и печати курсов уничтожить установленным порядком».

Впрочем, письмо это командованием курсов было получено лишь 20 июля — все происходило скоротечно.

Продолжение — в одном из ближайших номеров газеты.

Фото Макса Альперта. «Комбат, 1942 г.»

Немного истории

Напомним, что институт комиссаров существовал в армиях многих стран и в 20 веке, и ранее. Назначение их было достаточно ответственное — представление в той или иной части политического руководства государства. В Красной Армии офицерская должность политического наставника вводилась начиная с роты или батареи, кавалерийской сотни, авиаэскадрильи, погранзаставы. В современных условиях аналогом этой должности является должность заместителя командира части по работе с личным составом.

В начале 1941 года на политработу было направлено местными партийными организациями 1500 членов ВКП(б), а за пять дней до начала войны ЦК партии мобилизовал еще 3700 коммунистов. К началу 1941 года политработников готовили 4 высших военно-политических учебных заведения, 9 армейских и 17 окружных военно-политических училищ, 16 окружных курсов младших политруков и 15 окружных партийных курсов. Всего же накануне войны политработников готовили свыше 60 военно-политических училищ и курсов. Таким образом, в начале 1941 года по сравнению с предыдущим число политработников, обучавшихся в училищах, школах и на курсах, увеличилось на 30–35%.

Опыт первого года войны доказал, что наличие в роте политрука достаточно часто сковывало действия командира. Это в немалой степени стало причиной того, что 9 октября 1942 года институт военных комиссаров в Красной Армии был заменен институтом заместителей командиров по политической части, то есть замполитов, было установлено полное единоначалие.

Начальник КУПС

Уроженец села Ломовка Пестравского района Куйбышевской (ныне Самарской) области Иван Иванович Осипов был призван в Красную Армию в октябре 1918 года Больше-Глушицким военным комиссариатом той же области. Затем два года на фронтах гражданской — на Западном, против Юденича на Северо-Западном и снова на Западном против белополяков. Закаленного в боях бойца в 1921 году приняли в члены ВКП(б). Служил Иван Осипов в Красной Армии достойно, о чем свидетельствует награждение его престижной медалью «ХХ лет РККА».

В феврале 1940 года полковник Осипов назначен начальником Чебоксарских военно-политических курсов усовершенствования политсостава. В этой должности показал себя способным организатором, проявлял разумную инициативу, обучение курсантов всеми силами старался приблизить к боевой обстановке.

«За время Отечественной войны коллектив курсов воспитал 5300 политработников, хорошо знающих военное дело, политически грамотных, беспредельно преданных делу партии Ленина-Сталина и Социалистической Родине» — такую характеристику дал работе полковника Осипова 13 мая 1943 года при представлении его к ордену Красной Звезды замначальника политуправления Московского военного округа полковник Чистогов.

Опубликовано: 16 октября 2018 г.

7 Responses

  1. Прекрасная статья! Не только обыватели, но и профессиональные историки знать не знают о тех страницах истории, которые поднимает Е.Г. Шумилов!

  2. Интересная статья. Из чебоксарцев мало, кто обо всем этом знает. Бывает, живешь и учишься в каком-то здании, и даже представить не можешь, что в этом здании когда-то учились солдаты, готовились к фронту, возможно, это были у них последние дни жизни…

  3. Замечательная исследовательская работа, которая проведена на протяжении ни одного года. Успехов в дальнешем поиске. Уроженцы Чувпшии должны знать историю родного края

  4. Спасибо авторам комментариев за искренние пожелания и высокую оценку материалов рубрики «Будем помнить»! В свою очередь как ведущий рубрики буду благодарен читателям за подсказку тем для новых исследований и публикаций их результатов. Знаю, что наша республика — настоящая кладезь интереснейших исторических событий и богатейших людских судеб. Не сомневаюсь, что мы совместными усилиями исследуем их и расскажем людям. Эти события и судьбы достойны нашей всенародной памяти!

  5. Исследование и обобщение исторических данных — очень важная работа. Это послание нашим потомкам и материал для будущих исследователей. Давно говорил, что из работ Евгения Шумилова надо издать книгу военных хроник.

  6. Погибло в результате катастрофы:
    — 9 чел. экипажа:
    Кузнецов, Гарольд Дмитриевич — КВС-инструктор;
    Артёмов Антон Филимонович — КВС;
    Рогозин Игорь Александрович — второй пилот;
    Мумриенко Евгений Андреевич — штурман;
    Веселов Иван Владимирович — бортмеханик;
    Фёдоров Александр Сергеевич — бортрадист;
    Смоленская Майя Филипповна — бортпроводник-переводчик;
    Горюшина Татьяна Борисовна — бортпроводник;
    Маклакова Алла — бортпроводник.

    71 пассажир, в т.ч.:
    — китайская делегация: Чжэн Чжэнь-до, Цай Шуженг, Ма Шиан, Абу-Даби (заместитель Генерального секретаря Китайской исламской ассоциации), Тан Йимо, Лю Чжунпин, Линь Ли, Цзян Янь, Ян Чжаоцзюнь, Чэнь Чунхуа, Сяо Ву, Лю Чонгфу, Ли Фукуи, Нин Кайи, Сунь Инси, Чэнь Юй (сотрудники Министерства иностранных дел).
    — другие: 17 советских, 8 чехословацких, 5 восточно-немецких, 5 французских, 5 венгерских, 3 румынских, 3 суданских, 3 марокканских, 2 британских, 1 польский, 1 иракский, 1 камбоджийский, 1 лаосский.

  7. Очень интересная и нужная статья..Обычно у нас в Алатыре говорят про 141 стрелковую дивизию, Героев Советского Союза и 46 запасной полк летчиков.,а тема курсов вообще никогда не упоминалась.Ветеран труда рассказывала нам когда- то, что в исторической части города она во время войны видела много офицеров…..но кто они , и что они там делали , она и не догадывалась. С удовольствием читаем публикации Евгения Георгиевича и каждый раз узнаем неизвестные факты по истории военного периода нашего города. Эта информация полезна для подрастающего поколения.Спасибо Вам! Спасибо редакции газеты ха такую интересную рубрику!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.