Память будет жить в веках

Поздравление с Днем Победы прислал в Чувашию Президент России Владимир Путин, сообщает пресс-служба Администрации Главы Чувашской Республики.
«Этот праздник – бесконечно дорог всем поколениям граждан России. Наши отцы и деды отстояли свободу и независимость Отечества, внесли решающий вклад в освобождение Европы и всего мира от нацизма. Память о героизме, стойкости и силе духа фронтовиков и тружеников тыла – будет жить в веках. Объединять наш народ, питать его нравственные и духовные силы», – говорится в поздравлении Президента страны, поступившем в адрес Главы республики Михаила Игнатьева.
«9 мая мы чествуем тех, кто отстоял свободу и независимость Родины, спас мир от нацизма, – пишет в своем поздравлении председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев. – Память о героях фронта и тыла всегда будет жить в наших сердцах. Беречь ее и совместно работать во имя процветания России – это важнейшая задача для всех поколений».

27 Responses

  1. Уважаемые ветераны, низкий ВАМ поклон!!!

  2. Уважаемые ветераны живите долго долго. Низкий Вам поклон.

  3. Мы дети войны тоже ковали Оружие Победы.Только в наших руках были хворостинки чтобы пасти скот.Грабли чтобы ворошить и сушить сено для живности.

  4. Я очень Благодарна нашим Спасителям, тоесь ветеранам, есле бы не они, нас бы сейчас не было….. Не все их уважают, и за этих людей мне очень стыдно…….
    От всего сердца говорю Вам спаибо, и низкий-низкий Вам поклон! Живите долго и не болейте!!!

