Такой древний и современный Китай

Постоянные читатели «Советской Чувашии», возможно, помнят публикации с таким же названием, увидевшие свет в нашей газете 2 и 9 июля 2009 года. Автор этих строк, побывавший в гостях у наших соседей по приглашению Пресс­канцелярии (Министерства информации) Госсовета Китая, поделился тогда впечатлениями о поездке. И вот нежданно­негаданно в конце прошлого года – звонок из Москвы: «В составе небольшой делегации главных редакторов региональных газет России приглашаем вас в десятидневную поездку в Китай». Организовало пресс­тур правительство провинции Цзянси, оно же взяло на себя все расходы по пребыванию в Китае.

navigate_before
navigate_next

ВСЕ МЫ ЧУТЬЧУТЬ КИТАЙЦЫ
Нихао! (Здравствуйте!) С Новым годом!
Не удивляйтесь – сегодня и вправду Новый год. По китай­скому календарю. Значит, в какой­то мере этот праздник и наш.

Ведь мы, россияне, в последние годы стали чуть­чуть китайцами – в каждой семье хоть что­нибудь да есть из этой страны, каждый из нас хоть что­то да носит из одежды китайского производства. А символ года по китайскому календарю почти заменил наше­го Деда Мороза. Нынешний год – это год белого металлического кролика (кота). Кролик красуется на наших календарях, сувениры с его изображением продаются на каждом углу, люди суеверные и не очень изучают восточные гороскопы, непременно желая знать, что же преподнесет им год кролика. Наступил новый год по китайскому календарю в ночь на 3 февраля – в первое весеннее новолуние. Именно сегодня в Китае начались пятидневные новогодние каникулы. Неофициально же мало кто будет работать там все две недели.
Есть еще одно обстоятельство, побуждающее нас, жителей Чувашии, лучше узнавать страну Поднебесную. И наоборот – заинтересовать китайцев нашей республикой. Помнится, в ходе предыдущей поездки китайские собеседники из правительственных структур, журналисты с любопытством узнавали, что основатель российского научного китаеведения Никита (Иакинф) Бичурин родился в наших краях. Да и публикации в «Советской Чувашии» о той поездке в Пекин, Шанхай, Ханчьжоу и другие города, оказалось, не остались незамеченными – интернет­сайт нашей газеты доступен во всем мире.
В этот раз нас, главных редакторов из Москвы, Чебоксар, Кирова, Ярославля, Калининграда, Воронежа, Ростова­на­Дону, китайцы пригласили на первый международный эколого­культурный фестиваль в городе Наньчан – столице провинции Цзянси.

