В редакцию не вернулись с войны…

Борис Владимирович ШашковВСПОМИНАЯ ИМЕНА ПОГИБШИХ ЖУРНАЛИСТОВ

(Продолжение. Начало в № 32 от 3 марта 2015 года)

«МЫ РИНЕМСЯ В БОЙ СОКОЛИНЫЙ…»

Журналист, поэт и летчик Борис Владимирович Шашков родился 27 мая 1913 года в Цивильске, погиб – 22 июня 1941 года в Западной Белоруссии при бомбежке немецкой танковой колонны.
Литературный сотрудник республиканской газеты «Красная Чувашия», автор многочисленных статей, стихов и рассказов. Ему прочили большое будущее литератора и журналиста. И вдруг он совершает резкий поворот в жизни, оставляет любимую работу и в 1935 году становится курсантом расположенной в Харькове 9-й военной школы летчиков и летнабов – так сокращенно называли летчиков-наблюдателей. С 1937 года он летчик 42-й авиационной дивизии дальнего действия Западного военного округа, командир эскадрильи.
Однако поступок Бориса Шашкова не был спонтанным. Сохранились документальные свидетельства, что он с детства готовил себя к подвигу. В стихотворении «Моя песня», написанном Борисом в 16 лет, поражает одна особенность: он сразу определил свой жизненный путь – создавать стихи и быть солдатом.
С начала 1930-х годов в Цивильске, пожалуй, не было более активного члена ОСОАВИАХИМа. Он выполняет все поручения райсовета оборонного общества. Со школы любивший спорт, Борис – признанный лидер по многим его видам. Личным примером он вовлекает в спортивные состязания десятки и сотни молодых людей, которые, пройдя осоавиахимовскую закалку, с гордостью потом вливались в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
В одной из книг местный краевед Александр Ильин подчеркнул: «Бориса Шашкова постоянно можно было видеть в Доме обороны имени Блюхера, пункте вневойсковиков, в Цивильских военных лагерях. Везде и всюду он пропагандировал физкультуру и, как сегодня сказали бы, здоровый образ жизни». Несмотря на большую загруженность спортивно-массовой работой, он находил время и для занятия журналистикой и поэзией. В этот период его корреспонденции регулярно появляются на страницах «Красной Чувашии». Не случайно начинающего газетчика интересовали все стороны кипучей деятельности цивилян, героями этих корреспонденций часто становились и молодые осоавиахимовцы района, которых он хорошо знал.
В своем блоге Марина – внучка Бориса Владимировича по материнской линии сообщила: «По рассказам и воспоминаниям друзей, мой дед был способным и любознательным, его называли душой футбольной команды, он хорошо ходил на лыжах. Со своей будущей женой – моей бабушкой Лидией Порфирьевной Кудряшевой он учился в одном классе, они вместе занималась спортом. На этой пожелтевшей фотографии мои бабушка и дедушка после лыжного похода из Цивильска в Чебоксары. Так они приветствовали четвертый съезд Советов Чувашии. В феврале 1931 года им было по 18 лет. У каждого – лыжи, винтовка, противогаз и буденовка».
Борис 2-й слева во втором ряду, а Лида в последнем ряду 3-я справаВ ЕДИНОМ ПОРЫВЕ
Позднее, в 1933 году, Борис переехал в Чебоксары и начал работать в штате редакции газеты «Красная Чувашия». Конечно же, сбылась его мечта о регулярных занятиях в аэроклубе. На IX съезде ВЛКСМ, как известно, было объявлено о шефстве над ВВС. По призыву «Комсомолец – на самолет!» и журналист Шашков в едином порыве со сверстниками и страной пошел в авиацию. В 1935 году его зачислили курсантом летной школы. Он уже был женат, и 22 января этого же года у него родился сын Владимир.
По окончании учебы в 1937 году молодой лейтенант получил назначение под Смоленск. Туда же перевез семью. По прибытии в авиационную дивизию Шашков с головой окунается в армейскую жизнь. Теоретические навыки, полученные им в течение двух лет в летной школе, он закрепляет ежедневными полетами, приближенными к условиям войны. Упорство, трудолюбие и смелость летчика вскоре были замечены командованием полка. Он назначается командиром звена бомбардировщиков. Его избирают секретарем партийной организации эскадрильи.