  5. Солдаты не любят говорить о войне.
    Я родился в 1960 году, в 70-е учился в Чебоксарах. Видел безногих солдат на деревянных тележках в подворотнях, на вокзалах, у пивных, в забегаловках. Эти калеки зарабатывали кусок хлеба и стакан вина чисткой сапог. Их много раскатывалось с гармоникой в вагонах пригородных поездов. Теперь уже не осталось. Сразу после войны к ветеранам ВОВ относились ещё хуже, чем к ветеранам афганской и чеченских войн. Никому они были не нужны, никто о них не заботился. И даже праздника, «Дня победы», не было, был рабочий день. При Брежневе многое изменилось. Он сделал День победы выходным и праздничным, начал вводить льготы для ветеранов. Но их становилось всё меньше и меньше. Они вымирали. Где-то к началу 80х годов они исчезли совсем. По законам тех лет в 17 лет можно было записаться добровольцем. Если призывался в 45, то самому молодому ветерану сейчас 84 года. Но после войны этих солдат никто за ветеранов не считал. Потому что других, 1917 года рождения, много было. Им пришлось хуже всех. Они «прошли» Халхингол, Хасан, финскую войну, попали на войну Отечественную. Между тем, быть ветераном становилось выгодно, и в ветераны полезли проходимцы. Герои «ташкентского» фронта. Чтобы записаться в ветераны требовалось собрать кучу справок. Снимать штаны и показывать доказательства боевых ранений. А «жирная» комиссия определяла рана это или обыкновенные «чири». Настоящему ветерану это было противно. А вот тем, которые всю войну отсиделись как можно дальше от фронта, это дело было привычное. Вот они и поналезли, оттеснив настоящих солдат. А вот рассказ одного такого воина. Он попал на фронт в 16 лет. И сразу в штрафбат. В уличной драке он забил насмерть одного пацана. Призвать его не могли – возрастом не вышел. И ему предложили: или добровольно в штрафбат или в тюрьму на 15 лет. Выбрал фронт. Солдат вернулся живым и здоровым с орденом Славы третьей степени. Работал на одном заводе, где в кадрах числилось около пятидесяти кавалеров орденов славы со всеми причитающимися льготами. При Андропове их проверили, осталось всего трое настоящих. В том числе и мой рассказчик. Такова настоящая пропорция между ветеранами и «ветеранами». Однако, именно таких «ветеранов» выбрало государство в герои. Они рассказывали про подвиги советского народа молодому поколению. С экрана, со сцены и в школах. Потому, что настоящих ветеранов нельзя было к детям подпускать.
    Вот один пример. По телевизору его рассказал один наш известный артист. Он был молодым лейтенантом. В 18 лет. У него во взводе воевали «старики» солдаты, и они называли его батей.
    С крыши бил немецкий пулемёт. Пушек не было. С верху поступил приказ: подавить! Командир построил взвод: нужны добровольцы. Вызвался боец.
    — Батя! Напишешь представление на Славу? Я сделаю.
    Командир: — Ты сделай, потом требуй! Сделаешь – напишу!
    Боец: Ну, я пошёл, командир! Через час пулемёт замолчал. Приходит солдат и бросает на стол рюкзак-мешок и затвор от пулемёта. Старшина ухмыляется. Тогда боец вытаскивает из мешка отрезанную голову и аккуратно ставит её на стол, надевает на неё немецкую пилотку.
    Лейтенант ругается: -Ты что принёс?! Убери это сейчас же! Чтобы я этого не видел! — Я унесу, унесу. Ты на «Славу» то напиши, не забудь, а!
    Ну, скажите мне, как такого ветерана к детям допускать? Он их научит родину любить!
    Ещё пример из фильма Э. Климова «Иди и смотри», по произведениям Василя Быкова. Мальчишка решил уйти к партизанам. Его инструктирует грубый верзила мужик: — «Наш командир – мировой мужик! С ним жить можно. А вот комиссара бойся! Он недавно проверял посты и нашёл одного бойца спящим. Даже будить не стал. Ножом по горлу – и ушёл в свою землянку. И только под утро тревогу подняли». По уставу сон на посту – преступление. Враг может одними ножами всех вырезать из-за заснувшего часового. Войну Василь Быков провёл в партизанском отряде, подростком. Вот еще один из его рассказов. «Был в отряде один юный партизан. Всю его родню сожгли каратели. Живыми. Согнали в сарай и сожгли. На его глазах. Воевал с 10 до 13 лет, пока его не убили. Геройски воевал. Любил пытать пленных немцев. Пленных нельзя было с ним оставлять. Замучает до смерти, а если не успеет, то пристрелит. Оставят связанного пленного в землянке с этим ребёночком, вот он к утру и заговорит. Василь Быков пишет, что партизаны очень уважали храбрость. Храброму человеку многое могли простить. Но после смерти этого малолетнего отморозка всем в отряде стало заметно легче. Уж больно жестоким и страшным был этот ребенок. Далее писатель размышляет: «Я теперь думаю, что правильно, что этого мальчишку убили. Кем бы он стал в мирное время? А так, может быть, назначили бы его пионером-героем. И было за что. Воевал он геройски. Совершенно был лишён инстинкта самосохранения. Сейчас бы на его примере учили бы детей родину любить».
    Когда государство поставило вопрос о воспитании молодого поколения в духе патриотизма на примерах героев войны, надо было срочно создавать этих героев. Потому что настоящие ветераны для этого не годились. Заказных ветеранов бывалый человек легко определит. По их наградам и по тому, как они их носят. Солдаты носили их одной или двумя планками. Они наползали одна на другую и занимали мало места на груди. Это на парадном кителе. А на рабочем носили просто орденские планки. А то и вовсе не носили. У «заказных ветеранов» награды расставлены широко. По всей груди. Так заметнее. И все круглые. Из медалей – боевые солдаты ценили только медаль «За отвагу». Она из белого металла. Ещё уважали «За взятие…» Будапешта, Берлина и т.д. Медаль «За боевые заслуги» считалась «писарской» наградой. Фронтовики носить её стеснялись. Не носили.
    А у « заказных ветеранов» все медали жёлтого цвета. Яркие. Золотые. Юбилейные. 5 лет победы, 10 лет победы и т.д. Целый иконостас получается, если правильно развесить. И что характерно, эти «ветераны», кажется, размножаются делением. Годы проходят, а на трибунах их меньше не становится. Все наши праздники проходят под трибунами на трибунах. Надо ветеранов в президиумы сажать. Боевых ветеранов начальство всегда боялось и боится. Хрен знает, что могли натворить или наговорить они перед камерами. Вот, несколько правдивых историй о том, что могли натворить послевоенные ветераны. Отец рассказывал. Война завершилась, и воинские эшелоны пошли на восток. Опасно было с ними ездить штатским. Штатских били. Потому, что многие из них не воевали, а прятались в тылу. Один вагонный вор ночью полез в вещмешок к солдату. Трофеи искал. Его заметил один из демобилизованных. И схватил его. Вор показал ему нож. Солдат громко заорал на весь вагон. Все вскочили с полок. Схватили вора, открыли окно и вытолкнули его головой вниз на ходу из поезда. И полезли по полкам досыпать. Без всяких объяснений. Добрались на одну приволжскую станцию. Вагоны встали, нет паровозов. Надо где-то устроиться, пока снова не пойдут. Привокзальная гостиница стояла пустая, а комендант туда никого не пускал. Указаний не поступало. Солдаты забили ему в задницу ключи и бросили в туалетное очко. Так и барахтался этот начальник в дерьме, пока не утонул. Никто его не спасал. Солдаты заселились в гостиницу. Милиция, когда проходили через города воинские эшелоны, пряталась. Солдаты везли с фронта много оружия, все связываться с ними боялись.
    А вот другой случай, услышанный в Чебоксарах. Одному безногому ветерану в конце 60х годов дали инвалидную коляску. Не простую коляску, а электрическую и с аккумуляторами. Ему пришло время ежегодной медкомиссии. На предмет проверки: может, ноги уже отрасли и он незаконно получает пенсию за инвалидность? А главный по комиссии оказался гнидой. Всё не принимал калеку: «ЗАЙДИТЕ завтра, ЗАЙДИТЕ после трёх часов. Я сейчас занят». А калека оказался танкистом. Он по длинному коридору больницы разогнал свою коляску, весившую килограммов сто, и таранил неприступную крепость. Сломал главному несколько рёбер и ключицу. Калеку судили. Дали ему год условно с конфискацией орудия преступления – инвалидной коляски.
    И такие случаи с ветеранами были типичными. И таких героев сажать в юбилейный президиум? Вначале, правда, пускали всех ветеранов на юбилейные мероприятия, но потом перестали. Выпив водки, ветераны, случалось, начинали бить «заказных ветеранов». Такие скандалы в благородном деле воспитания юношества ни к чему. Вот и заменили боевых ветеранов « ташкентскими ветеранами». Молодежь глядит на них и что то не чувствует уважения к «героям». Чисто инстинктивно. Чувствуют дети фальшь. Вот и тянет их на американское кино, на Рембо.
    А книжек настоящих ветеранов молодёжь не читает. Отвыкли от чтения. Да и мало правдивых книжек. Нет их. А тем, кто интересуется настоящей войной, я бы порекомендовал А. Фадеева или Бабеля. Эти из наших писателей, российских. Ещё советую читать Хемингуэя. Тоже правдиво пишет. К сожалению, вся советская военная проза сильно отлакирована в части характеров советских воинов из педагогических соображений.
    Можно было бы поговорить с ветеранами чеченской и афганской войн. Только настоящие ветераны не любят говорить о войне. Навоевались и зареклись. Не понимают их штатские. Если говорить правду про войну, то примут за трусов и гнид. А врать не хочется. Сколько не просил их по своей работе, отказываются. Молчат

  6. И такое бывает.Ехали пацаны на фронт,но не доехали -война кончилась.На праздниках 9-го мая одевал костюм с планками как бы у него есть награды.Он же не воевал ! Бывшие друзья удивлялись откуда да как.