КИТАЙЦЫ ТОЖЕ ЧУТЬЧУТЬ РОССИЯНЕ
Наньчан – это, конечно, не Пекин и не Шанхай. По их меркам город маленький – около четырех миллионов человек. Однако растет он бурно. По недавним оценкам ООН Наньчан, расположенный в 1,5 тыс. километрах южнее Пекина, относится к числу десяти наиболее быстро развивающихся городов мира.
Эта столица провинции Цзянси с населением свыше 40 млн. жителей, впрочем, как и почти весь Китай, что называется, утопает «в зарослях» строительных кранов. Возводят здесь дома, заводы, прокладывают дороги с суперсовременными развязками очень быстро. Причем дороги ничем не хуже, а в чем­то и лучше, чем, скажем, в Германии, Голландии, Америке, – доводилось мне воочию сравнивать. Так вот, огромные новые «города в городе под ключ» (а не микрорайоны, как у нас водится) в Наньчане возводят за 3­4 года. В одном из них, пока незаселенном, власти города провели для нас экскурсию. Выстроен он в стиле «старой Европы». Здесь гармонично сочетаются архитектуры германская и итальянская, голландская и скандинавская… «Все сделано с расчетом на то, чтобы коттеджи и квартиры в небоскребах, офисы и магазины, рестораны и кафе взяли в аренду иностранцы, – пояснили нам. – Это очень нужно, мы приветствуем инвесторов. Можете и вы стать арендаторами. Хоть целого здания».
Между прочим, средства в такие кажущиеся нам невыгодными проекты вкладывает государство. Дело в том, что бурно развивающаяся экономика Китая разогрета до предела, особенно из­за мирового финансового кризиса, есть угроза резкого взлета инфляции. Вот и тратят здесь деньги не на развлечения и прочие вещи, а на занятость населения, повышение их доходов, проще говоря, на товаропроизводство.
Скоро рядом с европейским кварталом, на берегу судоходной реки Ганцзян, вырастет «русский город» с жильем, избами, банями, трактирами и прочими строениями. Подрядились возвести его на китайские деньги хабаровские бизнесмены.
По мнению российского журналиста Александра Исаева, много лет работающего в Китае (служил в посольстве, в последнее время возглавлял пресс­центр российской экспозиции на Экспо­2010 в Шанхае), китайцы создают условия и для привлечения внешних инвестиций и свои деньги в разные проекты вкладывают. «Много делают они для развития крупного бизнеса, не меньше – для расширения малого предпринимательства», – поясняет он.
Эх, нам бы такие условия! Мы же пока, похоже, ограничиваемся созданием десятков советов, комиссий, других структур якобы для поддержки малого и среднего бизнеса. И у нас от такой любви, в крепких, цепких объятиях многочисленных чиновников малый бизнес задыхается, ну никак не встанет на крепкие ноги. Как тут не вспомнить слова отца китайских реформ Дэн Сяопина: неважно, какого цвета кошка, лишь бы она мышей ловила! Не эта ли платформа превратила Китай в невероятно быстро развивающуюся страну, по объемам производства обогнавшую и японскую, и германскую, и прочие экономики? По прогнозам экспертов, лет через десять Поднебесная опередит и США, станет мировым лидером.
Здесь к месту уделить несколько строк не только «знающему все» о Китае российскому журналисту Александру Исаеву, но и его супруге Людмиле, которая «знает еще больше». Людмила два десятка лет преподавала в России китайский язык. Но когда приехала в КНР, не понимала собеседников. «Мы­то учили китайский по газете «Жэньмин жибао», а бытовая речь тут совсем иная, – говорит она. – Теперь это позади, Китай я открыла для себя заново. Вот еще почему надо нам, россиянам, ездить по миру. Не только с тем, чтобы иметь языковую практику. Но и для того, чтобы познавать мир и себя, задумываться над тем, кто мы, какие мы, почему так живем. Верно подмечено: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать».
К слову, я подарил Людмиле книгу «Слово о монахе Иакинфе Бичурине», написанную чувашским ученым П. Денисовым. Уж как она была рада!

КОРМИЛИЦА ПОЯНХУ
Вернемся, однако, на международный экокультурный фес­тиваль в Наньчане. Посвящен он был защите озера Поянху – крупнейшего озера Китая. Для Поднебесной оно – почти как Байкал для России.

Ценно озеро не только как хранилище пресной воды, но и как «регулировщик» экологического баланса для значительной территории страны. Более 30 лет здесь действуют 15 заповедников общей площадью 22 тыс. га. Там ежегодно зимуют свыше 300 тыс. перелетных птиц, из которых около 4 тыс. белые журавли, – 95 проц. всех обитающих в мире.
Поянху и прилегающие водоемы, реки, заболоченные терри­тории стали для местного населения настоящими кормильцами.
Здесь они разводят рыб, лягушек, выращивают рис, другие культуры, всякие растения на корм домашней живности, культивируют речной жемчуг.
В рамках фестиваля состоялись дискуссии, встречи со специалистами, пресс-конференция Су Жона – председателя народного правительства провинции Цзянси. Запомнился и концерт для гостей. Сравнение уровня выступления артистов, светотехнической оснащенности театра с подобными культурными мероприятиями в России оказалось бы явно не в нашу пользу.
Основным же мероприятием фестиваля стала огромнейшая многодневная выставка. Помимо современных проектов и программ в защиту экологического благополучия, на ней были пред-ставлены и традиционные технологии Китая – по производству чая, фарфора, шелка и т. д. Если учесть, что в этой стране по большому счету с экологией многое далеко от благополучия, демонстрировавшиеся на выставке новинки только предстоит осваивать. «Можете не сомневаться, – уверяли нас, – все это на деле заработает через считанные годы, если не месяцы».
Так, видимо, оно и случится. Китай – страна-загадка – по-настоящему капиталистическая, рыночная держава, никому не понятно как сохраняющая социалистическо-коммунистическое политическое устройство, развивается так динамично, что кое-чему (даже многому) не грех поучиться и нам.

