Судьбинушка горькая

Каждому ветерану выпало в жизни много лишений и испытаний в жизни. Я вот тоже ветеран – ветеран труда, труженик тыла, есть медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.», другие награды.
…Отец мой погиб в Украине после форсирования Днепра в 1944 году. Мы остались с матерью и сестренкой, которая не помнит отца. А я помню. До сих пор в памяти последние его слова при расставании: «Доченька, ты никогда не бросай учиться, как бы трудно ни было»…
А трудно было – не передать как. Целыми днями мы, дети, работали на колхозном поле. Маленькие ручки, изрезанные серпом, кровоточили. Голодали, собирали травы и ели; не было дров – на своих плечах таскали хворост из леса. Одежонка износилась, ходили в заплатках и лаптях, часто плакали…
Война лишила меня и детства, и юности. Но я училась, а потом учила сама. За плечами техникум и два института, 40 лет педагогической работы в Чирш-Хирлепской школе Вурнарского района.
И вот настала старость. Похоронила я единственного сына и мужа, участника войны, инвалида II группы, израненного на поле боя. И осталась совсем одна, 80-летняя беспомощная вдова.
Живу в кирпичном доме, построенном своими руками на учительскую зарплату в 1970 году. Дом теперь в плохом состоянии. Стены кругом в трещинах, потрескался и фундамент. Крыша протекает. Нет никаких удобств – ни канализации, ни воды. Колодец во дворе пересох, приходится по всей деревне искать воду.
Зимой чуть было не протянула ноги – голодала, часто в доме не было продуктов и хлеба. Магазин от деревни в двух километрах, из-за слабости не могла туда ходить по бездорожью. Весь двор и туалет были занесены снегом. Два дня не могла выйти во двор, пока меня не откопала добрая соседка. И потом всю зиму откапывала, а я ей платила.
Еще большая беда: в доме барахлит система отопления, газовый котел. Газовики сказали – нужна замена, но как я смогу все это сделать, когда живу одна-одинешенька. Нет у меня родных, некому рассказать о своей беде, некуда прислониться. И свое хозяйство я сама содержать уже не могу. Желающие меня опекать видят, в каком состоянии мой дом, и отказываются.
Временами сижу и плачу, как мне дальше существовать. Думаю о своей судьбе: столько с детства промучилась и сейчас мучаюсь, и что толку от всех удостоверений и медалей? Ах, судьба моя, судьбинушка, и зачем ты выпала на мою долю такая горькая?

Г. ПЕТРОВА (ОСИПОВА),
д. Большие Хирлепы Вурнарского района.

Опубликовано: 18 мая 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.