  7. Мой отец ушёл на фронт в семнадцать лет, 1943 -м. Дома осталась его мать одна. Напротив жил сосед на пару лет старше моего отца,который вернулся из армии одноглазым, так и не попав на фронт. Отец мой вернулся только в 50-м году. так вот, пока старушка, его мать, жила одна, сосед наш таскал из её погреба картошку. Об этом он признался через годы, под хмельком, и оказывается, и глаз себе сам попортил… Но самое интересное случилось потом, в 80-е. Отец мой умер в 1981 году. Потом пошла перестройка… наступили 90-е, и … наш сосед стал ветераном и получал всё причитающееся в таких случаях. На каком основании его приравняли к ветеранам — загадка. Да и мужик сам по себе, ничего из себя не представляет. Всю жизнь только с бабами дружил, а с настоящими мужиками, не помню, чтобы больно общался. Мой отец никогда к нему не ходил, ни по какой причине. Тогда я начал думать (когда сосед стал «ветераном»), что лучше всё-таки, что отец мой не узнал обо всём этом…

  8. Володя,очень интересно написал.Так оно и было. А где в Чебоксарах учился?

  9. Да, не любили ветераны войны о войне вспоминать, приходилось их долго уговаривать.

  10. Горькая правда войны.
    Просто не знаешь, что и думать, когда узнаешь факты повторяющейся каждое столетие истории России. Фиксировать рассказы участников Великой Отечественной я начал с 80-х годов: тогда было сложно напечатать про войну, которую вынесли на своих плечах они. Правда войны оказывалась слишком горькой. Тех, кто ушел в 41м и 42м, среди них не было. Да их, говорили они, и не должно оставаться. Тех, кто был и навсегда остался на передовой. Из воспоминаний артиллериста Семенова Герасима Семеновича, жителя деревни Малые Туваны, награжденного двумя орденами Красной Звезды, ушедшего на фронт в конце 1942 года: «В каждой дивизии были группы «бессмертных» снабженцев, медиков, контрразведчиков, штабистов и тому подобных товарищей, война которых заключалась в организации и отправке пополнения в бой, на смерть. Эти вояки, люди особые, выжили, благодаря своей страшной работе, потому, что могли справиться с таким делом только они. Командовать тут могли либо бездушные, либо подонки бессердечные. «Вперед!» — и все. Такой человек знал: если не ты их, то погонят тебя самого». Федор Иванович Гаврилов, житель деревни Питушкино, гвардии старший лейтенант, командир орудия, кавалер трех боевых орденов, прошедший с боями с конца 1942 года Белоруссию, Польшу и Чехословакию, закончивший ее на Дальнем Востоке, говорил, что однажды слышал разговор командира батальона с комиссаром: «Денька три посидим, добьем этих и пойдем за новым пополнением. Там погуляем!» «Пригнали на наш участок сотни четыре мальчишек 17-18 лет. Впереди небольшое село, но немцы его сильно укрепили, наступление встало. Нужна разведка, артиллерия, самолетами проутюжить бы фрицев. А, зачем? Мы сами с усами! Пьяный полковник орет: «Вперед!! Взять деревню!», и батальон побежал на поле, и через полчаса на снегу лежали все. Раненых, немцы добили быстро: все пристрелено».
    Это было жестокой правдой, ибо, как показывает статистика, на передовой человек живет около недели: его обязательно убьют, или, если повезет, ранят. Житель села Туваны Угодин Александр Иванович, награжден двумя орденами Красной Звезды, рассказывал: «Артиллеристы жили до трех-четырех месяцев, некоторые, как я, умудрялись оставаться целыми до конца войны. Ведь орудие стреляет с закрытых позиций, обычно с тыла. Но к пушкам обычно ставили опытных солдат, а молодежь оказывалась на передовой, наблюдать, корректировать огонь». «Мы ползем вслед за пехотой, в атаку нас не гонят, поэтому, нас, артиллеристов, меньше и поубивало — говорил участник сражений 1942 года под Смоленском Герасим Семенович Арюхин, артиллерист-гвардеец, награжденный за всю войну двумя орденами Красной Звезды и медалью «За отвагу!» Сначала было трудно: на тридцатиградусном морозе, копать мерзлую землю, таскать бревна и снаряды – больше двух пудов один ящик. Для деревенского парня это привычно. Всех заели вши, так, что сотнями бегали по нас, по белью, и по шинели. Мы их подцепляли руками и сыпали на железную печь, где они щелкались, как орехи. Все ходили в кровь расчесанные и в струпьях. О бане в 1942 году и речи не было. Пробовали мочить белье в бензине, и вши убегали, но назавтра их было еще больше. Пробовали греть воду в больших бочках из-под топлива, только в конце 42-го появилось специальное мыло — паста, в которой надо было кипятить одежду. Бани научились строить лишь в 1943 году». Человек ко всему привыкает, организм вырабатывает защитную реакцию, чутье, как надо себя вести в различной ситуации. Атрашкин Михаил Петрович, житель деревни Питушкино, на войне с 1942 года, награжден орденом Славы третьей степени: «Кормили плохо, иногда по двое суток во рту ни крошки, — научился добывать еду: то нарубишь топором окаменевшую конину с павшей лошади, то набредешь на заброшенную картофельную яму. Бывало, идешь маршем, и вдруг, впереди, кухня, перевернутая бомбой, и каша вылилась на снег, рядом мешки с хлебом, термоса со спиртом. Тут же достаем