…И СЕБЯ ПОКАЗАТЬ
Мои коллеги­журналисты очень сожалели о том, что подготовка к поездке оказалась спешной. Приглашение на фестиваль мы получили лишь за неделю до отъезда. Да и программу визита сообщили лишь рамочную.

Не знали мы, например, о том, что предстоит участвовать в такой грандиозной выставке, где работал и стенд России. (Кстати, оформили его не наши компании, а китайские партнеры.) А то бы взяли с собой больше презентационных материалов о своих регионах. Захваченные второпях книги и альбомы о Чувашии, Никите Бичурине, Чувашском госуниверситете, кое-какие чувашские сувениры устроители различных деловых встреч, посетители выставки расхватали в первый же день. Не уверен, что содержание этих книг станет доступно всем новым обладателям. Увы, почти нет в них, кроме альбома «Чувашия. Приглашение к сотрудничеству», пояснений, хотя бы на английском языке.
Потому, полагаю, уместны вот какие размышления. Чиновники, журналисты, деловые люди, туристы из нашей республики не так уж редко выезжают в зарубежные страны. Что они везут с собой в качестве скромных презентов? Матрешки, вышивку, водку… А вот литературы мало. Тем более с аннотациями на распространенных в мире языках. Так почему бы в Чувашии не разработать некий пакет презентационных материалов отдельно для зарубежных стран и регионов России? Затраты не столь большие, а отдача – прямая и косвенная – может оказаться ощутимой. Дарить их можно было бы и гостям Чувашии.
Не грех нам осваивать и культуру делового общения. Ну, хотя бы научиться делать визитки не только с русскоязычным текстом. Говорите, дорого? Да уж – на банкеты, приемы, фуршеты денег не считаем. И после этого утверждаем, что мы экономные?
И еще одно, возможно, спорное рассуждение. Нравится нам или нет, но расширение разносторонних контактов с Китаем, ставшим, по сути, одним из главных партнеров России, неизбежно. А чтобы вести эффективные, доверительные переговоры, чтобы совместно реализовывать проекты, нужно знание языка. В данном случае только английского явно недостаточно. Не пора ли нашей высшей школе присмотреться к обучению части студентов китайскому языку, а также к приглашению к себе китайских студентов? Тем более, как мы поняли, высшее образование в Китае платное. И дорогое. Им, судя по всему, дешевле и выгоднее учиться в России. Да и школу нашу (в смысле школу как традиции, подготовку специалистов с высшим образованием) они еще ценят. Нам почти на каждой встрече с благодарностью говорили, дескать, в свое время во многом благодаря советским специалистам Китай стал промышленной страной, развивающей и современное искусство, и культуру.
Вот один пример. Очаровательная Цуй Синь, дочь сопровождавшего нас во время поездки Лени (так он просил называть) заявила о себе как о яркой звездочке, вспыхнувшей на музыкальной арене Китая. Ей всего 14 лет, но она – одна из лучших пианисток страны. По нашей просьбе девушка вдохновенно сыграла несколько произведений. На вопрос, о чем мечтает, ответила: «Поучиться, постажироваться в России. У вас великолепная школа исполнительского мастерства».

