Командировка в Вашингтон

Порой куда только судьба не забрасывает человека. Вот и уроженец д. Новое Чурино Яльчикского района офицер-пограничник Михаил Соколов даже не предполагал, что ему доведется работать… в Вашингтоне. За плечами 60-летнего майора в отставке более тридцати лет военной службы. Многое, что связано с охраной границы, обычно окутано тайной. Но проходит «срок давности», и гриф «Секретно» снимается. По просьбе редакции Михаил Павлович поделился некоторыми воспоминаниями.
В начале 1978 года меня, прослужившего к тому времени в погранвойсках 12 лет, вызвали в управление Западного погранокруга КГБ СССР в отдел по отбору кандидатов для работы в советских загранучреждениях. Направили на курсы по специальной программе, после окончания которых должен был вылететь на работу в Кабул. Но у руководства возникла необходимость заменить начальника охраны посольства СССР в Вашингтоне, и я с семьей был откомандирован в США, где прослужил несколько лет.
Период моей службы за океаном совпал с резким обострением международной обстановки — именно в те годы США объявили Советский Союз «империей зла», и противостояние между сверхдержавами (странами-участницами Варшавского договора и блоком НАТО) неимоверно обострилось. Все это создавало определенные трудности как для всего дипломатического корпуса, так и для сотрудников службы безопасности посольства №1 нашего государства за рубежом, где главным образом формировалась большая политика СССР. Послом в США в то время работал А. Добрынин, выдающийся дипломат (ему единственному из всей плеяды дипломатов было присвоено звание Героя Социалистического Труда, на дипломатической работе в США он находился более 20 лет).
Хочу подчеркнуть, что деятельность службы охраны посольства очень зависела от сложившихся деловых контактов с руководством миссии. Мои отношения с А. Добрыниным и советником-посланником А. Бессмертным всегда оставались дружелюбными. Их требования были высоки, но непременно подчеркивалось уважительное отношение к нашей работе. Мы, со своей стороны, старались ответст-венно относиться к своим обязанностям и никогда не допускали даже малейших нарушений военной дисциплины.
Последние два года я исполнял обязанности начальника внутренней охраны посольства. Внешнюю обеспечивали американцы, в пяти минутах ходьбы от нас находился Белый дом. Кстати, мой приезд в США совпал с началом возведения нового здания советского посольства. Строили его американцы. Они работали днем, а ночами мы простукивали буквально каждый кирпич, каждую конструкцию на предмет выявления подслушивающих устройств.
Условия службы охраны и ее режим в целом резко изменились в 1983 году, когда произошла печальная история с корейским «Боингом». Усилилась конфронтация, для сотрудников посольства создали совершенно нестерпимую обстановку. Мы оказались в настоящей блокаде. Любые выходы за пределы посольства были запрещены, за продуктами приходилось идти под усиленной охраной полиции и нашей комендатуры. Здание постоянно осаждали пикетчики, которые пытались прорваться на нашу территорию. По соседству с посольством, возле представительства «Аэрофлота», взорвали бомбу. Президент Р. Рейган запретил рейсы советской авиакомпании во все города Америки. Поэтому службе охраны посольства для отправки секретной, строго конфиденциальной корреспонденции приходилось использовать аэропорт в Монреале (Канада), сопровождать этот спецгруз, обеспечивая безопасность как багажа и почтовых отправлений, так и самих дипкурьеров.
В столь длительные командировки в капиталистические страны советских специалистов без жен не отправляли. Со мной постоянно находилась супруга Валентина Ивановна, которая, считаю, тоже внесла свой вклад в работу посольства. Она обслуживала приемы самого высокого государственного уровня — приемы послом А. Добрыниным президентов США Д. Картера, Р. Рейгана, миллиардера Д. Рокфеллера с супругами, встречи советского посла с министром иностранных дел СССР А. Громыко, десятки приемов с участием известных советских артистов и ученых (О. Табакова, О. Ефремова, Н. Михалкова, Л. Зыкиной, С. Капицы, Г. Арбатова и других).
В заключение замечу, что все государства мира охрану своих дипломатических миссий за рубежом поручают подразделениям самых надежных, я бы сказал, элитных войск, подтверждая этим особое к ним доверие. К примеру, правительство США охрану своих загранучреждений доверяет морским пехотинцам. Руководство Советского Союза обеспечение безопасности дипломатического корпуса всегда возлагало на пограничные войска. Ту же традицию сохранила и Россия. Думаю, излишне говорить, что это очень высокая ответственность.

М. СОКОЛОВ.

Опубликовано: 30 января 2008
Тэги:
Без рубрики

Один Ответ

  1. Что-то мало похоже на правду в данной статье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.