ложки и начинаем есть. Я приучился подбирать сухари и корки хлеба около офицерских кухонь, добывал еду, где было можно. Большинство солдат на передовой ночевали прямо на снегу. Из-за бомбежек костер не всегда можно было зажечь, и множество людей обмораживались, замерзали насмерть,. особенно раненые. Их обычно волокли по снегу на специальных легких деревянных дощечках. Иногда работали собаки — разыскивали раненого, помогали перевалиться на дощечку и тащили к своим. Чаще всего этих бедолаг вообще невозможно было вытянуть из-под огня». Вытащили, это еще не значит, что будешь жить: до санчасти и до госпиталя добирались часами и даже днями. Там тоже нужно было ждать, так как врачи, не успевали принять всех: стонущие, мечущимися в лихорадке люди умирали, так и не дождавшись своей очереди. Сядров Александр Константинович, житель села Туваны, награжден орденом Славы, в боях с 1942 года: « Под Новгородом был я ранен в правую руку, в локоть, добирался сам, пешком почти сутки на ветру и морозе. Около входа в медсанчасть куча заваленных снегом мертвецов. Это раненые, привезенные ночью и замерзшие здесь. Лучше стало в конце войны, приноровились. По дороге обратно, уже через месяц, видел как, разостлав шинель на снегу, солдаты делят мерзлый хлеб, разрезать который невозможно, и солдаты пилят его пилой, куски делят на части, по справедливости. Такой хлеб жевать нельзя — только сосать, и он тает во рту. Холода стояли страшные: плевок замерзал на лету». Вот один эпизод из многочисленных фильмов о той войне: лежит на снегу раненый в ногу солдат, рядом девчушка-санинструктор. Не плачет, а ревет от бессилия: слезы бегут по грязному лицу. А где ей помыться? Плачет, руки дрожат от растерянности. Солдат спокойно снимает штаны, перевязывает кровоточащую рану и еще утешает девицу: «Не бойся, не плачь, дочка!». Война не женское дело, но наше государство заставило их терпеть фронтовые мытарства! И если бы только это! Тяжело им было среди мужиков, не вечно голодных солдат, конечно же сытое начальство добивалось своего любыми путями: и хитростью, и подлостью, а если сопротивлялись — в холодную землянку, на хлеб и воду! На войне особенно отчетливо проявилась человеческая подлость, но в еще более страшной, чем в мирное время, форме. Акимов Дмитрий Семенович, житель деревни Малые Туваны, артиллерист-разведчик, награжден двумя орденами Красной Звезды: «О ранении мечтали, чтобы не слишком тяжелая была, но такая, чтобы отпустили домой. Вот левую бы руку оторвало или стопу, правая пригодится в жизни! Все хотели хоть на время выйти из ежедневной мясорубки. Были люди-самострелы, стрелявшие в себя. Стрелялись через буханку хлеба, через мертвеца, друг в друга, чтобы гарь от выстрела скрыть. Не хотели воевать и стрелялись чаще всех узбеки, казахи. Но их почти всех разоблачали и расстреливали тут же, перед строем».
    Харитонов Андрей Харитонович, житель деревни Малые Туваны: «Чтобы не быть на передовой, многие стремились устроиться при кухне, писарем, кладовщиком, денщиком. Их забирали под гребенку, когда в ротах убивало всех, пристроившихся к теплому и сытому местечку, их тоже гнали в бой. Но и здесь гоняли не всех: честного завскладом отправляли на передовую сразу, а вора оставляли, потому, что начальство любит хорошо поесть и выпить». Происходило то же, что и до войны, только открыто и нагло. В тылу стать героем легче и проще: там, на передовой, проливают кровь и погибают, а здесь, под боком у начальника, составляются списки для награждения и повышения в должности. Вот так, какой — то ординарец, или писарь, сегодня никак не может вспомнить, за что ему вручили орден Красной Звезды: за мозоль на заднице, или занозу там же. Пашков Яков Семенович, танкист, сменивший в один день на Курской Дуге три танка, награжден орденами Красной Звезды и Славы первой степени, житель деревни Питушкино: «Умирать не хочет никто, вот и придумывают разное солдатики, некоторые думали, что если бросить оружие и сдаться в плен, то можно живым остаться — немцы все равно победят и домой отпустят. А те, и в правду, в начале войны, говорят, десятками тысяч пленных еженедельно в тыл гнали, а потом, к началу 42-го, стали просто из пулеметов расстреливать и в ямы складывать, чтобы не возиться. Все, кто воевали, либо погибли, либо оказались в госпитале. Все остальные, либо сидели в тылу, либо сторожили штаб». А мимо них проходили все новые и новые тысячи новобранцев, превращаемых в гору мяса. Главным образом, среди раненых были разведчики, связисты, радисты,- люди передовой, проползшие на брюхе половину войны, знали, что такое смерть и с презрением относились к «тыловым крысам» — сладить с ними было невозможно, ничего не боялись: «Дальше фронта не пошлешь!» Андреев Николай Герасимович, житель села Туваны, награжден двумя орденами Красной Звезды, воевал с 1942 года: «С 1943 года война и армия стали уже другими. Если снаряд попал прямо в блиндаж и не разорвался, уже никто со страху не умирал: каждый продолжал начатое дело, и даже не просыпался, если спал. Многие поняли, что жизнь человеческая не стоит и копейки, и