Край заповедный

Есть в Нижегородской области места, куда хочется возвращаться вновь и вновь

Места здешние долгие, они не кончаются для тебя после отъезда и как-то незаметно становятся частью твоей биографии. И какие бы планы ты ни строил, какие бы Таиланды и Египты в уме ни планировал, все равно настанет момент, когда ты признаешь честно: от судьбы не уйдешь. Возьмешь дорожную сумку — и на электричку, до Семенова, а там на автобус — и до Быдреевки. На пыльной дороге, у того самого камня, что находит себе каждый “рыцарь на распутье”, стоит приостановиться и решить, куда сначала махнуть: в заповедные керженские места или в край легенд и преданий — Воскресенский район?
Этот уголок России очерчивает на карте своего рода эзотерический прямоугольник. Эта территория имеет ныне международный статус: биосферный резерват “Нижегородское Заволжье”. Кроме государственного заповедника “Керженский” и озера Светлояр (памятника природы федерального значения), в которое, по легенде, погрузился славный Китеж-град, резерват включает в себя ряд других лесных участков Воскресенского района, озера и болота. Я бы протянула от этого прямоугольника нить по реке Керженец до самого Макарьева: этот путь — чистейший образец “края привольного”, каким назвал его Мельников-Печерский в своем романе “В лесах”. А Макарьевско-Желтоводский монастырь — достойное завершение маршрута, кем бы вы ни были – паломником или просто любителем природы.
Прямо поедешь — Светлояр. Это место в Воскресенском районе тянет к себе всевозможных духовных искателей, сюда едут “спасители землян” и экстрасенсы с биолокационными рамками измерять силу таинственного притяжения в баллах, сюда едут ученые, чтобы приспособить чудеса природы к своим формулам.
Раньше всех стали собираться молодые учителя, делиться своими педагогическими находками, а потом, за последние пятнадцать лет, люду уже понаехало разного…
Пришлось построить автостоянку, понаставить запрещающие знаки. Все чаще возмущаются лесные волхвы, собирают тучи над озером, разражаются на неугодных гостей дождями.
Направо от Быдреевки — река Керженец, благодатное место как для экологов, ботаников и зоологов, так и для туристов-водников. В первые майские дни местные жители наблюдают наплыв отдыхающих, очумелых от весны горожан с байдарками, котелками и палатками. Отдельным лагерем располагаются поклонники легенд и мифов о кракене — гигантском спруте, который некогда якобы реально существовал. Когда-то в заволжских лесах прятались раскольники, вольнолюбцы, бежавшие от холопства, от царской каторги. Теперь сюда бегут… от городской “каторги”. Переполнены бывают не только автобусы, но и добровольные попутки. Отправимся туда, но только в будний день.
В верхнем течении Керженца тянется южная тайга. Примерно от Хахал идут хвойно-широколиственные леса. У Пенякши неожиданно перед вами предстанет роскошная дубрава, являющаяся памятником природы. В пойме немало лиственных пород. Но в основном везде сосны, они стоят вдоль высокого крутого левого берега (а иногда и обоих берегов), что отличает Керженец от многих других речек. Вода подтачивает берег, и деревья падают, иногда прямо в реку, создавая непроходимые буреломы и на воде, и на суше. Но постепенно ты обретешь первобытное зрение и слух. Поутру донесется с болота бормотанье токующих тетеревов, призывающих на свою территорию самок. Ночью слышна песня глухаря из леса. Второе колено глухарь исполняет особенно громко, прищелкивая, и в этот момент себя не слышит. Можно подойти к нему поближе, к тому самому дереву, на котором он устроился, и рассмотреть: краснобровый, как и тетерев, он отличается от него круглым, как веер, хвостом. У тетеревов перья хвоста загибаются косами (потому самцы и зовутся косачами), а подхвостье у них белое.
