И в горе, и в радости

_120127-09Суженый сам на крыльцо приходит – гласит чувашская пословица. Наблюдение далеких предков подтверждает и пример семьи Ильиных из деревни Первомайское Цивильского района. Елена Васильевна и Виталий Ильич знакомы были один день, а счастливы вместе уже 51 год…

С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА

В дом к девушке привел вчерашнего солдата родственник. Вспоминая тот далекий день 1961­го, супруги в один голос признаются: «Понравились друг другу с первого взгляда…»
«Вернулся из армии, мать – инвалид, ходить не может. Хозяйство сельское, сами знаете, какое. Без женских рук сложно с ним управляться. Вот и согласился на предложение посмотреть на девушку в соседнем селе, – не спеша начинает повествование глава семьи. – Приглянулась, решил не медлить».
Свадьбу играли через неделю, по чувашским обычаям – с шилек (специальное место, где проходит свадебный обряд. Угол во дворе отгораживали скамейками, ставили стол, около него зарывали в землю молодое деревце – рябину или липу. – Авт.), с плачем невесты, со свадебными поездами с обеих сторон.
«Красивый был обряд, жаль, теперь уже не в моде, – вздыхает Елена Васильевна и добавляет: – Может, действительно благословение от обычая предков получили: живем в ладу друг с другом, хотя путь выдался нелегким. Сошлись две сироты и всего добились своими силами».
У обоих супругов отцы погибли в Великую Отечественную. Елена Васильевна своего никогда и не видела – мать, беременная, проводила отца на службу… «Я помню, правда, о­очень смутно, – глаза Виталия Ильича увлажняются, – мне было три года, когда война началась…»
Безотцовщина – доля нелегкая. Но особенно тяжелой она была в голодные военные и послевоенные годы. И сегодня помнит Виталий Ильич вкус тех колхозных обедов, которыми кормили сельчан прямо на поле: мать специально брала его на жатву. Управляться с серпом пятилетний ребенок, конечно, еще не мог, но сноп таскать пытался…
«Подрастая, мы, пацаны, хотя и завидовали тем, у кого отцы вернулись, но особо не комплексовали, таких полусирот после войны было полдеревни – все наравне со взрослыми в колхозе работали, после школы в армию уходили…» Служба (1957–1960 годы) омрачилась горьким известием: где­то через года полтора из деревни написали, что мать обезножила… Но пока срок не вышел, солдата домой не отпустили.

СТАРАЛИСЬ ПОНИМАТЬ ДРУГ ДРУГА

По словам Виталия Ильича, они с Еленой Васильевной прожили хотя и полную испытаний, но интересную и поучительную жизнь. Сразу после свадьбы она устроилась на работу в колхозный сад, он – мотористом катка в чебоксарское дорожно­строительное управление. Конечно, ездить каждый день в город было накладно, но там платили больше. Жена не роптала, растущая семья требовала больших расходов. Это сейчас она вспоминает те годы и ужасается: «Как все успевала?» А тогда на все хватало сил.
Декретных отпусков в те годы не было, через неделю после родов уже выходили на работу. Малыша Елена Васильевна устраивала на кровать к больной свекрови. На расстоянии вытянутой руки ставила керосинку, рядом – молоко, спички, чтобы бабушка могла подогреть и покормить внука. Полола свои грядки с ягодами, а думы все о них – в общем­то, о беспомощном старом да малом. Да и слова, сказанные соседкой, покоя не давали: «Как ты не боишься так их оставлять? Вдруг ненароком свекровь керосинку ногой заденет, ведь сгорят…» Вот и бегала Елена каждый обед домой. Пока бегала, товарки по бригаде уходили вперед, оставляя ее долю грядок непрополотыми, приходилось после работы доделывать. Устанешь к вечеру, а дома надо кормить­обстирывать, да еще корова, свиньи, куры…
«Вот какая у меня супруга, – не без гордости вставляет глава семьи, – я целыми днями на работе, а дома и прибрано, и детишки ухожены, и скотина накормлена, и атмосфера всегда добрая…» «Но ведь и ты хозяин хоть куда был, для топора и рубанка всегда время находил. Решали все вместе – кому что купить, где что подремонтировать, – добавляет супруга и, обращаясь ко мне, говорит: – Я с ним всегда соглашалась, не перечила, он ведь старше…» А вообще о том, кто главный в семье, Ильины не задумывались. Просто жили и старались понимать друг друга.

БОЛЬШОЕ НАСЛЕДСТВО

Только вот беда в виде пожара их все же не миновала… Правда, огонь пошел не от керосинки, а от неисправной электропроводки. Дом спасти не удалось. А тут еще выяснилось, что по страховке им положено только 200 руб. Ильины не догадались переоформить страховой полис… Впору было в отчаяние впасть, но супруги стиснули зубы – и за дело. Заняли у родственников деньги и к 1975 году построили­таки новый дом. «Не имели права расслабляться, ведь дети у нас. По большому счету вокруг них и ради них жизнь крутится, они – ее смысл».
Детей у Ильиных шесть – пять сыновей и одна дочь. Елену Васильевну государство удостоило медали «Материнская слава», да за шестерых положило пособие в 4 руб. в месяц! «Мы на помощь и не рассчитывали, – говорят супруги, – сами справлялись». Справились достойно. По словам односельчан, дети хорошие, такие же работящие, немногословные и трудолюбивые, как родители. Теперь уже у них свои семьи, и устроились все в Чувашии, кто в столице, кто в родной деревне.
Старость Ильины коротают в семье младшего сына Алексея. Когда по большим праздникам наполняется дом звонкими детскими голосами, Виталий Ильич иногда достает награды. У ветерана труда их немало – только знаков «Ударник коммунистического труда» несколько. Особую гордость составляют и две трудовые книжки. Их столько не из­за того, что рабочие места часто менял, – просто в одной не хватило страниц для записей о благодарности за ударный труд. По его мнению, не мешало бы к семейным реликвиям добавить и медаль «За любовь и верность». Только уж требований больно много, характеристики надо собрать на всех членов семьи. Хлопотно – ведь у них восемь внуков и одна внучка. Улыбается: «Наши гены!»

Опубликовано: 14 апреля 2012
Тэги:
Семья

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.