стали вести себя по закону «кто успел, тот и съел»: хватай, дави, рви — сколько сможешь. Все забыли, что такое добро и справедливость». Из того, что я услышал, меня больше всего поражает человеческая всеядность и терпимость: если дрова сырые и не горит костер, можно поджечь резиновые сапоги. Сапоги можно снять с мертвеца, а если не снимаются, то можно их отрубить вместе с ногами. Это рассказал ветеран Сталинграда Арюхин Алексей Ильич, житель деревни Малые Туваны, награжденный двумя орденами Красного Знамени: «Кругом полно покойников, их никто не хоронит: зимой чуть прикроют снегом, а летом – землей, и все. Головы черные торчат везде, многие распухли, дотронься – взорвется и брызнет на тебя гнильем. Лежат и страшно воняют. В окопах мертвецы втоптаны в грязь — по ним и ходили». С весны 1943 года, судя по рассказам фронтовиков, стало иначе. Глупо звучит, но стали как- то практичнее умирать и убивать. Дороги 43 года так же забиты машинами и танками, повсюду трупы – теперь уже больше немецкими и прочими гражданскими. Угодин Александр Иванович: « Наши солдаты с удовольствием обшаривали их. Какой дряни только не было: женское белье, посуда, фотографии, письма, презервативы, порнография. Практичные они, эти немцы. Если что-то нельзя было взять, они это уничтожали, чтобы никому не досталось. Шли в Россию как на курорт. Позднее, в самом конце войны, в одном немецком городке мы разместились в брошенном хозяевами доме. Вся мебель и вещи были на месте. Кругом чистота, кухня вся покрыта изразцами. Все продукты разложены по жестяным банкам, на каждой банке надпись, кофемолка с кофеваркой, чистейшая белоснежная скатерть. Всюду, в шкафах, на этажерке, стеллажах стояли книги в ярких переплетах. Несколько ванных комнат и туалетов для всей семьи: любимому папочке, любимой матушке, милым детишкам. Страшно подойти и дотронуться своими руками такого чуда! Только одно мне не понятно: что они хотели взять у нас, чему у нас научиться?». Харитонов Андрей Харитонович, деревня Малые Туваны, на фронте с 1942 года: «Но воевать они действительно умели! Двигаясь на Запад, мы часто проходили через немецкие укрепления и оборонительные линии. Меня всегда поражала их боевая подготовка и бытовая устроенность. Их укрепления находились в глубоких траншеях, перекрытых прочными бревенчатыми накатами, от каждой траншеи ведут проходы к туалетам, отдельным для солдат и офицеров, все переходы с перильцами из березок, как и сами туалеты с сидениями:- устраивались с удобствами. На холме, под деревьями, жилье для офицеров: столовая, столы, обязательно — офицерский клуб. Два полка из дивизии были на передовой, третий приводил себя в порядок, мылся в бане, развлекался с женщинами. Затем полки менялись. И наступать, и отступать, и обороняться, и считать тоже они умели отлично. Ведь говорят же, что немцам доподлинно известно, где и сколько их солдат и офицеров до сих пор лежат на нашей земле. Не в пример нам! В каждой деревушке в фундаментах домов — доты, пулеметы и минометы, траншеи в два ряда. Кругом на пятьсот метров открытое поле: все пристреляно. Сюда бы артиллерию, или авиацию, как делали всегда сами немцы, а наше великое командование эту задачу решает просто: штрафной батальон. И «Вперед!». Они, эти смертники, получили возможность искупить вину кровью или смертью десять-пятнадцать лет тюрьмы. После одного боя возле небольшой смоленской деревушки соседний полк наткнулся на огромную кучу отрубленных человеческих ног. Никто ничего не мог понять, пока одна местная старушка не рассказала, что немцы собрали с поля с убитых солдат всю красноармейскую одежду: ватники, полушубки, шапки. А вот сапоги с замерзших тел никак не снимались, и тогда они стали отрубать ноги и относить их в баню, чтобы оттаяли. Вот какой экономный и расчетливый народ немцы!». Гаврилов Федор Иванович, гвардии старший лейтенант, кавалер трех боевых орденов: «В конце 43-года мы проходили по Черкасской области Украины, дня два простояли в одном селе, кажется Лезино или Ленино, точно не помню. Местная баба, у которой мы были на постое, рассказала про один бой немцев с нашими пограничниками в июле 41-го. Пограничники: их было немногим более шестисот человек, около батальона, да еще 200 собак с вожатыми, с боями отступали от границы. У этого села батальон оставили прикрывать отход штабных частей, и они приняли бой, и ни один не сдался, погибли, но отстояли позиции. И когда их оставалось всего несколько бойцов, решили выставить последний резерв — собак. Зрелище было страшное: обученные голодные овчарки против автоматов. Немцы отступили, но вскоре подошли танки, и немцы добивали собак уже с них. Старушка помнит истошные панические вопли, лай и рык, который доносился вокруг, уцелевшие собаки до конца остались преданными своим проводникам. Не подпуская никого к телам хозяев, овчарки отказывались от еды и умирали от голода. Говорят, что несколько десятков выживших собак прятались в окрестных лесах: жили, сбившись в небольшие стаи. Но нападали только на немцев. Как определяли, не знает никто». В тылу, за передовой, другая жизнь, другие