Из одного металла льют…

«Первым на войну ушел старший брат, Андрей Яковлевич (справа на снимке)...» Фото Олега МАЛЬЦЕВАВОЕВАЛ КАК РАБОТАЛ, РАБОТАЛ КАК ВОЕВАЛ

Чебоксарцу Николаю Яковлевичу Трофимову в январе исполнилось 90 лет, но ему до сих пор снится война. «Семьдесят лет прошло, а не отпускает, – грустно улыбается солдат. – Чуть ли не каждую ночь воюю. Падают бомбы, разрываются снаряды, стонут раненые товарищи… А мне вот повезло, ни разу не царапнуло».
УЛИЦА ИМЕНИ БРАТЬЕВ ТРОФИМОВЫХ?
Свое везение Николай Яковлевич объясняет богомольными родителями. «Сильно верующие были. А когда в 1944 году Сталин разрешил открывать уцелевшие церкви, отец, Яков Трофимович, устроился в Акулево церковным старостой… Отмолили нас, двоих…»
У четы Трофимовых, жителей деревни Ердово Чебоксарского района, было три сына на загляденье – Андрей (1910 года рождения), Всеволод (1917) и Николай (1926). Росли мальчишки на рассказах отца, участника Первой мировой (воевал с 1915 по 1917 год), и, обсуждая с сестрами услышанное (их тоже было три), не ведали до времени, что «сразиться с немцем» придется и им…
Старший, что такое война, познал еще в Советско-финскую кампанию. За проявленные мужество и героизм Андрей Яковлевич был награжден орденом Красного Знамени в 1940 году, награду получил из рук самого «всесоюзного старосты» Михаила Калинина. Средний брат на службу тоже был призван еще до начала Великой Отечественной, весть о нападении Германии встретил моряком Балтийского флота. А вскоре, в октябре 1941 года, в дом Трофимовых «постучалась» похоронка – Всеволод погиб, защищая Ленинград… В 1943 году, по окончании 10-го класса, на его место встал младший, Николай.
«Сельчане уважили наш вклад в Победу, – не без гордости показывает Николай Яковлевич старую фотографию, где изображен родительский дом с вывеской «Улица братьев Трофимовых», и добавляет: – Правда, теперь ее называют улицей имени Володи Трофимова (Всеволода в деревне все так звали), может, потому, что мы с братом Андреем осели в Чебоксарах… Родители умерли…»
МЕДАЛЬ ЗА БОЙ…
Родину Николай Трофимов защищал на Ленинградском фронте, в 56-й Краснознаменной Пушкинской дивизии, 37-м стрелковом полку. «От начала (первое боевое крещение получил под Псковом) до конца воевал в одной части, в одной батарее и в одном расчете, – говорит о себе фронтовик. – Бил по врагам прямой наводкой до самого Дня Победы».
По воле судьбы служить пареньку из чувашской глубинки довелось в артиллерии. Был замковым, заряжающим, наводчиком. Даром что артиллерию «богом войны» величали, а натерпелись бойцы – будь здоров! «Машин не было, 76-мм пушку возили на конной тяге, а иногда и сами впрягались… И коней выбивало, и бойцов из расчета чуть ли не в каждом бою теряли – или погибали, или по ранению выходили… Однажды убило ездового, мне пришлось встать вместо него», – тяжело вздыхает солдат. Кстати, за тот бой Николай Трофимов был удостоен первой боевой награды – медали «За отвагу».
Позже к ней добавились и вторая медаль «За отвагу», и «За боевые заслуги», и благодарность Верховного главнокомандующего «За взятие Риги», и орден Отечественной войны второй степени.

Из приказа № 034/н по 37 стрелковому полку от 14.08.1944 г.
…Награждаю медалью «За отвагу» ездового батареи 76-мм пушек красноармейца Трофимова Николая Яковлевича за то, что он за время боев с 6 по 12 августа 1944 года под сильным огнем противника подвозил боеприпасы на огневые позиции, рискуя жизнью, подвезенные боеприпасы всегда в срок подносил на огневые позиции постоянно находящихся в боевых порядках стрелковых подразделений.
Командир полка

