Все так и было…

navigate_before
navigate_next

Несколько лет назад уроженец Алатыря Виктор Балясов взялся за собственную летопись о военном времени. Создает он ее в звуковом варианте в домашних условиях. Из техники – купленный специально для записей профессиональный микрофон да магнитофон-кассетник. На него Виктор Владимирович надиктовывает отрывки из произведений писателей-земляков про героев Великой Отечественной да собственные рассказы о том, как жили в деревнях в суровые годы войны.
С темой, кстати, Балясов знаком лично: в войну мальчишкой работал в колхозе, возил зерно в приемный пункт (на лошадей в деревнях в ту пору сажали не взрослых людей, а легких по весу 8–10-летних пацанов). Но вспоминает он не о собственном детстве; большая часть рассказов – о сельских женщинах, от зари до ночи работавших для фронта, ради победы. «Про подвиги солдат сейчас много говорят и пишут, – говорит Виктор Владимирович. – К труженицам тыла внимания меньше. А ведь их вклад в победу достоин уважения и восхищения. Вот я и решил внести свою лепту, рассказать о подвиге тех, кого знаю. Почему именно кассеты? У пожилых людей зрение слабеет, слушать запись им удобнее, чем книжку читать».
Аудиозаписи тыловых рассказов есть в Алатырском доме ветеранов, в местном музее. Дарит автор кассеты и труженицам тыла, живущим в Алатыре, в окрестных селах и деревнях – Стемасах, Чуварлеях, Кувакино… Несколько лет назад такую кассету получила к юбилею одна из главных героинь балясовских воспоминаний Вера Антоновна Егорова. «Запись» о себе и о таких же, как она, труженицах тыла юбилярша слушала внимательно и периодически восклицала: «Все правда, так и было!»
Отрывок из аудиорассказа Виктора Балясова:
«С восходом солнца бригадир обходил дома, говорил хозяйкам, куда к 7 часам утра им идти на работу. Опаздывать было нельзя. А до этого надо успеть приготовить еду для всех домочадцев. Что же ели сельчане в военные годы?
На завтрак – похлебка на воде с картошкой, луковицей и морковкой (если последние были в доме) или одна-две картошины в мундире. На обед – щи из квашеной капусты (зимой), из крапивы или щавеля (летом), забеленные снятым молоком. Осенью иногда и с мясом, если удавалось забить для себя курицу или овцу. На ужин доедали остатки от завтрака или обеда. Были еще на ужин овсяный кисель или стакан снятого молока, а к ним кусок хлеба, испеченного из скудных остатков муки с добавлением семян лебеды да березовых почек.
…Однажды бабушка попросила меня съездить к тете Вере (сестре моей мамы), отвезти ей на обед несколько картошек в мундире, краюху хлеба и бутылку молока. Тетя Вера работала в этот день на тракторе на вспашке дальнего поля. Приезжаю и вижу: посередь поля стоит заглохший трактор, а тетя Вера лежит под ним в грязи, пытаясь устранить неисправность. Такие поломки случались часто. Домой тетя Вера возвращалась затемно, уставшая и грязная. Парилась в русской печи, после ужина стирала одежду. Потом залезала на печь, застеленную дерюгой, чтобы поспать 5-6 часов.
И так – с весны до поздней осени. На уборке хлебов тетя Вера и ее подруги-трактористки Настя Ермошкина и Поля Агапова скашивали жнейками по шесть гектаров за день вместо положенных по норме четырех. Весь хлеб потом вывозили в счет поставок фронту в «Заготзерно». Кроме того, каждому домохозяйству устанавливался продуктовый налог по обязательной сдаче сливочного или топленого масла и яиц. Молоко от единственной в семье коровы сливали в крынки и ставили в погреб на 3–5 дней. Затем снимали сметану и из нее пахтали сливочное масло, которое отправляли на фронт. Семье оставалось только спитое молоко. А еще всем работникам надо было подписываться на оплату государственных займов, а также собирать деньги на строительство и передачу фронтовикам танков и самолетов. В 1942–1943 годах колхозники Алатырского района собрали на танки 1 миллион 165 тысяч 370 рублей. Особенно много денежных средств поступило от коллектива машинно-тракторной станции, где работала тетя Вера. И за это в апреле 1943 года работники МТС получили благодарственную телеграмму от Верховного Главнокомандующего Сталина.
И тетю Веру, и четырех ее сестер наградили медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». После победы Вера Антоновна вышла замуж за фронтовика Ивана Егорова. Трудились в колхозе, растили пятерых детей. Да не так долго пожил на свете Иван, осталась тетя Вера одна. До последнего времени она, хоть и старенькая совсем, никак не соглашалась перебраться в Москву к детям. Говорила, маленькой пенсии ей хватает на хлеб, крупу и сахар, а картошка и овощи свои. Живу, мол, лучше, чем в войну, и никуда не поеду.
…В соседний район после замужества переехала еще одна труженица тыла, тетя Маша (Мария Степановна Егорова), работавшая в войну бригадиром трактористок. У ее мужа-фронтовика была немаленькая пенсия, к каждому празднику шли хорошие выплаты. Не бедствовала семья: справили новую мебель, купили большой телевизор. Радовалась тетя Маша – такая благодать, говорила мне она, в военные годы не могла и присниться. И добавляла: «Мне, пока жив Паша, обижаться не на что. А вот тех, кто так же, как я, трудился в войну, а после остался без фронтовиков в семье, надо бы ценить получше».

Опубликовано: 9 апреля 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.