20 тысяч камней в память об Армении

В Чебоксарах показали древнюю архитектуру в миниатюре

В Художественном музее до конца новогодних каникул работает необычная выставка: «Каменный век» Армена Саргсяна. Архитектурные сооружения из речной и морской гальки — 17 уникальных произведений, 20 тысяч камней.

Армен никогда не учился на художника, пробовал себя в разных профессиях, и больше всего его привлекала музыка. Родом из музыкальной семьи, много лет отдал фортепиано — играет классику, джаз, пишет собственные произведения и сейчас продолжает учиться. Мысли создать нечто подобное стали приходить к нему, когда оказался вдалеке от Армении, скучая по камням родной земли. А в 2017 году появилось и свободное время.

— Сначала это был скорее эксперимент, — рассказывает он. — Я выбрал наиболее простое по форме здание, чтобы понять, получится ли.

И вот уже четвертый год мастер подбирает камешек к камешку, воздвигая свои удивительные конструкции.

Морскую и речную гальку, которую использует Армен Саргсян, он собирает сам, а также получает из разных городов от друзей и знакомых. Для скрепления камней использует специальный клей собственного производства. И почти каждый камешек знает «в лицо» — иначе как найти для него подходящее место?

Работа, как правило, занимает несколько месяцев, ведь нужно не только подобрать подходящие камни, но и тщательно изучить сам воспроизводимый архитектурный объект.

Армен Саргсян родился и вырос в городе Дилижане, окруженном уникальными природно-архитектурными памятниками, и с детства его поражали древние армянские храмы — как можно было поднять эти массивные плиты без современной строительной техники? Сегодня среди его работ уже появились Агарцин, Нораванк, Гарни и одно из строений монастырского комплекса Гошаванк, с которого и началась для Армена работа с камнем. В планах мастера создать каменные копии всех старинных армянских церквей, даже и тех, что стоят сейчас в руинах на территории Турции (монастырь Кармраванк, церковь Сураб Хач и другие).

— Как думаешь, почему выставка называется «Каменный век»? — спрашивает он. — Один мудрый человек сказал: «У кого нет прошлого, у того не может быть и будущего». Сегодня мы изобретаем искусственный интеллект, но ведь ничто на свете не происходит само по себе, случайно. Все мы вышли из прошлого, и важно об этом помнить.

Но воссоздает он не только армянские храмы — это может быть и другой архитектурный (и не только архитектурный) объект — тот, что нравится, впечатляет.

— Есть у меня и Эйфелева башня, например. И еще колодец. В Армении нет колодцев, вот я и сделал русский колодец. Среди камней похоже, будто он на Марсе стоит, потому работа так и называется. Мне и в Чебоксарах нравится одно место (аллея с колоннами в парке «Амазония»), даже и материал уже собран, осталось только изучить его повнимательнее, сфотографировать — и можно начать работу.

На выставке можно увидеть и так называемые «импровизации» — работы, выражающие более абстрактные образы. Самое небольшое произведение Армена — крест из черного и белого кварца высотой около 10 сантиметров, весом 200-300 г, а самое массивное — храм Агарцин, состоящий из двух частей, общим весом около 80 кг. Работу «Мы и наши горы», посвященную Армении, мастер завершил специально к открытию, которое приурочил ко дню памяти Спитакского землетрясения.

Как утверждает народный художник Чувашии Миша Гришевич Григорян, для Армена характерна общая черта всех армян — они никогда не стремятся выставить себя напоказ, а хотят только, чтобы их культура стала достоянием и других народов.

Мария Готлиб

 

Фото ЧГХМ: В «Каменном веке» есть и армянские церкви, и французская башня, и русский колодец.

Опубликовано: 13 декабря 2019 г.


Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.