Как обманутые дольщики пытаются решить проблемы самостоятельно

ФИНАНСОВЫЙ КАПКАН ДЛЯ ДОЛЬЩИЦЫ
И никакого мошенничества?..

Казалось бы, истории с обманутыми дольщиками за последние пять-шесть лет стали для нас привычными. Как и их благоприятный финал — пострадавших от недобросовестных застройщиков граждан взяла под свое крыло региональная власть и почти все они нынче обеспечены квартирами за счет усилий других, уже добросовестных застройщиков.

КОВАРНЫЙ ЗАЛОГ

Но наша история о том, как люди пытаются решить проблемы самостоятельно.
Светлана Сергеевна Игошина, проживающая с семьей в селе Шихазаны Канашского района, оказалась в патовой ситуации. В августе 2008 года сельчанка обратилась в ЗАО «Стройтрест-2» по поводу участия в долевом строительстве квартиры в Чебоксарах. Хотела с пользой для семьи распорядиться деньгами после продажи жилья в Канаше, доставшегося ей по наследству после смерти матери.
Тогдашний директор этого предприятия Вячеслав Ефимов перенаправил будущую дольщицу в ООО «Кирпичное домостроение и прочее строительство» (КИДИПСтрой). Дескать, там оформите документы и туда же внесете деньги на строительство.
Как потом выяснится, учредителями «КИДИПСтрой» были две дочки Ефимова. Стройтрест-2 (застройщик) заключил с этой коммерческой организацией договор на долевое участие в строительстве многоквартирного дома по улице Фучика (неплохой семейный подряд). Под залог будущих квартир фирма по кирпичному домостроению и прочему строительству взяла банковский кредит.
А схема взаимоотношений с гражданами, желавшими приобрести жилье, была следующей. Светлане Сергеевне предложили оформить предварительный договор, согласно которому стороны обязуются заключить в будущем основной договор в виде уступки прав и перевода долга по договору на участие в долевом строительстве многоквартирного дома в срок до 31 июня 2009 года.
При этом один из пунктов предварительного документа гласил, что основной договор будет заключен сторонами с момента вывода из-под залога квартиры № 15, на которую претендует Игошина. При этом ее убедили: чем скорее она внесет деньги в «КИДИПСтрой», тем скорее банк «выпустит» квартиру из-под залога.
– Об этом мне говорили при заключении договора. То есть убедили, что деньги, которые я внесу, будут перечислены в банк на погашение залога, – рассказала журналисту Светлана Сергеевна. – К сожалению, тогда я еще не знала, какие подводные камни заложены в подобных договорах. Свои денежные обязательства выполнила, оставив на расчетном счете и в кассе «КИДИПСтрой» с августа по сентябрь 2008 года свыше полутора миллионов рублей. И вот уже шестой год пребываю в нервном шоке….

ДОВЕРИЛАСЬ, А ПОТОМ АХНУЛА…

Основной договор переуступки прав на квартиру так и не был заключен, потому что ООО «Юниаструмбанк» не освободил ее из-под залога. Причина банальная – «КИДИПСтрой» из денег, внесенных Светланой Сергеевной на вывод квартиры из-под залога, направил в банк только 170 тысяч рублей при договорной залоговой сумме в 963650 рублей. А основная сумма была использована не в интересах Игошиной, как она считает, а передана Стройтресту-2, чего не отрицал в Московском районном суде Чебоксар в апреле 2011 года и Вячеслав Ефимов.
Там он представлял интересы ООО «КИДИПСтрой», которому предъявила иск Светлана Игошина. Она требовала взыскать с этой компании, не выполнившей своих обязательств (срок предварительного договора истек, а основной не был заключен) неосновательное обогащение и проценты за пользование ее деньгами. Ефимов исковые требования несостоявшейся дольщицы не признал.
И привел аргументы в пользу ответчика. В частности, заявил, что в договоре установлено «диспазитарное отличное условие – вывод квартиры из-под залога без установленных сроков». Это и есть «подводный камень» предварительного договора, которым, когда пришло время, и воспользовалась сторона ответчика.
«В настоящее время, – заявил в суде Ефимов, – квартира № 15 из-под залога не выведена. Причиной являются обстоятельства непреодолимой силы для «КИДИПСтрой». Объект не введен в действие по независящим от ответчика причинам».
Видимо, обстоятельством «непреодолимой силы» явилось банкротство Стройтреста-2, признанного несостоятельным в ноябре 2009 года. В общем, организация-ответчик не уклоняется-де от заключения основного договора, такая возможность появится после ввода объекта в эксплуатацию, реализации других залоговых квартир и расчета по кредитам с банком.
Вот такие «радужные» перспективы нарисовал перед Светланой Сергеевной и судом Ефимов спустя два года и восемь месяцев после заключения предварительного договора и внесения денег Игошиной в «КИДИПСтрой».
А вообще любопытно, что мешало застройщику заключать договоры долевого участия или предварительные с гражданами напрямую? И если фирма-посредница вносила на строительство дома кредитные средства, то с какого перепугу она перевела в стройтрест львиную долю средств, поступивших от той же Игошиной? А ведь эти деньги, как она была уверена, должны были пойти исключительно на вывод квартиры из-под залога.
Кстати, на момент суда дом по улице Фучика не был достроен. Довел его до ума в минувшем году новый застройщик. Правда, Игошина не попала в число счастливых новоселов – банк реализовал проплаченную ею квартиру в счет погашения кредитных долгов, накопленных стройтрестом и фирмой, которую учредили дочери Ефимова.