Зато в свободное от полетов время он целиком отдает себя литературе, становится активным членом литературного кружка при дивизионной газете «Сталинский маршрут». В ней часто печатались его статьи, посвященные жизни и службе летчиков, патриотические стихи. Красноречивый факт: Борис Шашков не забывал свою малую родину и друзей по газетной работе. По почте он присылал в редакцию «Красной Чувашии» свои переводы стихов белорусского поэта Янки Купалы и поэмы «Нарспи» Константина Иванова. Он очень любил читать книги Максима Горького, якобы над его кроватью висел портрет писателя.
15 мая 1941 года в газете «Сталинский маршрут» было опубликовано стихотворение Бориса Шашкова «Слово перед боем». В нем летчик-поэт пишет:
Мы ринемся в бой
соколиный, да так,
Чтоб небо взревело
от грома атак,
Чтоб зубы скрипели,
трещали хребты,
Со смертью в обнимку
и с пулей на «ты».
За Родину нашу, что
кровью добыта,
Мы недругу сломим
клыки…
РОДИНА ЗНАЕТ СВОИХ СЫНОВЕЙ
Оказывается, более 28 лет родные и близкие не знали подробностей первого и последнего боевого вылета летчика Бориса Шашкова. Его величество случай помог поднять завесу трагической тайны. В 1970 году в газете «Советская Чувашия» был перепечатан очерк московского журналиста «Известий» Ерохина «Однополчанин Гастелло». Предыстория такова: когда спецкор собирался в командировку в Чебоксары, его давний знакомый, военный корреспондент Герасим Грабченко попросил разыскать родных одного из друзей Гастелло и назвал конкретное имя – Бориса Шашкова. «Кстати, Грабченко был редактором дивизионной многотиражной газеты «Сталинский маршрут», где печатались стихи и статьи дедушки Бори», – написала в ЖЖ внучка Марина.
Вот строки из статьи «Однополчанин Гастелло»: «…первый день войны, в 5 часов утра из-под Смоленска ушли на бомбежку танковых группировок врага в район Западной Белоруссии тяжелые бомбардировщики. Повел свой самолет и Борис Шашков. Очевидцы рассказывают, что он снизил свою машину до предела, чтобы все бомбы уложить в цель – в самую гущу танковой колонны. Удар был неотразим.
В старом корреспондентском блокноте редактора газеты Г.И. Грабченко сохранилась запись: «22 июня. Аэродром. 17 часов 25 минут. Беседую с только что возвратившимся из боевого полета командиром эскадрильи Калинченко. Говорит, отворачиваясь от меня, видно, боится, что не сдержит слез: «Остался там, не вернулся Боря Шашков, знаешь, наш поэт, летчик и коммунист. И в первый день войны он показал, как надо воевать, чтобы бить фашистов наверняка…» Возвратившись из боевого полета, в редакцию прибежал Николай Гастелло: «Неужели правда, что случилось с Борисом! Ну, сволочи, поплатятся они за него».
Ситуация была критическая: подразделение понесло большие потери. Оставшиеся летчики и самолеты были сведены в две боевые единицы. Капитан Гастелло стал командиром 2-й эскадрильи. И уже через несколько дней он сдержал клятву – 26 июня 1941 года, выполняя очередной полет на боевое задание, Николай Гастелло направил свой горящий самолет на скопление вражеских войск. Через месяц ему было присвоено звание Героя Советского Союза, посмертно.
Интересный факт. Имя Героя в послевоенные годы, особенно в 1970-1980-е годы было у всех на устах в Чувашии вот по какому поводу. Широко был развит массовый туризм. Одними из самых увлекательных считались речные круизы. А к республике был прикреплен комфортабельный теплоход «Николай Гастелло», который с первых туров хорошо заполнялся. По Волге от Чебоксар он ходил до Астрахани, возил отдыхающих до Москвы и якобы даже Санкт-Петербурга.
Известно, что, когда погиб Борис Шашков, командир приказал его семье срочно эвакуироваться. Лидия Порфирьевна с 6-летним сыном Владимиром более месяца добиралась из-под Смоленска в Цивильск. Здесь 22 сентября 1941 года родилась дочь Елена, которой не суждено было увидеть своего отца. Она окончила цивильскую среднюю школу № 1 и библиотечное отделение культпросветшколы, работала заведующей Рындинской сельской библиотекой, а в начале 1970-х годов переехала в Новочебоксарск. Сын Владимир окончил Ленинградский политехнический институт. Работал инженером на заводе «Красный Октябрь» в Волгограде. Без отрыва от производства изучал английский язык, потом учился в аспирантуре, по окончании которой работал в НИИ в Калуге, преподавал в Оренбургском политехническом институте. Кандидат технических наук, как и отец, с детства увлекался литературой. А жена Бориса Шашкова умерла 25 марта 1981 года.
