Именной самолет летчика Орлова

Анна Петровна Сарскова (в центре) у легендарного самолета.ПОБЕДУ КОВАЛИ И НА ФРОНТЕ, И В ТЫЛУ

Лозунг военного лихолетья в тылу «Все для фронта, все для Победы!» находил свое воплощение не только в самоотверженной работе за заводскими станками и на полях, но и в добровольном пожертвовании крестьянами, рабочими денежных средств на строительство самолетов, танков, кораблей. Конечно, не от их избытка, подчас речь шла о последних средствах, но тогда об этом мало кто думал.

ДЕНЬГИ НА БОЕВУЮ МАШИНУ
Подсчитано, что на деньги от добровольной финансовой помощи одних только самолетов было направлено на фронт 2565 единиц. Более 100 млрд. рублей составили поступления денежных средств от населения по займам и лотереям.
В массовом порядке взнос средств в фонд Красной Армии на строительство танковых колонн и авиаэскадрилий начался в декабре 1942 года. Кроме денег поступило 13 кг платины, 131 кг золота, 9519 кг серебра, на 1,8 млрд. руб. драгоценностей, свыше 4,5 млрд. руб. облигаций государственных займов, более 0,5 млрд. руб. вкладов в сберегательные кассы (в ценах 1941 г.).
Зачинателями сбора денег на постройку самолетов были саратовцы. В Чувашии это благородное дело первой поддержала семья Сарсковых из села Иваньково-Ленино Алатырского района.
Большую исследовательскую работу по истории этой семьи провели поисковики одной из школ села Азнакаева из Татарстана, где проживает внучка Сарсковых Валентина. (Туда мне посоветовали обратиться в Иваньково-Ленинской сельской администрации.) Как установили следопыты, главу семьи Андрея Михайловича по возрасту на войну не призвали. Воевать ушли его сыновья. В первые же дни пропал без вести Николай, спустя год погиб Петр. Но горевать отцу некогда – надо было работать бригадиром в колхозе.
Заявление Сарсковых о просьбе принять деньги в Фонд обороныИ БЫЧОК ВНЕС СВОЙ ВКЛАД…
Решение собрать деньги на постройку самолета Андрей Михайлович принимал вместе с супругой Анной Петровной после того, как принес домой газету с таким призывом. «И сколько же он стоит?» – спросила супруга. «100 тысяч рублей, – прозвучал ответ. – Хлеб продадим».
Сумма по тем меркам немалая. Но и государство помогло: Сарсковым разрешили часть хлеба взять из колхоза и продать на рынке. Вдобавок они продали двухгодовалого бычка.
Вскоре Андрей Михайлович отправил в Москву письмо с просьбой приобрести на его деньги самолет. В ответ пришло разрешение, а также список летчиков. Сарсковы выбрали Героя Советского Союза Федота Орлова, уроженца Ядринского района Чувашии.
В конце декабря 1942 года газета «Правда» опубликовала письмо Андрея Михайловича Сарскова из колхоза «Красный луч» Алатырского района Чувашии на имя Верховного Главнокомандующего. Он писал: «Я вношу из личных сбережений на покупку самолета 100000 рублей и прошу Вас, товарищ Сталин, разрешить вручить его одному из Героев Советского Союза – нашему земляку летчику товарищу Орлову Федоту Никитичу».
Заявление Сарсковых о просьбе принять деньги в Фонд обороны«ЛЕТНЫЙ» ПРАЗДНИК В ИВАНЬКОВЕ
Самолет был готов, конечно, не сразу, а лишь в 1944 году. Андрея Сарскова пригласили в Москву на прием к самому Сталину. А после вручения именного самолета Федоту Орлову он прилетел на нем в Иваньково-Ленино. Как вспоминают старожилы, в небе над селом самолет появился в разгар полевых работ. Сделав круг, приземлился на лугу. По этому поводу в деревне развернулось гулянье. На борту поблескивавшей на солнце машины крестьяне увидели надпись: «От колхозника А.М. Сарскова Герою Советского Союза Ф.Н. Орлову». Из кабины самолета навстречу колхозникам вышел Федот Никитич. У самолета он и познакомился с Андреем Михайловичем, горячо поблагодарив всех за отеческую заботу о Красной Армии.
После войны связь между Орловым и Сарсковыми была утеряна. В то время Федот Никитич проживал в грузинском городе Телави, потом переехал в Чебоксары, где не один год проработал контрольным мастером на одном из предприятий.
Андрея Михайловича не стало в 1968 году, а вот с Анной Петровной Федот Никитич потом не раз встречался. Последняя встреча Орлова и Сарсковой состоялась на сорокалетие Победы, в 1985 году. Тогда же по инициативе Орлова было принято решение о возвращении именного самолета в село. Его установили в центре Иванькова.
В ОДНОЙ ПАЛАТЕ С ГЕРОЕМ
Так уж получилось, что в том же году, только в июне, судьба свела меня с Федотом Никитичем в палате второй республиканской больницы (тогдашний партстационар). Там он и рассказал мне о встрече с Анной Петровной, состоявшейся месяц назад, во время празднования Дня Победы. Но запомнилось наше больничное бдение не только этим…
Орлов, несмотря на свои 72 года, когда шел по коридору, невольно обращал на себя внимание выправкой – подтянутый, торс немного откинут назад, носки чуть вывернуты… Шел, как по аэродрому.
Немало интересного рассказал Федот Никитич. О том, как полюбил свою будущую жену-красавицу, за которой ухлестывал весь полк. Особенно один капитан… Уходя в полет, Федот вытаскивал пистолет и говорил ему: «В обойме два патрона. Если узнаю, что ты приставал к ней, одна пуля тебе, вторая – мне».
Летчик Орлов после войны участвовал в испытаниях первых вертолетов. В одном из таких полетов машина потерпела крушение, но экипаж остался жив. «Правда, голова моя долго была похожа на каравай непропеченного хлеба», – вспоминал Герой.
А еще запомнился мой сосед выработанной, видимо, с фронта привычкой не бросать никого в любой ситуации. На второй день после операции ночью у меня появилось сильное воспаление. Бок страшно разболелся, не мог спать. Не спал и сосед, успокаивая меня. Наконец не выдержал – пошел за медсестрой. И не заснул до тех пор, пока меня не привели в чувство.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.