Роман в солдатских треугольниках

На одном из солдатских треугольников, которые бережно хранились в чебоксарской семье Сазоновых около 70 лет, нарисован мячик. Это первый детский рисунок маленькой Нины.
Своего отца Николая Михайловича она видела только на фотографии. В 1942 году семья получила страшную весть о его гибели. А на память об отце дочери остались его письма с фронта.
В 1941 году Николай Сазонов был призван в Красную Армию. В это время его жена Нина Александровна уже ждала ребенка. Вскоре началась война, которая разлучила супругов.
«Каким-то хорошим, давным-давно прошедшим мгновением мне кажется сейчас прожитая нами жизнь», – писал впоследствии жене с фронта Николай.
Они вместе учились в Марпосадском лесотехникуме, там и зародилась их любовь. После Николай окончил с отличием лесной институт, где был оставлен на преподавательской работе. В 1940 году Николай Сазонов и Нина Павлова поженились…
Из армии Николай часто пишет своей супруге. Вот письмо из города Алексин Тульской области:
«По окраинам города много разбитых стекол от бомбардировок», «Эта страшная война все-таки долго продолжаться не может», – пишет Николай. Строчки наполнены горечью расставания и трогательными признаниями: «…мне очень трудно переживать разлуку с тобой, но меня утешает то, что моя самая близкая, самая хорошая Нина любит меня»…
Николай очень мечтал о дочери, хотел, чтобы ее, как и жену, звали Ниной. Долгожданная новость из дома о рождении ребенка согревала сердце солдата. «Как бы мне хотелось посмотреть на нашу Нинуку, как я вас обеих люблю», – пишет Николай 16 июля 1941 г. «Теперь у меня целых две Ниночки», «…до свидания, мои милые две Ниночки. Всегда ваш Николай».
Как известно, почти вся почта с фронта просматривалась. И Николай Сазонов в некоторых письмах упоминает, что занимается выполнением специальной задачи, о которой написать не может: «…мне много и писать нельзя о своей жизни».
Письма свидетельствуют и о том, какие тяготы легли на плечи солдат и тружеников тыла в те годы: «…это страшная война. Страшно даже подумать, как много горя она всем принесла и, может, долго еще будет приносить». Не хватало продовольствия, одежды и табака: «На получение валенок здесь рассчитывать трудно, так как много нужно на армию. В ботинках же зиму проходить будет очень трудно». «Пропадаю без табака», – пишет в другом письме Николай Сазонов, до войны человек некурящий.
В течение нескольких месяцев весточки от солдата приходят из Мурома, из Рязани: «Мы из Алексина вышли пешком на Рязань 17 октября, потому что на поезде ездить уже нельзя. Даже идя пешком, мы попадали под бомбы с немецких самолетов». Из писем видно, что свободных минут почти нет: «…еле нахожу время на письма к тебе».
Последние письма Николая Сазонова домой пришли из дивизионной школы 627-го стрелкового полка. И в одном из них есть такие строчки: «…кто знает, это письмо к тебе, может, будет и последним», «…тогда я попрошу мою Нину воспитывать хорошо нашу малютку». Именно на этом солдатском треугольнике сделан первый детский рисунок Нины Николаевны Сазоновой, которая осталась для него любимой «маленькой Нинукой».
Цену письмам на войне тогда знали все. Не зря фронтовой треугольник стал одним из символов той эпохи. Они давали бойцам новые силы и вдохновляли их на новые подвиги. И строки из фронтового романа в письмах Николая Сазонова очередной раз это подтверждают. Вот что он написал после боя: «Пришлось побросать все – осталась шинель, вся наша амуниция, которую бросать никак нельзя, и остались твои письма, которые храню как самое для меня дорогое».

Д. Шаров.

Опубликовано: 7 мая 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.