ГОЛОС ПОЭТА ИЗ «ДО ВОЙНЫ»
Несколько штрихов к портрету Бориса Шашкова дополняет переписка его внучки в ЖЖ. В комментариях ее спросили: «Марина, сохранилось ли что-то из творчества деда? Может, опубликовать? Биография писателя, поэта, журналиста, летчика – и в шести строках? Маловато, хочется больше».
Rebinka. Да, есть несколько стихотворений. И в газетах наших местных раньше писали о нем. Есть статьи о нем в двух местных книгах. Есть в Доме печати в редакции газеты «Советская Чувашия» (раньше «Красная Чувашия») мемориальная доска не вернувшихся с войны журналистов, там есть и его фамилия с портретом. У меня ниже есть о нем пост, написала коротко. Сейчас появились архивные данные, листки с пометками и фамилии не вернувшихся, мы их скачали. Все не соберусь их добавить. И письмо солдатское треугольное, посланное им сестре, я раньше видела, но не знаю, дадут ли его нам. В Книге Памяти Чувашии мы с мамой нашли фамилию деда. И еще когда показывают фильм «В бой идут одни старики», мы с мамой всегда смотрим и думаем о нем.
«Марина, надо опубликовать здесь все, что есть. Доски памяти – это хорошо, но их видят все же меньше людей, чем посты здесь. И вообще это очень интересно! Зазвучит голос Поэта – голос из «до войны». Мне лично очень интересно!»
И еще один информационный источник. Десятилетиями Петр Ялгир целеустремленно собирал сведения о писателях и молодых литераторах, погибших в Великой Отечественной войне. После победного 9 мая 1945 года Союз писателей Чувашии недосчитался 16 человек. В книгу вошли также имена 24 чувашских авторов, подававших большие надежды. Но их жизнь оборвала вой-на. «Среди русскоязычных писателей, уроженцев Цивильского района, – упоминается в книге, – приводится имя поэта и переводчика Б.В. Шашкова, военного летчика из отряда Гастелло, павшего смертью храбрых в воздушном бою с фашистами. До войны Борис Владимирович работал в газете «Красная Чувашия», увлекался поэзией, переводил стихи чувашских поэтов на русский язык».
«Я НЕ ДРОГНУ В СВИНЦЕ И ОГНЕ»
Еще не зная о гибели своего бывшего сотрудника Бориса Шашкова, газета «Красная Чувашия» в номере от 24 июня 1941 года сообщала: «22 июня в Цивильске состоялся общегородской митинг, в котором участвовало 3500 человек, один за другим на трибуну выходили рабочие, служащие, студенты и учащиеся. С глубокой и яркой речью выступил комсомолец Волков: «Родина призывает своих сынов встать на защиту ее священных границ. Я еще не достиг призывного возраста, но я и мои товарищи уже подали заявление в военкомат с просьбой направить нас на фронт. Заверяю вас, товарищи земляки, что мы будем сражаться храбро, самоотверженно».
В День Победы, подводя скорбный, но в то же время и героический итог, местная районная газета писала: «В жестоких боях с немецко-фашистскими захватчиками погибли геройской смертью 154 мужчины и 2 женщины, уроженцы г. Цивильска. Среди них поэт, журналист, летчик Борис Владимирович Шашков. Во имя далекой Победы он отдал свою короткую, ослепительно яркую жизнь в первый день войны, которая длилась 1418 дней и ночей…»
…На днях в новостной ленте об очередной годовщине освобождения Смоленщины удивила заметка про открытый урок в одной из школ. «Изучая военное творчество Константина Симонова, учитель старался показать, как Смоленская тема в дни боев на территории области становится главной – темой большой Родины, как в это сложное время выковывались важные качества патриотизма, проявлялись героические стороны характеров, их нравственные основы. Были представлены произведения поэтов, погибших на Смоленской земле во время Великой Отечественной войны, – Бориса Богаткова, Бориса Шашкова и Николая Майорова. Дети читали их стихи».
Хочется верить, что автор упоминает имя нашего чувашского парня…

Опубликовано: 7 марта 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.