люди: начальство и штабные, склады и медсанбаты. Эти люди выживут, вернутся с победой домой, и станут заполнять праздничные трибуны, выступать с них и рассказывать о своих подвигах на фронте. И самое главное, они и сами себя убедят в своем героизме. Они и представляют ту страшную войну нам и нашим детям сегодня, а о том, какая она на самом деле, ребята узнают лишь в Афганистане и в Чечне. Но почему, Россия во все века подвергалась нападению, но каждый раз оказывалась к ней не готовой? Почему Россия всегда побеждала ценой страшных потерь. Разве у России нет армии? Разве у этой армии нет опыта многолетних войн? Угодин Александр Иванович, село Туваны, командир орудия, лейтенант: «Посмотришь на бывшие линии немецкой обороны, на их опорные пункты на холмах, возникает мысль расстрелять, размазать в грязь наших генералов. Гнали в лоб на пулеметы! Артиллерия бьет, но чаще по пустому месту. Результат – прошли двести, триста метров — потеряли сотни танков и целые дивизии». Во многих местах, — рассказывал Гаврилов Федор Иванович, — я видел у селений по — нескольку десятков горелых наших танков, а вокруг них лежат тысячи трупов наших солдат — очевидно, что немцы запустили в пристреленное место дивизию, а потом уничтожили всех с окрестных высот. Не надо быть генералом, чтобы не видеть бессмысленность таких атак. Воевали бездарно, позволяя немцам убивать себя». Позволяли в той войне, позволяли в Афганистане, позволяли и в Чечне, позволяют и сегодня! Вспоминал Акимов Николай Герасимович, артиллерист-разведчик, гвардии лейтенант: «Я встречался с бойцами вырвавшихся из окружения частей армии Власова. Они рассказывали: прорывались сквозь страшный огонь врага, люди гибли тысячами, их телами заваливали болото, ими прикрывались от пуль и осколков. Раненых вывозили через болото по бревнам, положенным на мерзлые трупы, чтобы бревна не расходились и не тонули, их прибивали железными штырями в эти мерзлые тела». Семенов Герасим Семенович, лейтенант, разведчик: «Германия встретила нас своей зажиточностью, довольством и порядком: в деревнях асфальт и электричество, в домах обязательно пианино и мебель, в сараях полно скота. Всюду навалено добро, вывезенное из СССР, лежало много золотых монет разных стран. Солдаты их не брали, потому, что не рассчитывали выжить. Была весна и все мы были пьяны, потому, что водки было много и она была везде. Кончалась война, кровь лилась рекой, остановить беспредел было невозможно, сколько не старались командиры. Солдат — грудь в крестах, «сдвинувшийся» от пройденного и пережитого, считал все дозволенным, все возможным. Слышал, что грабежи и насилие прекратились только после замены боевых частей другими, не воевавшими вовсе». Взятие одного Рейхстага стоило стране, наверное, нескольких десятков тысяч жизней. Бомбы и снаряды могли бы за час сравнять его с землей вместе со всеми засевшими там фрицами, но был приказ, и, надо было сохранить его, чтобы водрузить на нем Знамя Победы: атаковали солдаты, как в начале войны, грудью пробивая себе дорогу. Пашков Яков Петрович, деревня Питушкино, танкист: «Многие, кто остался живым, не только расписывались на Рейхстаге, но считали обязательным справить нужду на нем. Долгое время ходил рассказ о надписи, сделанной каким-то Сидоровым. Этот победитель на памятной доске, прославлявшей имена немецких князей, полководцев и прочих великих людей Германии, мелом жирно перечеркнул надпись и сверху размашисто вывел: «Е..л я вас всех!». Акимов Дмитрий Семенович: «Большого насилия в отношении немецкого населения я не помню. А было бы вполне закономерно, если вспомнить, через что пришлось пройти солдату. Мне кажется, немки охотно путались с солдатами, не ощущая при этом никаких угрызений совести. У них, в отличие от нас, советских, все было просто. Если «Рус Иван» вежлив, не бьет, не слишком пьян, то, — «бит — те». Добро пожаловать, значит. Совсем «бит-те с удовольствием», если еще и накормит». Так, что в современной Германии полно носителей славянской и азиатской крови, а СССР получил невиданную эпидемию сифилиса и гонореи, чего у нас не было со времен Гражданской войны. К чести нашей медицины, она, через два-три года, блестяще справилась с этой проблемой во всей стране. Гвардии танкист, гвардии старшина, кавалер трех боевых орденов, Карпов Григорий Иванович: «На углу одной из улиц поверженной немецкой столицы мы столкнулись с машиной американского патруля. Пока солдаты возились с машинами, я махнул офицеру рукой, и тот подошел. У меня, как всегда, был спирт, я чокнулся с ним огромной алюминиевой кружкой и мы выпили, закусив тушенкой прямо из жестяной банки одной ложкой. Мы закурили его сигарету, передохнули, и тут он и говорит: «Я видел недавно ваши танки в бою и, мне подумалось, что не хотел бы я быть на их пути, и дело даже не в ваших машинах, а в том, что я видел лица танкистов на башнях: в них была спокойная уверенность в победе. А это страшнее орудия. Никогда бы я не хотел воевать с вами, я чувствую, что задницу нам вы обязательно надерете. И водку вы здорово жрете: литровую кружку сразу, и ни в одном глазу».