Показывая награды, фронтовик опять мрачнеет: «Каждый день проживали как последний. Смерть ходила рядом и во время боя, и во время затишья… Однажды в только что освобожденном латышском хуторе нас «догнал» ужин (в первом эшелоне кормили два раза – утром, пока еще не рассвело, и вечером, когда уже стемнело. А иногда и вовсе голодными оставались. Скажем, везут засветло завтрак, а немецкие самолеты налетают с высоты, попадет бомба в полевую кухню – тогда каша, суп и хлеб в воздух взлетают…).
Расположились есть в уцелевшем сарае, со мной рядом присел сержант, начали суп из одного котелка хлебать – и тут на крыше разорвался снаряд. Нас накрыло осколками, щепками, пылью. Отряхнулись, выбежали – нет сержанта, убило его осколком… Во сне и сегодня это переживаю… Сновидения-воспоминания постоянно перед глазами, мелькают как ленты черно-белого кино…»
ПОДУМАЛИ, ЧТО ПРОВОКАЦИЯ
Весть о победе Трофимов встретил под Ригой, неподалеку от Юрмалы, – его дивизия добивала Курляндскую группировку фашистов. «Восьмого мая под вечер перед нашими боевыми позициями появилась полуторка с громкоговорителем. Стала вещать на немецком, на русском о том, что Германия капитулировала. Но мы своих позиций не оставили, – смущенно улыбается фронтовик. – Вдруг это провокация?! Да и противник сдаваться не торопился. Только утром 9 мая, когда пришли из штаба связисты, убедились, что установка громковорящая вещала правду. А после обеда, часам к трем, показалась с вражеской стороны и колонна немцев. Впереди шел офицер с белым флагом… Оказывается, им был приказ – помыться, переодеться и только после этого идти сдаваться русским. Поэтому и долго шли…»
Но капитуляция не означала еще конца военных действий. Полк Трофимова послали прочесывать местность на предмет притаившихся в лесах врагов. Да и, как известно из истории, основные бои с немцами из Курляндского котла завершились только 15 мая.
«На свои позиции возвратились 13 мая и только тогда почувствовали, что война кончилась, – тянется нить воспоминаний. – Надеялись, что скоро домой, но вместо этого вышел приказ готовиться на Дальний Восток. Правда, эшелон пришлось долго ждать, подали его только в августе, а за Уралом и война кончилась, пришло сообщение, что Япония капитулировала».
Дивизию разгрузили в Омске, там Николай Трофимов прослужил еще пять лет.
…МЕДАЛЬ ЗА ТРУД
Возвратившись на родину, вчерашний солдат решил обосноваться в Чебоксарах. «В апреле 1950 года приехал в столицу, с тех пор и живу здесь, – помолчав немного, продолжил ветеран. – Во время службы в Омске посылали на три месяца на целину, на уборку хлеба, там приобрел профессию тракториста. Вот и решил в городе устроиться по этой специальности, другой не было…» Но найти работу оказалось непросто. Единственной стройкой в Чебоксарах в то время был хлопчатобумажный комбинат, только-только начали строить первый прядильный цех. И, как сказали фронтовику на предприятии, ни тракторов, ни бульдозеров у них нет, на всю стройку единственный экскаватор. Рвы под фундаменты жилых домов по будущей улице Текстильщиков копают вручную.
Техника на стройку стала приходить с 1951 года. В тот же год и устроился в Легпромстрой (предшественник Управления механизации № 2) на работу Николай Трофимов. Трактористом-бульдозеристом здесь он проработал до выхода на заслуженный отдых. Готовил стройплощадки для многих предприятий и жилых комплексов, которые появились в Чебоксарах в 50–70-е годы. «Перемещал грунт, так писали в наряде», – улыбается ветеран, рассказывая, как в столице Чувашии начинали строить тот или иной завод.
У Николая Яковлевича уникальная память – помнит не только годы строек предприятий, но и то, в каком году появились те или иные модели тракторов, бульдозеров, башенных кранов, то есть всей строительной техники. «Сейчас легко и быстро возводят строение любой сложности, а как в наше время тяжело приходилось строителям!» – вздыхает ветеран, рассказывая о том, как приспосабливали рельсы для подъема кирпичей на этажи.
Работал Трофимов, как и воевал, сознавая ответственность за порученное дело, не случайно ведь говорят, что «медаль за бой, медаль за труд из одного металла льют». Рядом с боевыми наградами на «кителе» (так он называет парадный пиджак) гордо поблескивают медали «За трудовое отличие», «За доблестный труд», «Ветеран труда», знаки «Победителю соцсоревнования», «Ударник… пятилетки» (получал чуть ли не каждую пятилетку).
«Было время, – вздыхает ветеран, бережно убирая «китель» обратно в шифоньер, – есть что вспомнить и рассказать детям, внукам и правнукам». У Николая Яковлевича три дочери, три внука, пять правнуков. Делится он своими воспоминаниями не только с родными – часто проводит уроки мужества для городских школьников.
Особенно востребован бывший артиллерист в преддверии 9 Мая – то в школы приглашают, то «тимуровцы» сами с визитом нагрянут. Фронтовика такие встречи нисколько не напрягают: напротив, придают новых сил.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.