Кокеля меняли на Петрова-Водкина

Как уже писала «Советская Чувашия», в Чувашском государственном художественном музее открыта выставка-презентация «Возрожденное наследие А.А. Кокеля». Вернисаж, подводящий определенный промежуточный итог многолетней работы чувашских и украинских реставраторов, отличался отсутствием официозности и больше напоминал увлекательное путешествие во времени.
Во-первых, время всегда выступает главным героем в историях с реставрацией. Во-вторых, сами практически воскресшие полотна возвращают зрителя к началу прошлого века, когда не только Кокель, но и многие талантливые молодые художники выбирали путь между прямо противоположными направлениями.
Уроженец чувашской земли, которому обучение в Петербурге далось «большой кровью» (он был болен и совсем не имел средств), тогда стоял перед дилеммой — идти академическим путем или выбрать свободный и весьма рискованный полет авангардного творчества. В Академии художеств ему дали понять, что путь необузданной свободы может обойтись ему слишком дорого. И он выбрал первое. Но ранние его работы до сих пор удивляют исследователей русского авангарда. Да и его дипломная работа «В чайной», привезенная в свое время в Мюнхен, была так далека от мертвого академизма, что заставила говорить о новом дыхании реалистической школы и произвела огромное впечатление на все повидавших посетителей элитарных салонов: столько было свежести и неукротимой экспрессии в его полотне. Кстати, путь этого полотна А. Кокеля в наш музей был довольно затейливым. При постреволюционном распределении художественных сокровищ из столичных собраний по провинциальным музеям картина «В чайной» оказалась в Вольске. Республиканские музейщики разыскали это полотно и предложили вольским коллегам обменяться. В результате в Вольск уехала картина Кузьмы Петрова-Водкина, еще одного гения начала века.
Главный хранитель ЧГХМ Георгий Исаев, проводивший вернисажную экскурсию для, увы, не столь многочисленных ценителей национальной живописи, обратил их внимание на так называемые двойные холсты. Художник «записывал» их с двух сторон. Поэтому каждое такое полотно можно демонстрировать в двух вариантах. И перед изумленными взорами посетителей музея вместо «Портрета мальчика» может запросто предстать вождь российского пролетариата, а на обратной стороне прекрасного пейзажа — этюд натурщика. Реставрация таких полотен представляет для всех без исключения специалистов особую трудность.
Авторы экспозиции снабдили возрожденные полотна серией снимков, запечатлевших процесс реставрации за последние три года, которые в смысле реанимации старых холстов можно назвать украинским периодом в ЧГХМ. То есть временем, когда картины «из красочной пыли» поднимали студентки, а затем и аспирантки из Харькова. Почитатели искусства должны знать своих героев. Таким образом растянутый во времени и с трудом пробивающий себе дорогу реставрационный проект получил, наконец, и свой документальный видеоряд. Ведь обычно эта сложная работа всегда остается за кадром. Надо полагать, что в музее могут отыскаться и снимки начала девяностых, когда реставрацией занимались и чувашские художники. Тогда мы увидим всю эту кропотливую работу уже не одного десятилетия в полном объеме.

Тэги:
Без рубрики

Один Ответ

  1. Реставрация работ А.А. Кокеля, а также поэтические (сеспелевские) встречи в г. Остер — примеры реальных культурных контактов Украины и Чувашии.
    Рад, что работа ЧГУ и ЧГХМ в первом направлении идет по нарастающей. Да и в этой публикации Р. Кирилловой нет дешевых «газетных» жалоб на «оранжевую опасность», на происки украинских националов. Есть добротная четкая информация, есть понимание задач чувашской культуры и харьковских художников-реставраторов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.