Последняя инстанция памяти

navigate_before
navigate_next

Один из лучших способов привлечь к себе внимание – отметить свой день рождения на людях, широко, продуманно и демонстрируя себя с лучших сторон. Наши музеи нечасто следуют этой заповеди записных менеджеров. Но Национальный музей практикует такой общий сбор уже несколько лет. Не забывая при этом и проблемы насущные обсудить.
Прошлая пятница получилась именно такой насыщенной на события и людей. Весь день музей жил по праздничному расписанию, вместившему необычные экскурсии, презентации и передачу новых экспонатов в качестве подарков как от организаций, так и от жителей города. День и сам оказался сплошной презентацией свежих попыток взаимодействия музея как хранителя истории с внешним миром, полным противоречий и перемен.
Не хотим застывшей навеки исторической экспозиции? Значит, проводить экскурсию придут участники Клуба военно-исторической реконструкции «49-й егерский полк», интерпретирующие различные эпохи посредством воссоздания костюмов булгар, казаков войска Емельяна Пугачева, солдат 1812 года или 308-го чебоксарского пехотного полка времен Первой мировой войны. Понятно, что если такие «солдаты» встают рядом с настоящими предметами старины, то дети, да и взрослые вместе с ними, иначе смотрят даже на тихие музейные витрины. Думаем, как заполучить творческую интеллигенцию в постоянные зрители? Делаем ее участницей нестандартных проектов, посвященных космонавтам, сценографам, актерам. Таких проектов за год насчитывается полтора десятка. А на этот раз небольшая выставка театрального художника 50-х годов Евгения Бургулова стала и пространством для презентации книги о нем. Надо подумать о будущем? Создаем в музее детскую площадку для творчества и мастер-классов. Тут можно и заседание педагогов провести на тему «Во что играют наши дети». Не говоря уже о том, что на Масленицу знакомить посетителей с далекой стариной можно с весьма близкими и даже горячими чаем и блинами.
Все эти искания не только помогают сдувать пыль с привычных экспонатов, чтобы посмотреть на них другими глазами, но и не дают зарасти сюда народной тропе. В прошлом году музей посетили более 150 тысяч человек. В результате в музейную кассу поступило больше миллиона рублей. Сейчас музеи призывают зарабатывать: по официальным данным последние десять лет финансирование российских хранилищ истории составляло всего 15% от потребностей. Хотя музеи придуманы для того, чтобы быть общедоступными, а еще лучше – бесплатными. И в этом парадокс их сегодняшнего существования. Правда, наш Национальный музей как раз может похвастаться особым к себе отношением со стороны республиканских властей. Для него сумели построить красивое здание, сюда привезли новейшее оборудование. И даже штатные сокращения, обрушившиеся в связи с уменьшением доходности местных бюджетов на учреждения культуры в конце прошлого года, нашего национального музея не коснулись. Хотя бы главный музей должен сохранять музейное достоинство республики.
Например, коллегам чебоксарских музейщиков из Алатыря пришлось урезать свои штаты почти наполовину. Тамошний краеведческий музей остался без смотрителей и техничек. В музее, где количество и качество ценнейших экспонатов бьет рекорды республиканских хранилищ старины, теперь вынуждены будут доверять ценности временным людям из центра занятости. В Козловке и Марпосаде, где музеи входят в чуть ли не единственно доходную из всех отраслей, туристическую, старые музейные здания требуют ремонта и обновления. Об адекватном развитии этих музейных комплексов говорить сегодня пока не приходится. Современных музейных хранилищ в республике нет вообще.
К чести властей, даже на музейных именинах этот вопрос был поднят именно ее представителями. Музей поздравляла замминистра культуры Чувашии Татьяна Казакова, которая, рассказав о гранте, выделенном ЧНМ на модернизацию и техническое оснащение музея воинской славы, заверила гостей, что «работа по строительству настоящего современного фондохранилища уже ведется».
Свое место в будущем хранилище, видимо, найдут и те будущие экспонаты, которые пока числятся подарками музею. Интересно, что в этом году, кроме старинных монет или книг, люди приносили сюда и старые радиоприемники, по которым слушали Левитана, телефонные аппараты, которые теперь можно увидеть лишь в исторических кинофильмах, и прочие городские «зеленые лампы», что недавно предпочитали нести в музей Чебоксар. Теперь же и сами работники городского музея дарят коллегам фотографии видов столицы образца 50-х годов. И не страшатся конкуренции. Дело в том, что с помпой переданное музею городской администрацией здание бывшего дворца пионеров уже три года стоит без всякого намека на реконструкцию.
Между тем потребность в сохранении даже уже совсем недавнего прошлого возрастает. При нынешних скоростях жизни есть опасность очень многое из привычного уже только для дедушек и бабушек просто-напросто потерять. Об этом напомнила пришедшая на музейный праздник бывший строитель Дина Косинская. Она призывает создать экспозицию о строителях, которые отстроили такой прекрасный город: когда она приехала в Чебоксары в 1951 году, город фактически заканчивался у нынешнего ЦУМа. Бывшая работница ХБК Ирина Гаранина, подарившая музею образцы марли и двунитки, а также халатик и косынку, в которых щеголяли советские ткачихи, удивилась тому, что даже такие промышленные гиганты могут столь внезапно уходить в историю. А потомок чебоксарских купцов Владислав Игумнов не удивлялся, а лишь призвал оставить память об электроаппаратном заводе, которому город обязан не только развитием здесь почти всей промышленности, но и университетом: вопреки обещаниям нынешние хозяева этой площадки не оставили и следа от упоминания о ЧЭАЗе.
Симптоматично, что с этим криком отчаяния «Не позволяйте забыть об этом!» чебоксарцы пришли именно в музей. И именно в его день рождения. Как в последнюю инстанцию по сохранению памяти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.