О митингах, чиновниках и прессе

img_58311

Есть неписаное правило, что после крупных избирательных кампаний политическая жизнь несколько замирает. Но на Чувашию оно, похоже, не распространяется. В республике в последние недели происходят события, удивительным образом напоминающие предвыборные баталии. Составляются петиции, выстраиваются пикеты, учиняются акции протеста. Конечно, все они не могли пройти мимо внимания Главы республики. Михаил Игнатьев на официальных мероприятиях, в интервью различным СМИ и в приватных беседах с журналистами достаточно подробно излагал свою позицию по данному поводу. И сегодня редакция «СЧ» предлагает читателям некую квинтэссенцию сказанного.

«В ОТСТАВКУ НЕ СОБИРАЮСЬ»
Начать, наверное, следует с инициативы партии «Справедливая Россия» по сбору подписей за отрешение М. Игнатьева от должности.
Конечно, мало кому приятно, когда под него копают. М. Игнатьев явно не хочет вступать в перепалку со своими оппонентами с переходом на личности. Он просит одного – предъявите конкретные претензии, в чем заключаются «развал», «деградация» и прочие сильные выражения, которые обильно употребляют инициаторы акции.
Если брать социально­экономические показатели, то Чувашия выглядит вполне пристойно. Нет даже намека на межнациональные и межконфессиональные конфликты. Федеральный центр республику ни в чем не ущемляет, все возникающие вопросы решаются по­деловому и оперативно. В качестве примера М. Игнатьев приводит тот факт, что на докладной записке с рядом предложений от республики премьер­министр РФ В. Путин поставил очень благожелательную резолюцию. А недавняя поездка в Москву вообще выдалась необычайно результативной. Поэтому никаких поводов для своей скоропалительной отставки М. Игнатьев не видит.
Тут, наверное, можно заметить, что в попытках досрочно сплавить руководителя республики нет ничего оригинального. В новейшей истории Чувашии тому масса примеров. В конце 80­х годов прошлого века митинг на стадионе «Олимпийский» требовал увольнения первого секретаря обкома КПСС А. Петрова. В августе 1991 года пикетчики возмущались поддержкой ГКЧП со стороны председателя Верховного Совета А. Леонтьева. Спустя всего год возле Дома правительства фактически те же люди скандировали лозунги против следующего спикера парламента Э. Кубарева. А в 1995 году коммунисты, недовольные правлением Н. Федорова, даже добились проведения референдума об упразднении института президентства в республике. Как говорится, демократия, однако. Бороться за власть никому не запретишь.
А нынешний всплеск активности на ниве ниспровержения власти связан, конечно, с предстоящим принятием закона о прямых выборах губернаторов. Так что, можно считать, что в определенной степени избирательная кампания со всеми присущими ей политтехнологиями уже началась. Со своей стороны М. Игнатьев подчеркивает, что срок его полномочий заканчивается только в августе 2015 года, ему рановато думать о перспективах, но прямых выборов он нисколько не боится. Определенный опыт имеется – избирался главой пригородного Чебоксарского района, где ситуация всегда была непростой, и набирал там свыше 80 процентов голосов.

КОМПРОМИСС – ЭТО ДВИЖЕНИЕ НАВСТРЕЧУ
Другая ипостась борьбы за власть – это демарши оппозиции.

Сначала фракции «Справедливой России», КПРФ и ЛДПР покинули зал заседаний Госсовета республики, затем стали проводить митинги с требованием принять так называемый закон о «детях войны» с прямым воззванием к Главе республики. Наверняка у Михаила Игнатьева есть искушение просто сказать: «Господа­товарищи, вы обращаетесь не по адресу, решайте свои вопросы в парламенте». Но все понимают, что без учета его мнения ни один серьезный вопрос в Госсовете не решается. И не случайно же М. Игнатьев предпринимал попытку наладить диалог с оппозиционными фракциями, встречался с ними для обстоятельной беседы. Причем отзывы самих представителей партий о той встрече поначалу были весьма положительные. А затем противостояние вспыхнуло с новой силой.
По мнению М. Игнатьева, оппозиция не настроена на компромисс. Даже допускает мысль, что подобная линия поведения диктуется ее московскими руководителями. А проект закона о «детях войны» стал лишь поводом для демонстрации недовольства. Не нужно быть доктором экономических наук, чтобы понимать, ну нет в бюджете республики свыше 3 млрд. рублей для его реализации.
– Это десятая часть бюджета региона, почти половина бюджета целой отрасли здравоохранения, шесть бюджетов отрасли культуры! Начнет республика зарабатывать больше (а все предпосылки к этому есть) – закон о «детях войны» станет первым законом, который я готов лично внести на обсуждение в парламент, – эмоционально сказал М. Игнатьев в интервью агентству «Регнум». – Взаимодействие с различными политическими силами может быть конструктивным. Пока же на деле выходит деструк­тив. Потому что оппозиционное меньшинство хочет диктовать свою волю большинству, при этом по определению не несет никакой ответственности.
В то же время он признает, что «порой представители партии власти тоже ведут себя как слон в посудной лавке». Действительно, «единороссы» явно допустили политическую ошибку, высокомерно отказавшись даже обсуждать законопроект. Пора им вспомнить, что парламент является местом для дискуссий, а не машиной для голосования. И совсем свежий Указ Главы республики об общественном обсуждении проектов законов Чувашии как раз направлен на то, чтобы в законотворческий процесс были включены как можно шире и партии, и общественные объединения, и отдельные граждане.

ЖИЗНЬ ВОКРУГ КРЕСЛА НЕ ВЕРТИТСЯ
Еще одна из обсуждаемых тем – это частая смена глав муниципалитетов. Как выборы проходят, так мэров одолевает тяга к подаче прошений об отставке. Что же за этим кроется?

