На «нет» и налога нет

В нынешнем году в Шемуршинском районе на владельцев приусадебных хозяйств начислен земельный налог на 1460 тыс. рублей. А расходы на сбор этой суммы составят более половины суммы.
У черта на куличках. Это главное, что можно сказать о деревне Яблоновке Шемуршинского района. Три десятка километров до райцентра, полсотни дворов и полторы сотни в основном пожилых жителей.
Но и сюда доходят новые экономические веяния. Большинство яблоновцев имеют землю — 40 соток на семью. Раньше платить символический налог за нее было просто и удобно: жители вносили примерно 120 рублей в кассу сельской администрации, а уже оттуда платежи уходили в банк.
Однако теперь закон запрещает администрациям новоиспеченных сельских поселений принимать налоговые платежи. Сельчанин обязан сам прийти в банк и заплатить налог. Как раз здесь и зарыта собака. Заплатить можно только в райцентре. И чтобы внести те самые 120 рублей, владелец приусадебного хозяйства должен выложить за дорогу в 2 раза больше и потратить кучу времени. Не стоит забывать и про возможные расходы на оценку для оспаривания кадастровой стоимости объекта недвижимости.
Понятно, что далеко не все спешат рассчитаться с казной. И налоговая служба шлет забывчивым гражданам депеши с вежливой просьбой исполнить свой гражданский долг. По подсчетам налоговиков, на одно извещение они тратят порядка 100 рублей (стоимость конверта, бумаги, полиграфическое исполнение и др.). Но одним письмом дело, как правило, не ограничивается. Приходится еще раз-другой напрягать почтальонов.
Вот уж действительно, овчинка выделки не стоит.
— Мы предлагаем восстановить прежний порядок, — говорит руководитель межрайонной инспекции МНС России № 2 по ЧР Е.Чернов. — Тем более сами сельские поселения в нем заинтересованы. Земельный налог полностью идет в их бюджет.
Местные налоги — одна из основных статей доходной части сельских поселений. Налоговики считают, что проблемы с их сбором будут немаленькие. Вот, например, земельные паи или доли, на которые в 90-х годах сельчане получили свидетельства о праве собственности. По сути, это виртуальные участки, потому что у них не определены ни границы, ни кадастровая стоимость. Без этого налог не начисляется. Более того, чтобы сельчанин стал полно-правным собственником своей земельной доли, он должен зарегистрировать ее в Регистрационной палате. Сегодня у нас в республике эту процедуру прошли лишь единицы — наиболее энергичные граждане. По данным налоговиков, 95 проц. долевиков считаются собственниками лишь на бумаге. А на «нет» и налога нет. Таким же путем избегают налогообложения по земле многие владельцы дачных участков и гаражей.
Общее к собственникам требование — иметь на свое имущество правоустанавливающие документы — высветило еще одну налоговую проблему. На селе наследники крайне неохотно вступают в свои права. Не помогает даже то, что с нынешнего года налог на наследство отменен. По некоторым подсчетам, в том же Шемуршинском районе с 1996 года набралось свыше одной тысячи бесхозных дворов. Их владельцы умерли, а в наследство никто не вступил. Сколько еще таких хозяйств по республике? Эти дома не пустуют. В них живут сыновья, дочери, другие родственники умерших, которые имеют законное право оформить хозяйство на себя. Но не оформляют. Говорят, слишком дорого. Действительно, чтобы стать полноправным хозяином приусадебного участка, нужно пройти массу инстанций и заплатить уйму денег (землеустроителям, БТИ, Регпалате и др.). Обойдется это удовольствие в 6-8 тысяч рублей и более. Для многих сельчан эти расходы непосильны. А с “нелегалов”, как говорится, взятки гладки. Без правоустанавливающих документов налог не потребуешь.
Конечно, в родительских домах такие наследники живут на птичьих правах. И сильно рискуют. Ведь на отцовский дом с приусадебным участком могут претендовать другие братья и сестры. Бывали такие коллизии, которые приводили к затяжным конфликтам и вражде между родственными душами. Но все равно на селе наследственно-имущественные дела предпочитают решать по закону предков. По древнему народному обычаю в родительском доме всегда остается младший сын, и все хозяйство переходит к нему. Но вряд ли ему гарантирован спокойный сон. В любой момент в дверь может постучать незваный гость, который предъявит свои права и на землю, и на хозяйство.