Алексей АЙГИ: Пока есть желание играть – будем играть!

Алексей Айги«Сцена Ч» уже сообщала, что 30 мая в Московском культурном центре «Дом» состоялась презентация нового альбома Алексея Айги «4`33«» – «Hard Disc». Работа над альбомом велась более двух лет. И это первая за 9 лет студийная запись группы после успешной пластинки Mix, созданной в сотрудничестве с французскими музыкантами. «Новости музыки NEWSmusic.ru» после презентации опубликовали интервью Вадима Пономарева с композитором, которое мы приводим с небольшими сокращениями. 
Алексей Айги окончил музыкальное училище имени Ипполитова-Иванова, ансамбль «4`33«» основал и назвал в 1994 году в честь, разумеется, знаменитого концептуального молчания Джона Кейджа. Но большой успех пришел с музыкой к фильму «Страна глухих». Айги и его ансамбль стали культовыми в среде прогрессивной интеллектуальной молодежи, стали собирать залы с отменной публикой. Затем пришло сотрудничество с актуальными мировыми артистами – Пьер Бастьен, Дитмар Боннен, Намгар, Мина Агосси, Ян Тирсен…
Параллельно Алексей Айги стал едва ли не самым востребованным в России кинокомпозитором. Саундтреки к фильмам «Любовник» и «Мой сводный брат Франкенштейн», «Ретро втроем», «Рагин», «Гибель империи», «Сыщик Путилин», «Дикое поле». В 2008 году Айги взял все три крупнейшие российские кинопремии «Кинотавр», «Золотой Орел» и «Ника» за лучшую музыку к фильму! И это все без учета активнейшей работы в кино во Франции, где сейчас живет Айги, – и там десятки лент. И еще музыка к театральным спектаклям.
– У вас успешная концертная история, клубы всегда битком. Отчего же возникла такая пауза с выпуском альбомов – аж в девять лет?
– Несколько причин. Было много киноработы, потом музыка долго писалась, потом, когда начали запись, возникли разные трудности – от занятости музыкантов до занятости студии… Писали на Мосфильме, в оркестровой студии, в нее тоже надо пролезть… Но я удивлен, что прошло девять лет, казалось, все было недавно. Хотя что-то за эти годы выходило – например, концертный диск Live@Loft в 2005 году.
– Кстати, и саундтреки у вас к таким разным по стилистике фильмам… Каков критерий выбора, с кем работать?
– Критерий один. Нравится – не нравится. Все остальное вторично…
– Так получалось, что музыку вам заказывали уже после съемок фильмов?
– В России в основном да. Редко когда на стадии сценария разговор. Из последних таких работ – «Достоевский» Владимира Хотиненко и «Орда» Андрея Прошкина. Во Франции подход построже, стараются договориться до съемок.
– Особенно интересно про «Достоевского», конечно. Как формулировал Хотиненко, что он хочет от музыки по такой непростой теме? Соотносился ли будущий саундтрек с русской классической музыкой?
– С Хотиненко я уже работал, поэтому было не так сложно. Он мне как-то доверяет. До съемок ему хотелось услышать, в какой стилистике будут главные темы. Пересказывать своими словами пожелания режиссера не так просто – не получится так изящно, как у него. Так что я лучше воздержусь… В общем, после того, как главные темы были готовы, остальную работу я делал по своему усмотрению. Сам раскладывал по сериям, дописывал, где что нужно, и так далее. Мы писали все посерийно, что довольно редко у нас на телевидении, обычно делают набор тем и режут по живому. Русскую классику я специально в голове не держал, но в оркестровке следы, скажем, Петра Ильича присутствуют.
– В последние годы вы работали в основном с двумя оркестрами – Musica Viva и Оркестром кинематографии п/у Скрипки. Почему было принято решение записывать Hard Disc именно с Musica Viva?
– С оркестром кинематографии мы работаем над большими симфоническими саундтреками. А для диска нужен был сравнительно небольшой оркестр, поэтому Musica Viva была оптимальна. К тому же ими я могу сам дирижировать, народ там молодой, и мне с ними комфортно. Я же не настоящий свар, тьфу, дирижер.
– Ну не стоит скромничать. Ведь и оркестровку всего альбома делали вы сами?
– Ну да, я все сам всегда. Все оркестровки для симфонического оркестра – тоже. Но надо сказать, что все музыканты «4`33«» всегда свои партии додумывают сами, соло на диске – тоже их работа.
– В пресс-релизе к альбому указано, что в диск вошли произведения последних лет. Была ли единая концепция у альбома, или выпущено для того, чтобы не «скисло»?
– Нет, у нас ничего не скисает. Выбрано было лучшее, возможно, прочее останется только в концертной форме. Концепция у диска есть, но там такие тонкие для меня связи между разными музыками, что так их не выскажешь.
– Я не слышал еще альбом, кроме одного уже выложенного в Интернет трека. После последних, довольно философских и непростых для восприятия, альбомов вы как будто возвращаетесь к позитиву? К стилистике «Танго морских свинок», всегда идущих на ура в концертах?
– Нет, если вы про сайт «Афиши», то они выбрали самый позитивный трек. Альбом вовсе не про это.
– То есть надежды на позитив никакой? Мне-то казалось, что просвещенная молодежь, фактически хипстеры, ждут от вас чего-то именно такого.
– Ой, я не знаю, чего ждет от нас просвещенная молодежь. Но последняя программа у нас самая «драматичная» из всех. Позитив – позже.
– Есть имена, на которые вы сейчас ориентируетесь? Вообще вы слушаете чужую музыку?
– Мне кажется, что время наступило такое, что ориентироваться вообще ни на кого невозможно. Я, впрочем, и раньше особенно не обращал внимания на тенденции. Чужую музыку почти не слушаю, некогда…
– С кем ни поговоришь – с Башметом, Коганом, с кем угодно, – все жалуются на отсутствие новых композиторов. А вам не хотелось бы вернуться в академическую музыку, может быть, в крупные формы?
– Сейчас у меня нет большой потребности обязательно писать «академично». Появится – буду что-то делать. Мне сначала надо дописать «Поклон Пению» на стихи моего отца, эта музыка, кстати, принадлежит скорее к академическому направлению. Про жалобы исполнителей сказать ничего не могу – действительно, хотели бы, нашлись бы композиторы для них. Меня, например, Алексей Гориболь попросил написать для фортепиано с оркестром, и я ему написал специально. А крупные формы сложно писать «в стол», без заказа.
– Каким вы видите будущее «4`33«»?
– Ой, группе уже 18 лет, я про будущее никогда не думал. Пока есть желание играть – будем играть!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.