Весной со всех сторон раздаются брачные песни птиц: пеночки, зяблика, дрозда, иволги. Снуют по песчаным плесам на тонких ножках малые кулики-зуйки, яйца они откладывают в ямку прямо на песке (а песок тут чистейший, как и вода в реке). Так что весной надо быть осторожнее, прогуливаясь по керженским пляжам, чтобы не повредить гнездовья. Гнездится на берегу до начала июня и зимородок. Высоко в небе парит красавец черный коршун. Пролетит невдалеке от реки пара крупных птиц — цапель, людей они не очень-то боятся, можно встретить в трех метрах от себя. Водятся в этом краю и серые журавли, но они дальше, на болотах. Когда брачный период заканчивается, в июне наступает затишье.
Приближаясь к Рустаю, надо держаться правого берега. На дорогах того и гляди столкнешься с желто-голубым шлагбаумом, означающим вход в заповедник, расположенный на левом берегу, где туристские стоянки запрещены. Название поселка Рустай можно расшифровать так: русская тайга. Теперь здесь обосновался экологический центр “Журавушка”, там есть фотовыставка, экспозиция птиц, видеотека, при желании можно отправиться на экскурсию хоть в лес, хоть на болота. Пусть “болотная” тема вас не пугает: в здешних торфяных (сфагновых) болотах завязнуть невозможно, а в сухое лето по мху можно ходить хоть в тапочках. Зато пожар может возникнуть мгновенно. Ни один из местных жителей не бросит окурок на землю, обязательно положит в коробочку, потому что о пожарах, сметающих все на своем пути, знают не понаслышке: последний пожар 1972 года уничтожил множество деревьев и домов на огромной территории. Близость болот делает воду в Керженце коричневой, и мох сфагнум (точнее, гуминовые кислоты) служит своего рода антисептиком, так что иные болотную воду и не кипятят. На болотах, старицах (старых руслах реки) большое разнообразие мхов. А среди лишайников есть такие диковинные, образующие на камне или почве целый ковер-пейзаж или фантастическую планету с кратерами, иноземное существо с щупальцами, отростками, — залюбуешься.
Летом здесь температура такая же, как и в областном центре, а вот зимы холодные. Если в Нижнем Новгороде -20, то в Рустае — все 30. Может, потому испокон веков избы в этом краю строились добротные, с толстыми стенами, благо древесины кругом много. Леса заволжанина не только греют, но и кормят, зато земля для ведения сельского хозяйства малоподходящая, легкого урожая не дождешься. И зимой, и летом сегодня здесь можно встретиться со студентами, преподавателями университетов, инспекторами охраны и научными сотрудниками заповедника. Зимой они высматривают следы на снегу, стараясь по ним определить виды и количество зверей в лесу. Всего в фауне Керженского заповедника предполагают 4-4,5 тысячи видов, среди которых немало редких. Летом и вовсе дел невпроворот.
Все-таки экологи – удивительные люди! Стоит такой здоровенный бородатый дядечка и с упоением рассказывает тебе о каком-нибудь маленьком лягушонке, о том, как необходимо его сохранять. А два года назад здесь была проведена целая акция по восстановлению выхухоли, о которой не было никакой информации с 1989 года. Это такой симпатичный водный зверек с длинным хоботком, который живет очень скрытно, преимущественно под водой, там же устраивает себе канавки, ведущие к норам, прячется под листьями, растениями, на поверхность высовывает лишь нос, чтобы подышать. И надо видеть, с каким терпением и воодушевлением зоологи выпускают пушистых особей в речки, потом наблюдают, подсчитывают их, словно все теракты и войны, политические передряги и экономические кризисы по сравнению с этим вещи совсем незначительные. Наверное, так и правильно: стараться беречь и сохранять даже самое малое, и только это спасет всех живущих на земле и станет главной альтернативой насилию.