НЕОСНОВАТЕЛЬНО ОБОГАТИЛИСЬ

Что касается исковых требований Светланы Сергеевны в 2011 году, то суд их удовлетворил, опираясь на законодательство. То есть признал факт неосновательного обогащения со стороны «КИДИПСтрой».
Это подтвердил и Верховный суд, указав, что правовая природа предварительного договора вообще не порождает каких-либо имущественных обязательств, в том числе и денежных. И внесенное в предварительный договор обязательство Игошиной сразу же выплатить деньги за будущую квартиру «противоречат самой сути заключенного договора». Она должна была передать деньги фирме только после заключения основного договора. Суд взыскал с ответчика все вложенные Игошиной средства (1 млн. 513 тыс. руб.) и еще проценты за пользование ими – 182400 рублей.

РУБЛЬ УШЕЛ В БАНК

Однако Светлане Сергеевне не возвращено ни копейки. Судя по ответам судебных приставов-исполнителей, кроме заложенных банку квартир у должника не оказалось другого имущества. В общем, гол как сокол.
Отчаявшись вернуть деньги, пострадавшая женщина в январе 2012 года вышла с заявлением в Арбитражный суд республики о признании «КИДИПСтрой» банкротом. Но и это не помогло. Суд установил, что в ходе конкурсного производства (завершено в минувшем декабре) сформирована конкурсная масса в размере… одного рубля. Да и тот израсходован на оплату услуг банка.
В октябре прошлого года конкурсный управляющий «КИДИПстрой» Татьяна Романова обратилась в Арбитражный суд о привлечении учредителей и бывших руководителей этого общества к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. В частности, просила взыскать с учредителей деньги Игошиной, которыми они неправомерно распорядились.
Наверняка читатели уже догадываются, каков был финал. Суд не удовлетворил заявление конкурсного управляющего. При этом он обратил внимание на то, что в заключенном между «КИДИПСтрой» и Игошиной предварительном договоре и речи не было об обязанности общества перечислить полученные от Светланы Сергеевны средства именно в банк на погашение залога за квартиру, а не в организацию, строившую квартиры, то есть в ЗАО «Стройтрест-2». Еще один «подводный камень», который не заметила Игошина.

ВОЗНАГРАДИ УПРАВЛЯЮЩЕГО

А тут новая напасть. Арбитражный управляющий Анатолий Константинов, временно управлявший «КИДИПСтрой» во время введенной там процедуры наблюдения, а затем назначенный конкурсным управляющим (он подал заявление об освобождении с этой должности летом прошлого года), предъявил иск… Светлане Игошиной.
Он желает взыскать с нее положенное ему как арбитражному управляющему вознаграждение – 870 тысяч рублей. Раз у банкрота-должника нет имущества, пусть платит Игошина, по заявлению которой «КИДИПСтрой» был признан банкротом. Закон о несостоятельности (банкротстве) допускает такое.
Однако по тому же закону Арбитражный суд прекращает производство по делу о банкротстве, если нет средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему.
И разве управляющий не знал об отсутствии у должника имущества? По закону еще на стадии процедуры наблюдения он обязан был изучить финансовое состояние должника. И обратиться в суд с ходатайством о прекращении производства по делу. Но не сделал этого.
А при таком раскладе уже не вправе требовать с заявителя каких-либо денег. Кроме того, факт осведомленности арбитражного управляющего об отсутствии у должника имущества подтверждает и то, что все расходы, связанные с проведением процедуры банкротства, оплачивала Игошина, по распискам передавая деньги Константинову. Суду придется еще и в этом деле поставить точку. Неужели Светлана Сергеевна получит очередной «удар под дых»?

БЕЗ ДЕНЕГ И КВАРТИРЫ

Хотя она, после стольких мытарств, уже теряет веру в то, что на нашей бренной земле существует справедливость. Следует отметить, что Светлана Сергеевна стучалась не только в судебные ворота. С 2011 года обращалась за помощью в разные инстанции, заподозрив руководство стройтреста и «КИДИПСтрой» в обмане.
Но ни в одном правоохранительном ведомстве, включая региональное МВД и прокуратуру республики, не нашли в действиях указанных ею лиц состава преступления. Между тем семье Игошиной причинен крупный ущерб, а она не выращивает деньги как семечки в своем огороде.
И получается, что не нашлось в российском законодательстве ни одного правового рычага, чтобы помочь женщине пенсионного возраста вернуть деньги, которые она считает попросту «украденными» (и вряд ли кто ее за это осудит). Именно отсутствие таких рычагов больше похоже на то самое «обстоятельство непреодолимой силы», которое мешает Светлане Сергеевне отстоять свои интересы. Да только ли ей?

Опубликовано: 5 февраля 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.