  11. В основном вы правы,я подобное слышал от моих родителях-которые прошли войну (их с сожалению уже давно нет), но в конце немного приврали о разгороре с американским военным.

  12. Мы дети войны слышали об этом много раз.Володя написал все правильно.При коммунистах была цензура.У них задача была все не говорить и воспитывать молодое поколение»вправильном направлении».Командующие армиями давали команды чтобы к утру или к вечеру взяли намеченный населенный пункт или высоту.Не возьмешь лично тебя расстреляю-вот и не жалели людей.Бабы мол ещё нарожают.

  13. Володя, не на маш.факе? А в какой школе?

  14. Сергею. В простой сельской школе я учился. Я не городской, я,так себе,- деревенский. А на счет встречи с американцами — правда. Только немного литературно переработал, чтобы читалось интереснее.

  15. Галине. Старался, чтобы читалось легче и интереснее. А, так, — все тут документально, то есть, записано со слов очевидцев.

  16. Здравствуй, новая Россия!
    Ясно всему миру, что Россия, спустя 25 лет, смогла вернуться и занять свое место. Вернулась как держава, уверенная в завтрашнем дне. Так получилось, что распад СССР совпал с утверждением на Западе идеи о завершенности мирового устройства на основе либеральной демократии. То есть, сам распад СССР Запад воспринимает как победу либерализма и крах любых других форм человеческого общежития. Сами США, как воплощение Запада, в первое время находились в тупике, не представляя, что делать в ситуации единовластия на всей планете. Но прошло немного времени и США начали ощущать себя мерилом, лучше и выше которого никому не быть. США начали воспринимать себя высшей силой, наделенной правом судить всех и за всех. То есть, американцы, объявившие себя поборниками свободы и демократии, на самом деле превратились в душителей этой самой свободы и демократии, если она отлична от их представлений о свободе и демократии. Европейская культура оказалась в тупике, потому что уверовала в собственную непогрешимость и правильность.
    Взгромоздив себя на вершину мира, западные страны постоянно твердят о своей культурно-просветительской миссии, но забывают опыт собственной истории. Забывают что, как только какая-то страна начинала осмыслять себя как «единственно верное и главное», так тут же приходили война, беззаконие и разруха. Такова история Древнего Рима, история всевластия средневековой католической инквизиции, история наполеоновской Франции и судьба фашистских государств Германии и Италии. Заметьте, это все история Европы, а не России. В истории России нет фактов, когда она подчиняла других, заставляла жить по своим законам. История показала, что при общении с западными странами нужно постоянно помнить: 1) Европа (Запад) разговаривает на нормальном языке только с теми, кто способен противостоять ей по основным показателям – с теми, кто равносилен ей; 2) Европа (Запад) давит всех, кто слабее ее, и подчиняет их своей воле и власти. Что, в принципе, и произошло с Россией в 90-е годы.
    Хотя у значительной части россиян и сейчас существует заблуждение о том, что «Западу от нас ничего не надо» или о том, что «Запад нам поможет». Европа и США будут последними в этом мире, кто на самом деле поможет кому-то в трудную минуту! Вспомните школьную Новую и Новейшую историю западных стран. Все величие и богатство Европы основано на бесчеловечном разграблении всего остального мира. Во все времена, как только назревал очередной экономический кризис, и европейцам становилось трудно жить, они искали способы кого- то ограбить и поработить, чтобы самим стало лучше. Но Запад никогда не грабил просто. Грабежу всегда сопутствовало красивое объяснение, «исполнения своей культурной миссии». Вспомните крестоносцев, вспомните, как они боролись с Россией — «тюрьмой народов» и тоталитарным СССР. Сегодня Запад «сражается» с авторитаризмом Путина. Европа настолько впала в маразм, что и не пытается видоизменяться в своих методах выживания за счет грабежа остальных стран и народов. Как было раньше, так продолжается и сегодня – что важно для Запада, то должно принадлежать Западу! Сначала Запад выбирает ту страну, которая жизненно важна для ее выживания, например, нефть или газ сегодня. Смотрим на карту: пожалуйста – это Россия, Иран, Ирак. Цель выбрана. Далее начинается программа установления в выбранном регионе управляемого хаоса: рушится государственность и экономика, население доводится до полной нищеты. Подготовленное (купленное) правительство выполняет все указания Запада в ожидании очередного транша МВФ. Важно отметить, что Запад всегда опирается на силы внутренней элиты путём её подкупа и включения в свою семью. Точно так же и Россия в 90-е была крепко опутана «доброжелателями». Горбачев и Ельцин никаких сомнений не вызывали.
    После ухода Ельцина выбор пал на Путина – чиновника средней руки ни с кем из элиты не связанного и ни чем до этого не проявившего себя. На Западе в Путине никаких выкрутасов не ожидали, а потому, спокойно пропустили его во власть. Но Россия, незаметно как то, совершила такой крутой разворот, что европейцы не могут решить: что делать с Путиным? Он, как считают на Западе, нарушил договоренные «правила игры», отбросив все привычные для Европы манеры вести себя так, как они привыкли и как им хочется. Запад – это огромная власть корпораций, опутавших своими щупальцами все страны. Там государства в нашем понимании не существует уже почти 100 лет. В руках корпораций находится все: налоговая система, торговля, образование, медицина и даже армия и полиция. Человек-гражданин на Западе не имеет никакого значения. На сегодняшний день корпорациям, существующим по правилам глобализма, от всех государств мира нужны лишь их армии и полиция, чтобы эффективно защищать корпоративный бизнес от поползновений. С точки зрения Запада, Россия Ельцина была «корпоративным» государством и дело оставалось за малым: передать в руки западных корпораций всю Россию. Появление Путина спутало им все карты. Они никак не могут понять: как получилось, что страна, лишённая политической власти и собственности, без армии, смогла встать с колен? Смогла получить свое весомое место в мире, подняв при этом уровень жизни народа и обретя уверенность в завтрашнем дне! Россия — это богом избранный народ, живущий по собственным законам развития. Россия — это единственный народ, который никогда и никому не покорялся! Это означает, что Запад ожидает постоянный проигрыш: на месте разрушенной ими Российской империи возник более могучий СССР, а на смену Союзу пришла новая Россия. Россия – вечный вызов Западной культуре: у нас другие ценности, и, самое главное, — мы не «заримся» на чужое, потому, что у нас есть все свое! Захватчику- европейцу это цель, чтобы объявив нас варварами и подлежащими к перевоспитанию, и, конечно же, разграблению и покорению. Но Россия – не варвар! Это другой мир, другой образ жизни, вызывающий у Запада страх. И, как следствие, за последние столетия именно Европа организовала против России все войны. Россия сможет и дальше оставаться Великой, если научится не только быть всегда «на чеку» в окружении любвеобильных соседей, но и будет экономически развиваться. Потому, что сила духа должна поддерживаться силой физической.