ЯБАОЛУ – ЭТО ПОЧТИ ПО-НАШЕМУ
По возвращении на родину друзья и родные спрашивали: а что можно купить в Китае? Отвечаю: там, как и в известном выражении о Греции, есть все. Есть качественные товары. И не очень. Есть дешевые и дорогие.

Россияне, если едут туда не специально для отоваривания, приобретают на таобао в основном шелк, жемчуг, фарфор, меха, кожу, чай и еще все то, что нужно. В Пекине, где провели дня три и по намеченной программе посетили местный университет, встретились с коллегами-журналистами, деловыми людьми, съездили на Великую Китайскую стену, мы успели побывать и на торговой улице Ябаолу, что в переводе совсем не по-русски звучит как «элегантное украшение». Путеводчицей для нас стала любезная Оксана, супруга секретаря посольства Белоруссии в Китае. Познакомились с дипломатами – ее мужем, а также консулами России и Болгарии в Китае и другими на фестивале в Наньчане. Людьми они оказались вовсе не чопорными, «закрытыми», как повелось думать о дипломатах, а очень даже располагающими к себе. Обедая или ужиная вместе, мы много узнавали об особенностях экономики, культуры, еде жителей разных регионов великого Китая. И после южной провинции Цзянси, попав в Пекин, да еще сравнив впечатления от первой поездки в Шанхай, Ханчьжоу и другие города, убедились: Китай – очень многоликая страна. Так что везде свои традиции, манеры поведения, особенности еды, одежды, даже приветствия.
Взять, например, тот же торговый район Ябаолу. Или улицу Шелковую в Пекине. И то и другое почти «русские территории». Никто, конечно, не считал, но поговаривают, что чуть ли не 70 проц. закупаемых российским «малым» бизнесом товаров в Китае приобретается именно в огромных, высотой до десяти этажей, маркетах, расположенных в районах Ябаолу и Шелкового рынка. Там и вправду есть все! И всякого качества, разной цены.
Как на любом рынке, там надо торговаться. Торговаться искусно, до последнего. Тем более практически все продавцы владеют «торговым» русским языком – знают основной десяток слов. Хотя, понятно, с таким запасом «за жизнь» не поговоришь с ними. Можно сбавить цену до трех, а то и более раз. По сравнению с нашими, внутренними российскими, в пересчете на рубли получается, что там цены на товары раз в пять дешевле.
Самые распространенные же слова на «русских» рынках – это «длуг» (друг), «халасо» (хорошо). Дело в том, что в их языке отсутствует буква «р» и китайцы ее не выговаривают. А еще местные продавцы часто произносят другое слово, кажущееся нам не очень благозвучным: «сисе» – так по-китайски «спасибо».
Люди, с которыми нам приходилось встречаться, были очень дружелюбными, не чувствовалось никакой озлобленности, подозрительности, высокомерия. Может, это и потому, что всю поездку нас в хорошем смысле опекали когда-то учившиеся в Хабаровске Миша, Леня, Саша (они просили называть их по-русски), сестра Миши Таня, которая, кстати, работает в Пекинском представительстве «Российской газеты». Сисе – спасибо им за все!
Показалось, что именно такие образованные люди делают настоящее и будущее Китая. Страны, в которой пока много и безграмотных. Но китайцы строят детсады, школы, чтобы учиться. А письменность здесь непростая. Не менее 3 тысяч иероглифов надо знать, чтобы читать текст средней сложности. После 12-летней учебы выпускники школ осваивают около пяти тысяч. Высокообразованные владеют до 40 тысяч. Всего же, говорят, иероглифов насчитывается свыше 80 тысяч. Новых китайских друзей попросил показать, как пишется мое имя. Им и подписываю свои заметки.

А. Соловьев.
Чебоксары – Пекин – Наньчан – Пекин – Чебоксары.

Один Ответ

  1. Осмелюсь перефразировать известное выражение и скажу, что сильный журналист он и в Китае сильный. Действительно, материал очень интересный. А что касается размышлений автора, быстрее «своровать» бы его идеи и воплотить в жизнь! Но сомневаюсь, что услышат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.