По замкнутому кругу

Две стройные, симпатичные девушки. В руках у одной — толстая стопка бумаг. Постановления суда. Другая держит наготове служебное удостоверение. Будний день, полшестого вечера. Обшарпанный подъезд, железная дверь, долгий звонок. Наконец внутри квартиры что-то лязгает. На пороге появляется молодой симпатичный мужчина в трусах. «Здравствуйте! Судебные приставы, — представляются девушки. — Вы знаете, что у вас задолженность по квартплате более 37 тысяч?»
Мужчина признается, что в курсе. Но в этой квартире, на проспекте 9-й пятилетки, д. 19 / 37, он практически не живет. Из пяти человек, числящихся по данному адресу, постоянные жильцы — только сестра и ее 4-месячный ребенок. Отец, инвалид 1 группы, в пансионате в Татарстане, мать уже несколько лет как в розыске, младший брат на заработках. Вот приедет, привезет денег, тогда и заплатят.
…Девушка, шагая по комнате с ребенком на руках, вслух размышляет: может, взять кредит и погасить все долги разом? Заместитель начальника Ленинского районного управления ЖКХ Сергей Иванов, сопровождающий приставов, замечает, что, решив одну проблему, можно нажить другую и снова попасть в долговую яму. Приставы предлагают арестовать имущество. И тут разыгрывается настоящая драма. Положив ребенка в кроватку, молодая женщина тихим, спокойным голосом (чтобы не напугать сына) сообщает, что всех перережет и в тюрьму сядет, но телевизор не отдаст. Оформляется протокол о воспрепятствовании аресту. Хозяйка нервно пишет объяснительную, административный штраф в тысячу рублей не пугает ее на фоне остальных сумм.
Идем в следующую квартиру. На стук дверь никто не открывает. Приставы вспоминают, как однажды в этом же подъезде на пороге их встретил мужчина, с топором в руках охранявший свою собственность. «Пришлось спасаться бегством», — смеются девушки. И объясняют, что, по правилам, их должна сопровождать физзащита, но людей, как обычно, не хватает.
Улица Хузангая, 24 — бывшее общежитие, недавно получившее статус жилого дома. Кроме наименования, ничего не изменилось. Те же комнатки, общие санузлы и кухни. Только дополнительные неудобства — двойная нумерация так называемых квартир. Стучать в дверь снова приходится долго. В ожидании пристав заодно заглядывает к соседке, сообщает, что у ее сына уже 15 неоплаченных штрафов ГИБДД, а уже в субботу — рейд по этим долгам. Пожилая женщина растерянно вздыхает: «Вроде пять только мой оболтус не оплатил. Уже новые появились…»
Дверь, наконец, открывает солидная дама в летах. Крошечная комната, разложенный диван, пустышка на табуретке… Та же история — сама здесь не живет, приехала к дочери из Москвы, той пока нет дома. Главный же квартиросъемщик, муж и отец, уже лет 11 болтается неизвестно где. В настоящее время дочь подала иск, чтобы его выписать.
На имущество — стиральную машинку «Веко» (оформлена в кредит, еще не оплачена), маленький телевизор, микроволновку, старый магнитофон — накладывают арест. Примерная оценочная сумма имущества меньше 6 тысяч. А долг по квартплате более 32 тысяч. Если не заплатить в течение 10 дней, бытовую технику увезут. Расписываясь в протоколе, дама обещает связаться с адвокатом. В это время Сергею Иванову звонят по телефону. На других участках арестовали телевизор, 2 сотовых телефона и фен — то, что нашли.
В комнате на три койко-места по ул. Хузангая, 30 нас встречает подвыпивший мужчина. С готовностью показывает платежки — долги погасил несколько месяцев назад. «Что ж, старое судопроизводство», — философски вздыхают приставы. В этом бывшем общежитии, по-видимому, все постановления утратили срок действия. Так, хозяин следующей комнаты уже четыре года как умер. Об этом сообщила соседка.
Приставы с укоризной пеняют сотруднику ЖКХ: тяжело искать квартиры, номера на дверях не обозначены, в подъезде никаких указателей. Сергей Иванов устало отвечает: возвращали бы долги, были бы деньги и на указатели.

Яна ДАНИЛОВА.

Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.