Конное такси

В январе 1902 года в чебоксарскую управу явился мещанин Алексей Сапожников с заявлением, в котором просил поставить на «законную и твердую почву» легковой извозный промысел Чебоксар.
Горожанин обращал внимание на то, что перевозка пассажиров и грузов в Чебоксарах носит бессистемный характер. Местные извозчики, крестьяне на подводах из соседних деревень толпятся у пристаней и базара в надежде подрядиться на перевозку товаров и людей. При этом нет порядка, хозяева транспорта не платят в городскую казну ни копейки.
Предприимчивый мещанин предложил городскому голове устроить две колоды-стоянки: у винного склада (где сейчас находится ликеро-водочный завод) и близ базара (ныне это место покоится под гладью залива). Летом же Алексей Сапожников рекомендовал устраивать временную коновязь у пристаней (речной порт тогда располагался ниже сквера Константина Иванова).
Кусачая такса
Цену за провоз пассажиров Алексей Сапожников заломил немалую. Проезд к земской кузнице и Владимирской церкви, по его прожекту, должен был стоить 50 копеек, доехать до винного склада — 40 копеек. А по городу — 60 копеек в час. Деньги по тем временам ощутимые. К примеру, в начале прошлого века мешок муки стоил в Поволжье 4 рубля, дом пятистенный — 100 рублей, корова — 8 рублей. Курс рубля в 1902 году по отношению к доллару США составлял 2:1. Если учесть, что за век с небольшим «бакс» подешевел примерно в 25 раз, то получается, что 50 копеек равнялись нынешним 16 рублям.
Разумеется, мещанин рассчитывал на успех своего предприятия и предлагал выплачивать в доход города по 10 рублей ежегодно. Не исключено, что таким образом Сапожников намеревался избавить себя от потенциальных конкурентов — не каждый тогда мог осилить такую сумму.
Однако надо отдать должное городским властям того времени. Управа раскусила замысел предприимчивого чебоксарца и обязала перевозчиков выплачивать в казну всего… по 3 рубля плюс еще по рублю за каждую стоянку-колоду, тем самым поощряя и других горожан заниматься извозом. А максимальную стоимость проезда определили в 45 копеек.
«Ваньки» и «троечники»
Все извозчики делились на хозяев и работников. (Знакомый нам Алексей Сапожников был хозяином.) Некоторые хозяева держали в городе до 10 упряжек, а кто-то ограничивался одной-двумя. Работники тоже были разные. Взять хотя бы «одноконных лихачей»: по сегодняшним меркам их можно приравнять к шоферам лимузинов. Породистые молодые лошади, великолепные коляски на рессорах, красивая одежда… «Ночные» или, как их еще называли, «ваньки», имели посредственный выезд, да и экипажи у них были неважнецкие. А еще в Чебоксарах начала века работали зимние «парники», «голуби со звоном», «троечники» (катание на тройках), колясочники, «шаферные» и свадебные. Внизу этой пирамиды стояли ломовые, на лошадях-тяжеловесах перевозившие грузы.
Заниматься извозом было непросто. Чебоксарская управа требовала своевременно вносить плату в муниципальную казну, следила за внешним видом извозчиков. Такая жесткая регламентация нередко вызывала недовольство. Острые на язык извозчики жаловались:
— Будто на смотр завтра едем, осталось пломбу (номерной жетон) только на зад навесить! А то больше и некуда — на шляпе есть, на кафтане есть, на полости — четыре, а в передке и все восемь! Видно, соскучились в управе деньги за службу получать, давай извозчиков на копейки метить (штрафовать)!
Случались и погрубее высказывания. Извозчики смеялись: «Нам без ругани никак нельзя, она у нас заместо покурить».
Недолюбливали извозчики полицию, для которой именно «ваньки» становились основным источником теневых доходов. Тогдашние стражи порядка придирались к каждой мелочи — худому кафтану, плохо прибитому номерному знаку, поцарапанному экипажу, случайной остановке. Особенно строгими были городовые (уличная патрульная служба) и околоточные (участковые) — на сленге тех лет «фараоны» и «околодыри». Нередко в Чебоксарах старой поры можно было услышать такие диалоги с полицейскими: «Ваше благородие, господин околоточный, за что штрафуете? Это же воз на меня, а не я на воз». Или: «В таком деле и вы бы, господин городовой, вожжей не справили. Не поворот здесь, а чертов приворот».
Кстати, чебоксарские извозчики «отметились» в истории России. В одном из дореволюционных путеводителей по Волге есть рекомендация для путешественников. В ней говорится, что в Чебоксарах немало плутов, которые, нанимая крестьян в извозчики за сущие копейки, дерут затем три шкуры с клиента. Так что лучше разузнать сначала, кто хозяин лошади и лишь затем иметь с ним дело напрямую.
Подстерегали извозчиков и иные опасности. Нередко на их лошадей покушались конокрады. Наказание за украденную животину в то время было крайне жестоким: пойманного вора мужики могли казнить до суда.
Перевозка пассажиров на лошадях в нашем городе продолжалась вплоть до 20-х годов прошлого века. После гражданской войны на улицах стали появляться первые автомобили. Вытеснять лошадей машины стали в конце того же десятилетия, когда в Чебоксары пригнали из Ярославля два первых автобуса.

Владимир ТКАЧЕНКО, Леонид МАКСИМОВ.

Опубликовано: 25 октября 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.