В колонии не санаторий – пахать надо

Трудотерапию выбирают сами осужденные

В исправительных колониях теперь регулярно встречаются с родственниками осужденных. На их вопросы отвечает сам начальник  УФСИН по Чувашии.
Не секрет, что «люди с воли» обычно интересуются бытовыми проблемами, например, какие личные вещи разрешается иметь при себе осужденным. Но все чаще просят рассказать об условиях условно-досрочного освобождения и помилования. Были вопросы по заработной плате, об отпусках с выездом за территорию исправительного учреждения, даже спросили про обувь, которую положено носить осужденным.
И в этот раз все проблемы в основном решались на месте, а какие-то придется рассмотреть по месту отбывания наказания. Не обошлось без нареканий в адрес представителей колоний. Но сотрудники услышали и слова благодарности. И, прежде всего, «за душевное отношение к своей работе, за человечность». Подводя итог диалогу, начальник УФСИН Алексей Нецкин пожелал всем терпения и напомнил, каким образом на судьбу осужденных могут повлиять «благие» попытки родственников передать им запрещенные предметы. А еще он сказал: «Взаимопонимание как со стороны администрации учреждений и управления в целом, так и со стороны родственников осужденных работает на хороший результат. Мы все заинтересованы в том, чтобы родственники осужденных помогали им преодолеть это трудное время».
После одной из таких встреч за колючей проволокой в редакцию пришла родственница одной из осужденных. И вот какую историю она рассказала. Но сразу же предупредила, что «изначально была настроена против УФСИН».
«Моя морально убитая сестра однажды попадает в чувашскую колонию. На первом свидании вижу, как она подавлена, вся в слезах. Я возмутилась, когда узнала, что ей предлагают работать чуть ли не по 14 часов в сутки. Сразу же обратилась с претензией к сотрудникам, мол, почему так много, ведь по закону положено всего 8 часов. Начальники согласились со мной, пообещали: «Хорошо, будет работать, как предписано. Но ваша сестра в этом случае не сможет выйти на свободу по программе условно-досрочного освобождения. Нас не интересует, как вы сюда попали. Мы идем навстречу желанию осужденных работой искупить свою вину перед обществом».
Вначале я подумала, что все сказанное – лишь красивые слова. Но вскоре поняла, что такое исправительная колония № 5. Это совершено отдельная структура, которая не относится ни к суду, ни к следствию. Реабилитационный период длился 6 месяцев, и вот сестра более-менее пришла в себя. Кристина сейчас работает на самой сложной операции – втачивает рукава. Она перевыполняет нормы, имеет благодарности. Активно включилась в систему «социального лифта», ей дана возможность заработать своим ударным трудом и примерным поведением УДО. Сейчас я не просто очарована сотрудниками колонии, а хочу выразить им большую благодарность, в особенности начальнице отряда Наталье Ивановой. Поняла, в ИК-5 осужденные адаптируются к нормальной жизни через конкретное дело. Моя сестра никогда не шила, но здесь обучилась шикарному ремеслу. Она уже строит планы на завтра. Главное, человек за колючей проволокой не сломлен, он прогрессирует. Как-то весной она позвонила и попросила привезти семена. Захотела на клумбе вырастить цветы. Девчонка вышла из депрессии, она участвует во всех конкурсах. Словом, полностью погружена в интересные дела в этой колонии. Кристине некогда думать, что ей плохо живется и какая у нее трагичная судьба. По роду общественной работы в Ульяновской области и общаясь с осужденными других колоний, я часто слышу, что «им многое разрешено, у них немерено свободного времени». Считаю, что ничего хорошего в этом нет. Есть исправительная система, и если она работает как в пятой колонии, то это – правильная система, как бы странно на первый взгляд это не звучало. Жаль тех девчонок, которые находятся на воле и совершают нехорошие поступки. Как ни дико звучит, но они проигрывают осужденным. Разве увидят они эти конкурсы и походят в нарядах, сшитых своими руками для выступлений, разве кто-то им даст возможность сочинять стихи и заниматься рукоделием? Потом человек будет всю жизнь это вспоминать. В колонии, конечно, не санаторий – пахать надо. Но вижу, даже родители расцвели, зная, что их непутевые дети, оступившиеся в жизни, сейчас на верном пути исправления через трудотерапию».

Один Ответ

  1. все друг друга сдают. а если ушел по удо- значит перешагнул через кого то….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.