Один из научных сотрудников заповедника — Дмитрий. Как истинного зоолога, его не стоит спрашивать, какая польза, например, от гадюки или медянки, зачем они. Он считает, что в природе нет ничего лишнего. И удивится, если сказать, что какой-то зверь может быть опасен для людей. “Всякий зверь стремится скрыться при виде человека, и, если вы не навредите ему, он никогда не причинит вреда”. Рыжую кошку — рысь — он лично встречал и медведицу с медвежатами наблюдал в керженском лесу. “Ну, если очень боитесь, пошумите, попрыгайте, чтобы показать свой рост, как это делают медведи при встрече, чтобы доказать друг другу, кто сильнее и выше, — советует он. — Только не бросайтесь наутек, медведь может захотеть вас догнать. Раненый зверь или шатун тоже может быть агрессивен”. Следы медведя легко определить по задирам на деревьях, которые он делает, вставая на задние лапы: так он метит свою территорию, стремясь показать свой рост и вес в зверином царстве, дескать, не подходи, вон какой я огромный. Сотрудники предполагают, что сейчас на территории заповедника 10-15 медведей. Немало лосей, лис, зайцев. Есть, конечно же, и такой пришлый зверь, как кабан, теперь он остается в заповеднике и на зимовку. Не все знают, что кабаны раньше водились только на юге и пришли к нам из лесостепи, акклиматизировавшись в северных широтах. Кое-кто их встречал в заповеднике целым стадом: девять взрослых кабанов и куча поросят, они обычно в пойме живут, где желуди и где растительность побогаче. Есть и другие “гости”: ондатра, норка американская. Некоторые местные зверьки были истреблены. Бобров завозили в 40-е годы из Воронежской области. Теперь признаки их активной жизнедеятельности повсюду: на старицах — хатки, запруды, у речки — подгрызенные деревья. Если повезет, увидишь вечером “столбик” на берегу: это бобр-дозорный стоит на задних лапах.
Заповедник заканчивается у устья реки Пугай, а вы сплавляетесь все ближе к Волге, наслаждаясь дикой природой, собираете грибы-ягоды. Благо грибов тут искать не надо, сами лезут в корзинку. Когда начнутся пойменные луга, а русло реки расширится, надо держаться левого берега – и прямиком до Макарьева. Белые стены Свято-Троицкого Макарьево-Желтоводского женского монастыря возникнут перед вами в блеске солнечного утра, а колокола позовут на службу.
Монастырь этот имеет давнюю историю. Он был основан еще в 1435 году преподобным Макарием. Затем разорен монголо-татарами. Но в 1620 году монашеская жизнь здесь стала возобновляться. А в 1641 году у стен монастыря заработала знаменитая ярмарка, которая существовала около 170 лет. Помните у Пушкина? “Перед ним Макарьев суетно хлопочет, кипит обилием своим. Сюда жемчуг привез индеец, поддельны вина европеец…” Когда-то ярмарка приносила огромный доход, но позже была перенесена в Нижний. В годы советской власти монастырь долгие годы был заброшен, потом восстановлен и передан Нижегородской епархии. Теперь сюда едут принять монашеский постриг верующие со всех уголков России. Все здесь связано с именем Макария. Настоятельница монастыря Михайла свято убеждена, что преподобный Макарий может помочь в любых делах, и не только торговых. Здесь вы не увидите обменных пунктов валют, очередей на прием к той или иной носительнице церковного сана и, конечно же, раздраженных или недобрых лиц. И впрямь это место свято, если не проникла сюда коммерция, спекуляция на вере, как в иных известных монастырях.
Экскурсии ведут сами монахини. Они расскажут вам о каждой из церквей архитектурного ансамбля, которые строились в разные годы. Окружает ансамбль крепость с четырьмя башнями, внутри которой расположен центральный собор во имя святой Троицы, пятиглавый храм во имя Успения Божией Матери с трапезной и колокольней, Макарьевская церковь, надвратный храм святого Михаила Архангела. Красочная фресковая роспись на библейские и евангельские сюжеты в Троицком соборе дает представление о высоком искусстве мастеров XVII века. Раньше иконы храма были украшены позолоченными серебряными ризами, в которых находилось 25 пудов серебра, большинство венцов было осыпано жемчугом. Восстановительные работы на территории монастыря ведутся по сей день. Когда будете в Нижегородском историко-архитектурном музее-заповеднике, обязательно обратите внимание на икону с изображением святого Макария и панорамы монастыря, основанного им, — таким монастырь был при его жизни.
После Макарьева вы можете отправить груз на “Ракете”, а сами пешком пройтись до селения Валки, где есть автобусная остановка. Это километров девять, и все это время вы будете идти через сосновый лес и вряд ли встретите хоть одну “попутку”. Зато лишний раз убедитесь: здесь, в этих краях, поселилась сама вечность.