  17. Володе.Насчет американцев другой Сергей спрашивал.Какая разница городской или деревенский?

  18. Все талантливые люди родом из деревни.

  19. Есть такая правда.Скоро сто лет Революции 17- года.Мечта русских революционеров была такая:поднять дух революции во всём земном шаре,построить коммунизм во всех странах мира.Даже лозунги висели в каждом городе и селе»Да здравствует мировая революция».Российский народ из кожи лез-трудился чтобы помогать другим странам делать революции.Миллиарды долларов без отдачи ушли в другие страны.Например недавно простили Кубе 29 миллиардов долларов.Это деньги моего детства и недоедание россиян.

  20. Викентию. Деньги (богатство+ достаток+ власть) — то главное зло, на что купился Запад. Деньги, сами по себе -ничто! Человек, купившийся на деньги капитально завязывается в дерьмовой мечте о достатке. Он, как белка в колесе, с утра до вечера думает только о богатстве, как его сохранить и как его приумножить.Посмотрите на так называемых новых русских — они все превратились в прислужников золотого тельца. Такие люди не понимают, что такое бескорыстная дружба, беззаветная любовь или помощь другому человеку.

  21. Сами по себе деньги не ЗЛО,важен источник и для чего.Господь еще деньги не отменял ,а вот какое место они в твоем сердце ЕМУ важно.Чтобы помогать нищим ,обездоленным нужно не стать одним из них.

  22. Деньги.Деньги. Деньги. В последние годы в разы увеличилась зарплата военнослужащих и полиции, улучшились их жилищные и бытовые условия. Их доход превосходит доходы среднего россиянина в 3-4 раза. Почему? В чем разница между полицией и милицией, и, почему у нас полиция, а не милиция? Неужели все дело лишь в стремлении 1-3% «хозяев жизни» защитить свои богатства от всего народа?

  23. Я написал о желании коммунистов о новом миропорядке.А про денег написал что коммунисты держали свой народ впроголодь,чтобы достичь свои цели. Даже Горбачев признался в своих воспоминаниях надо было выделить для благополучия Российских людей 15 миллиардов рублей.Все 15 Союзные Республики и государства Варшавского договора жили лучше чем народы РСФСР.Помогали многим странам в Африке , Вьетнам,Куба и.т.д -все вам надо расшифроаывать……

  24. Даже если Россия введет войска на восток Украины, Европа облизнется и проглотит ядовитую слюну и никаких мер против России применять не станет. Новая холодная война, а тем более военная конфронтация не нужна никому. Европа хочет, чтобы Россия оставалась партнером, таким, каким она была в последние десятилетия. Но очевидно, что Россия не собирается мириться с тем мировым порядком, который сложился в 90-е годы,не желает оставаться «мальчиком для битья». Во главе с Россией на наших глазах началась битва за обрушение паразитического порядка, освобождение и установление нового и справедливого мироустройства. Видно, что Россия просчитывает варианты своих ходов на ближайшее десятилетие. На Украине, и Россия и Запад, сегодня взяли таймаут. Запад уразумел, что дело не в Украине, а в том, что Россия бросила вызов, заявив о том, что ее вынуждают перейти на расчёт в рублях со своими торговыми партнёрами. Запад знает, что Россия обладает 44% экспорта энергетического сырья. Ожидаемое действие,по сути, это обрушение ключевых основ всей западной экономики последних 60-и лет. Но Россия не спешит, а только предупреждает, прекрасно понимая последствия такого хода для всего мира. Однако, если Запад будет продолжать свою колониальную политику против России, рука России не дрогнет. И на Западе это начинают понимать: это видно по последним шатаниям и визгу в руководстве Европейских Стран и США. Ясно, что на открытую конфронтацию с Россией «разжиревшая» Европа не пойдет! Очевидно, что точка зрения России по Украине будет принята и закреплена как факт. На ближайшее десятилетие установится временное перемирие и начнётся подготовка к последней схватке. Эта последняя схватка закончится полнейшим переустройством мира.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.