Три хита Казанского театра

ЧЕБОКСАРЦЕВ ПОБАЛОВАЛИ КЛАССИКОЙ В СОВРЕМЕННОЙ ТРАКТОВКЕ

театрНа сцене один за другим вырастали герои наших дней. Праведность и бесчинство, честность и обман, откровенность и ехидство смешались воедино. Люди жили в каморках с ободранными обоями и строили карточные замки, танцевали в просторных залах и выгребали из карманов последнюю мелочь. Только жизнь, хлещущая по лицу и пронизывающая до костей. Таким предстал перед нами Казанский академический русский большой драматический театр им. В. Качалова. На сцене Чувашского академического драматического театра им. К. Иванова были показаны «Глумов» по комедии Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты», искрометный водевиль Валентина Катаева «Квадратура круга» и пушкинская «Пиковая дама».
Три гастрольных вечера – досадно мало и невыразимо много. Мало, ведь сегодня публику редко «балуют» качественными образцами театрального искусства. Много, потому что объем художественного «нутра» и масштаб мышления этого коллектива поистине внушительны. Спектакли оказались контрастными и вместе с тем по-хорошему похожими. Но, главное, режиссер Александр Славутский и художник Александр Патраков мастерски нашли «золотую середину» между традициями и новаторством. Подобное случается далеко не часто.
В «Пиковой даме» сценическое пространство пронзает скала воздушного фасада со множеством окон. Они напоминают «рубашки» карт, замерших в загадочном пасьянсе. Графиня еще не появилась, но «говорящая сценография» уже назначает доминанту этой страшной истории. В претворении Светланы Романовой героиня концентрирует в себе маразматические полусны, могильный холод и удушающую красоту. Балетная пластика актрисы заставляет нас поверить в феномен вечной молодости. Череда мистических образных трансформаций бесконечна. Отвратно-натуралистичная картина похорон Графини расползается по сюрреалистичному полотну спектакля подобно жирной, воняющей ладаном и угнетающей монотонным голосом священника кляксе. Меткими штрихами возникают клетка с канарейкой и платья-торшеры, затхлые и пыльные, как мир старухи. Он поглощает и Германа, и Лизу, и Томского. Неслучайно лица героев скрыты под фантастическими масками, перерастающими в причудливые конструкции головных уборов, а игральный стол обращается смертным ложем Графини. Однако пара движений, и гигантский стеклянный пасьянс рассыпается. Теперь перед нами двери, похожие на лепестки слоистого воздуха. Трехмерное пространство, перспектива «вглубь»…
Это срабатывает и в «Глумове» с его высокими прозрачными особняками, где герои словно проходят сквозь стены. Егор Глумов в исполнении Ильи Славутского – сверхличность нового поколения. Как сказала Елена Андреевна о знаменитом Астрове из чеховского «Дяди Вани», талантливый человек в России не может быть чистеньким. Глумов вынужден строить стратегии, дабы выбить себе место среди «первых лиц» общества. Здесь олигархи, ворожеи-шарлатанки, магнаты, домохозяйки, «глянцевые» фотомодели. Увешанные песцами и норкой, они льстят и хватают, отдаются и бездумно крутят педали тренажера… Пародия на современную социальную ситуацию создана с пора-зительным остроумием. Как герой взаимодействует с ними? Насколько успешно держит оборону? Актер доказывает, что волевой стержень Глумова не сломить ни при каких обстоятельствах.
«Квадратура круга», напротив, прельщает трогательной лирической ноткой постановочного высказывания. Особый, «щемящий» тон задают перекошенные облезлые стены, засаленный матрац, вращающаяся под потолком звезда (такие были на каждой советской елке) и, конечно, Абрам в исполнении Марата Голубева. Неказистый, сутуловатый, в шапке-ушанке и с варежками на резинках, он смахивает крошки со стола вытянутыми рукавами потертого свитера. Но жанр буффонады интересует режиссера и художника в последнюю очередь. На фронтоне разливается мелодраматизм человеческих отношений, а остальное… очертаниями, намеками и едва уловимыми улыбками.
Заявка на сплоченность драматургического материала поддержана всеми средствами сценической выразительности. Например, ставка сделана лишь на одну музыкальную тему. Но насколько емкую! В ней слышится все: эмоциональная краска, обостренный характер и импульс для внутреннего развития. Достаточно вспомнить «Пиковую даму» с напряженным танго Астора Пьяццоллы, подрагивающим на кончике нерва, а в кульминации напирающим подобно машине. Или горькие, «пританцовывающие» усмешки Стефана Валдобрева в «Квадратуре круга». Иначе и быть не может, ведь перед нами театр. Или апофеоз жизни?

Мария МИТИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.