Яков ГЛЯКИН: В Европе нас встречали как освободителей

Фото Натальи ВАСИЛЬЕВОЙДУША РАЗВЕДЧИКА ДО СИХ ПОР БОЛИТ О НЕЛЕПЫХ ПОТЕРЯХ СОЛДАТ

91-летний фронтовой разведчик Яков Глякин войну вспоминать не любит: «Я своими глазами видел, как умирают дети. Как рушатся дома. Страх один. Не дай Бог!» Но любит песни 1940-х, особенно «Сторонку родную», которую Леонид Утесов спел за несколько дней до Победы. Она и про фронтовые дороги Якова Петровича, по которым он из родного поселка Ибреси в Чувашии дошел до Бухареста и Праги. Несколько строчек он напел и при нашей встрече в чебоксарском госпитале ветеранов.

В Ибресях Яков Глякин – один из немногих оставшихся в живых участников Великой Отечественной войны.
– Нас можно по пальцам одной руки пересчитать, – улыбнулся седой разведчик. Его памяти позавидуешь, а человеческое обаяние и интеллигентность располагают. Когда слушаешь фронтовые рассказы Якова Петровича, понимаешь, почему советский народ победил в самой страшной войне прошлого века: он и его поколение просто и без пафоса любили Родину, думая, не как самому спастись, а как всем победить…
На фронт Яков Глякин ушел вместе с одноклассниками в 18 лет, в январе 1942 года. Два месяца подготовки в Смоленском пехотном училище – и в первый бой. Он был жестоким и неравным: в руках недоучившихся курсантов – штыки, у противника – автоматы и пулеметы.
– На станции Хреновой Воронежской области нашу только сформированную роту выстроили в цепь и отправили в штыковую атаку. 180 молодых стрелков. После боя осталось 80 человек, в том числе я. За то, что выжил, меня наградили медалью «За отвагу». Так я получил свою первую награду, – рассказал Яков Петрович.
– Страшно было?
После жарких боев. Румыния, сентябрь 1944 года. Яков Глякин (слева) со своими однополчанами А.П. Кропытовым и Н.Н. Кузнецовым.– Конечно. Но о страхе в тот момент как-то не думали. Было единственное желание – прогнать врага с родной земли. С нами рядом были политруки. Они нам поднимали боевой дух, чтобы мы не паниковали, не унывали, были мужественными, – объяснил ветеран.
Вторую свою награду – орден Славы III степени – Яков Петрович заслужил уже в разведке, в которую попал после госпиталя.
– В начале 1944 года наши войска уничтожали Корсунь-Шевченковскую группировку вермахта. Я как разведчик наблюдал за передним краем фашистской обороны. И обнаружил небольшой разрыв их сил. Через этот разрыв мы решили пробраться во вражеский тыл на глубину около полутора километров и ночью устроить засаду на дороге, по которой интенсивно двигались фашистская техника, пехота. Залегли в засаде. Видим, едут два конника. Когда они поравнялись с нами, мы бросили под копыта лошадей гранату. Одной лошади оторвало ногу, седок упал, другой конник умчался. Осмотрели седло. Нашли сумку-планшет, набитую документами и топографическими картами. Доставили в штаб. Оказалось, что наш трофей представлял большую ценность: на картах были обозначены места, где должно было расположиться прибывающее из Польши пополнение вражеских сил, их количество, характер вооружения. Ни один «язык» не смог бы столько рассказать, – вспоминает фронтовик.
Через полгода, осенью 1944 года, Яков Петрович получил орден Славы II степени. На этот раз – за агитацию среди фашистов, взятых в окружение.
– В августе наши войска вышли к границе Румынии. Окружили Ясско-Кишиневскую группировку. Наш дивизионный переводчик начал усиленно заниматься с нами немецким языком. Мы должны были назубок выучить отдельные немецкие фразы, чтобы потом, выйдя с рупорами на передний край, обращаться к противнику. Одну помню до сих пор, – сказал разведчик и, закрыв глаза, отчеканил на немецком: «Немецкие солдаты и офицеры, вы окружены! Все пути отхода для вас отрезаны. Единственный ваш путь к спасению – сдаться в плен».
– А на моем участке агитационной работы было много румын и венгров – союзников немецких фашистов, – продолжил Глякин. – И внутри их рядов уже шло брожение. Поэтому сдавались целыми частями с офицерским составом… Благодаря нашей агитационной работе Бухарест советские войска взяли быстро, без особых боев.
Всю войну Яков Глякин прошел в рядах 25-й Красно-знаменной гвардейской орденов Богдана Хмельницкого, Михаила Кутузова Стрелковой дивизии имени нашего легендарного земляка Василия Чапаева. До сих пор душа фронтовика болит о нелепых, неоправданных людских потерях в Советской армии.
– Как люди гибли на войне? Об этом в газетах не пишут. А я расскажу, – вздохнул Яков Петрович. – Часто солдаты умирали не из-за тяжести ранений, а просто из-за потери крови. Не хватало санитаров. В каждой роте был один санинструктор. В бою пока он одному раненому перевязку делал, другие десять ждали. И не дожидались, истекая кровью. А если бы к ним кто-нибудь подошел, перевязал, столько бы людей выжило… В 1943 году в боях под Харьковом меня ранило. Можно сказать, легко. Помню, санитары погрузили меня в кузов полуторки. Я сел спиной к кабине, рядом со мной положили другого раненого, совсем молодого парня, судя по внешности – родом с Кавказа. В дороге трясло страшно. Его голова «прыгала» на моих коленях… До госпиталя он не доехал. Его остывающее тело выгрузили и оставили похоронщикам прямо на обочине. При солдате не было ни документов, ни других опознавательных знаков. Вот так на фронте люди становились «пропавшими без вести».
День Победы в 1945 году Яков Петрович встретил в окрестностях Праги.
– 7 мая мы уже знали о капитуляции фашистской Германии. Был солнечный теплый день. Наша часть шла по Чехословакии. Из окон домов была спущена белая материя – знак капитуляции фашистов. Местные жители встречали нас как освободителей, а не захватчиков. С радостью, цветами…Женщины выходили на дорогу, держа подносы с хлебом и графинчиками местного вина…
– Война вспоминается?
– Стараюсь не вспоминать. Но часто мне снится, как над головой летят немецкие бомбардировщики. Как с жутким воем падают бомбы, как разрываются, как с визгом разлетаются осколки. Просыпаешься в холодном поту: «Господи!.. Это же сон».

Фото автора и из архива семьи
ИЗ ДОСЬЕ
Яков Петрович Глякин родился 12 августа 1923 года в селе Соколовка Пензенской области. В 1933 году его родители, мастера-бондари, переехали в Чувашию в лесной поселок Ибреси. На счету разведчика Глякина десятки захваченных «языков», он участвовал в Сталинградской и Курской битвах. После войны служил в рядах Советской армии заместителем командира роты по политчасти, участвовал в строительстве космодрома на Байконуре. С супругой Валентиной воспитал двоих сыновей. Старший Владимир Глякин работает хирургом в Казани, заслуженный врач Республики Татарстан. Младший Сергей Глякин – врач высшей категории Республиканского онкологического диспансера.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.