– Глава администрации назначается на конкурсной основе, где окончательное решение о назначении принимает тоже депутатский корпус, – напоминает М. Игнатьев в своем уже упомянутом интервью агентству «Регнум». – Сити­менеджеры отвечают за весь социально­экономический блок. И если там происходят сбои, то это ответственность руководства муниципалитета. Конечно, мы предъявляем претензии, объективно оценивая социально­экономическое положение, политическую ситуацию того или иного муниципалитета. Кроме того, растут запросы и требования жителей, они высказывают свои предложения и дают сигналы в наш адрес. Впрочем, главы и сами чувствовали, что не соответствуют требованиям и запросам сегодняшней ситуации. И подавали заявление об отставке в адрес Собрания депутатов. Замечу: не на имя какого­то министра, не на имя руководителя региона.
– Вообще я считаю, – подчеркивает М. Игнатьев, – что смена элит должна происходить обязательно. Конечно, не кардинально, без перегибов и скачков, взвешенно, сохраняя преемственность. В иных случаях именно кадровые вливания, приток новых сил ограждает от стагнации и даже, если хотите, от деградации. С одной стороны, это должен быть естественный процесс, но порой отдельные «долгожители» настолько сливаются с креслом, настолько входят в образ, что им кажется, что жизнь в том или ином районе вертится вокруг них.

КАЖДЫЙ ПИШЕТ, КАК ОН СЛЫШИТ
В какой­то степени все описанные выше коллизии были предсказуемы хотя бы в свете извечного перетягивания каната между властью и оппозицией.

Но скандал с так называемыми «черными списками СМИ, пишущих неправду», действительно родился на пустом месте. Все началось с публикации одного из информагентств о заседании Совета по борьбе с коррупцией, где М. Игнатьев якобы дал поручение составить упомянутый реестр и вывесить его на сайте Минкультуры. Сообщение датировалось 31 марта, и многие вообще восприняли его как заранее заготовленный первоапрельский розыгрыш. Кстати, корреспондент «СЧ» также присутствовал на том заседании, и на редакционной планерке его подвергли до­просу с пристрастием: «Расскажи, неужели так и было?» А он только пожал плечами: «А я все понял иначе, там вроде о другом шла речь».
Сейчас в Интернете размещены и аудиозапись, и стенограмма того заседания. При желании каждый может сделать собственный вывод. А вот мнение М. Игнатьева: «Я тоже считаю, что идея создания реестра СМИ, «пишущих неправду», является попыткой давления на прессу и зажимом свободы слова. Одного не пойму – с какой стати мне приписали такую инициативу».
На совещании, в частности, обсуждался вопрос мониторинга СМИ по противодействию коррупции. Силовики выразили свою озабоченность тем, что информация публикуется порой однобокая, допускается передергивание фактов, появляются статьи заказного характера. В диалоге приняли участие главный федеральный инспектор, а также прокурор республики, начальник Следственного управления СКР по Чувашии, которые выразили обеспокоенность данной тенденцией. Причем речь шла исключительно о порочной практике, когда замалчиваются оправдательные приговоры по уголовным делам, получившим большой резонанс в прессе. А таковых, по данным прокуратуры, в 2011 году было шесть. «Вот я и дал поручение промониторить СМИ по данной проблематике и вывесить результаты мониторинга на сайте», – говорит М. Игнатьев.
А в изложении уважаемого информ­агентства получилась ужасающая картина: всю прессу Чувашии намереваются разделить на «чистых» и «нечистых». Прочитав эту новость, леденящую кровь, поднялись достопочтенные московские мэтры, которые пообещали вынести вопрос на обсуждение Общественной палаты РФ. Непонятно только, что они будут обсуждать: журналистский материал, стенограмму, аудиозапись, показания очевидцев?
Получилась история довольно неприятная и поучительная одновременно. Опять же в качестве редакционного комментария хотелось бы отметить следующее. Да, направлено официальное обращение в адрес РИА «Новости» и других СМИ, изложивших материал корреспондента информационного агентства в собственной редакции. Руководству изданий предложено внимательно изучить приложенные аудиозапись, стенограмму совещания и принять адекватные меры.
Но, наверное, будет не совсем правильно все стрелки переводить на молодого корреспондента информагентства. Возможно, ему просто не хватило опыта, профессионального чутья на услышанное слово. В то же время в выступлениях руководителей ведомств тогда не прозвучало ни одного конкретного примера. Прессе остается только гадать, кого и что они имели в виду. На нашей памяти, например, нет ни одного случая, чтобы кому­нибудь отказали в публикации по факту вынесения оправдательного приговора.
И еще, было бы неплохо создать также и реестр тех объективных критических выступлений СМИ, по которым должностные лица не предприняли никаких мер для исправления ситуации. Кстати,
М. Игнатьев неоднократно подчеркивал, что «критические публикации – это та необходимость, которая позволяет чиновникам совершенствовать свою работу, делать ее более эффективной».

Опубликовано: 12 апреля 2012

5 Responses

  1. Одних, неугодных власти, снимают, других — назначают. Почему? никто не объясняет. Народ ни что, его мнение не интересует. Но другие приходят еще хуже. Умные нынче не в моде.

  2. Александр, примите мои соболезнования. Профессиональному журналисту должно быть противно писать такую чушь, да еще и подписывать ее своим именем. Желаю вам красиво отдохнуть на гонорары, которые вероятно были щедрые. А зачем иначе так подставляться

  3. Ребята: не мутите воду на пустом месте=дайте Игнатьеву М.В. работать. Зто человек из НАРОДА и мы при необходимости за него проголосуем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.