В заложниках у должников

оказался первый в республике сельский потребительский кооператив
По закону, выведенному одним мыслителем, революции делают фанатики, а ее плодами пользуются негодяи. Так и в нашей экономике: иные первопроходцы со временем остаются у разбитого их более ушлыми последователями корыта.
Три года назад стали появляться сельские потребительские кооперативы как законная альтернатива «диким» перекупщикам, не имеющим представления о налогах и попросту облапошивающим крестьян. «Аликово-молоко» первым в республике получило аккредитации на легитимную закупочную деятельность и стало своеобразным маяком в этой аграрной сфере. Сюда не раз возили сельчан из других районов для ознакомления с опытом.
Создали кооператив супруги Сергеевы. Наталья Викторовна когда-то возглавляла местное молокоперерабатывающее предприятие, но оно, как и другие в республике, лет пятнадцать назад приказало долго жить. Три года назад, с появлением аграрного нацпроекта, Наталья Викторовна ценой немалых усилий и средств восстановила пару охладительных танков и стала закупать молоко у населения и хозяйств Аликовского района. Старт кооператива пришелся на 2007 год, когда закупочные цены достигли пика, который сейчас впору считать историческим. Слыханное ли дело – по 12 рублей за литр давали крестьянам (чуть ли не втрое больше, чем нынешним летом). Это вселяло в кооператоров весьма радужные надежды. Взяли льготный кредит на покупку молоковоза и стали подумывать уже не только об охлаждении продукции, но и о более глубокой переработке сырья. И даже о собственной молочной ферме…
Но в начале этого года, когда цены снова пошли вниз, предпринимателям тоже пришлось спуститься на землю. Литр они стали закупать уже по 7 с полтиной, а продавать на Шумерлинский молокозавод лишь рубля на полтора дороже. Прибыли стало хватать на возмещение только первоочередных затрат.
К лету цены упали и вовсе до 4-5 рублей. Но даже при этом можно было хотя бы сводить концы с концами. Да только партнер – Красноармейский молочный завод, куда отправляли продукцию, – оказался ненадежным. Кооператив исправно поставлял туда сырье, но деньги за него перестал получать – переработчики стали жаловаться на финансовые трудности. Работало «Аликово-молоко» еще с одной фирмой – из Нижнего Новгорода, та тоже затормозила платежи.
Что ж, дело понятное – кризис, поначалу рассуждала глава кооператива и шла навстречу, «прощая» на время долги. А те накапливались, подобно снежному кому, и вскоре сам кооператив из-за этого уже не мог вовремя рассчитываться со сдатчиками. Те подождали-подождали да переметнулись к местному райпо. «Аликово-молоко» ничего не оставалось делать, кроме как временно приостановить сбор продукции.
На сегодня партнеры кооператива задолжали ему сумму, в два с лишним раза превышающую ту, что он должен своим поставщикам. Получив хотя бы половину, предприятие смогло бы вновь запуститься.
Мы связались с учредителем и основным владельцем ОАО «Красноармейский молочный завод». Та поведала, что в настоящее время на предприятии введена процедура внешнего наблюдения. Что же касается долгов перед поставщиками, то претензии надо предъявлять двум обществам с ограниченной ответственностью, которым непосредственно продавал молоко аликовский кооператив.
С их руководителями, к сожалению, не удалось поговорить, но вопросы, что называется, остались. Уму непостижимо: целых две «оошки» в качестве посредников крутятся возле небольшого заводишка в небольшом райцентре, чтобы иметь свой навар. Откуда тут молоку в рознице быть дешевым, а при закупках у крестьян –дорогим… Скажут, а «Аликово-молоко» разве не посредник? Да, но как раз самый необходимый, не паразитирующий, а обеспечивающий селянам гарантированный сбыт продукции да еще пополняющий районную казну. В итоге, получается, самый уязвимый.
В настоящее время Аликовское райпо остается единственным закупщиком молока в районе, то есть монополистом. Что это такое – сейчас знает даже школьник. Не хотелось бы уличать райпо в неблаговидных намерениях, но при монопольном положении велик соблазн делать с закупочными ценами что захочется. Можно снова их опустить – сдатчикам все равно деваться некуда.
А молочные кооператоры пусть временно, но все же выбыли из конкурентной борьбы. Все у них по-прежнему есть – предложение сырья, спрос на продукцию со стороны переработчиков. Не хватает одного – элементарной цивилизованной добропорядочности партнеров. В непростой ситуации кооператив оказался по причине, извините за сленг, заурядного «кидалова». Да, «красноармейцы» не отказываются от своих долгов, вот уже год обещая расплатиться.
Но где гарантия, что эти обещания не растянутся на неопределенный срок? Да, есть предусмотренная законом процедура взыскания долгов, «Аликово-молоко», естественно, числится среди кредиторов банкротящегося Красноармейского завода. Но когда дойдет очередь до кооператива – одному богу известно. А то, что по вине должников оно сейчас не просто испытывает серьезные финансовые трудности, а может перестать существовать, тех наверняка мало беспокоит. Самим, мол, абы выйти из ситуации с меньшими потерями (а может, и с приобретениями). Мало того, в районе гуляет слух о введении на предприятии конкурсного управления, что означает банкротство. Можно предположить, что утку запустил кто-то из конкурентов – это еще как-то можно понять. Но когда начальник отдела сельского хозяйства райадминистрации сообщает корреспонденту, что кооператив (расположенный, кстати, по соседству со зданием администрации) якобы находится в процедуре банкротства, – это уже, простите, ни в какие ворота не лезет. Непростительно чиновнику не владеть ситуацией во вверенной отрасли. Какое банкротство, когда дебиторская задолженность у кооператива вдвое выше кредиторской!
Положение, в котором оказался пионер сельхозпотребительского движения, приводит к простому выводу. Хорошо, когда потребительский кооператив «пристегнут» к денежной коммерческой структуре. У того же райпо в подобных форс-мажорных обстоятельствах найдется финансовый источник, чтобы «вытащить» свой закупочный бизнес. У «Аликово-молоко», созданного с чистого листа, такого нет.
Чтобы запуститься вновь, кооперативу, в общем-то, и немного надо – с полмиллиона рублей кредита, чтобы рассчитаться со своими поставщиками. Но Н. Сергеева уже боится его брать – из-за высоких процентов. «Надоело работать по сути только на налоги и кредиты», – говорит она. Хотя брать, не исключено, все же придется…
История с «Аликово-молоко», увы, не исключение. В подобном положении оказываются и другие потребительские кооперативы, с таким трудом созданные. И если так дело пойдет и дальше, то некоторым из них придется закрыться, а на смену придут опять те же «дикие» перекупщики. Вот тогда и крестьяне взвоют, и местные бюджеты потеряют солидную прибавку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.