Что хочет сказать немой Герасим

Глухонемой как главный герой и живая собака – два самых необычных и сложных для традиционного театра персонажа. И хотя бы ради того, чтобы увидеть, как они взаимодействуют, стоит посмотреть спектакль «Муму» Малого драматического театра – Театра Европы из Санкт-Петербурга. Знаменитая постановка показывается в Чебоксарах в рамках фестиваля национальной театральной премии «Золотая маска» благодаря поддержке Чувашского отделения Сбербанка России. Исполнитель роли Герасима заслуженный артист Сергей Козырев рассказал нашему корреспонденту, сложно ли играть на сцене, не произнося ни единого слова.
– Сергей, как вы создавали образ Герасима? Ведь это необычный персонаж, он немой.
– Не всегда слова помогают. Молчание на сцене дорогого стоит, если есть чем жить. Я не люблю слово
«играть», мне кажется, что слова «жить», «проживать» на сцене больше подходят к серьезным вещам. А «Муму», безусловно, серьезный спектакль. Правильно найденный жизненный смысл рождает верное движение. Все получается и без слов. И это, а не количество слов в роли, самое главное.
– Трудно ли работать с живой собакой на сцене?
– Считается, что животное или ребенок на сцене как бы «продает» весь профессионализм взрослого артиста с ногами и руками. Нет! Просто необходимо уметь по живому, нормально относиться к любому партнеру. С животными не нужно ничего играть. С первой собачкой, которая играла в спектакле, ее звали Ютой, мы просто полгода находились вместе на репетициях. Она в какой-то момент меня признала и просто оторваться от меня не могла. Когда хозяйка приводила Юту в театр, ее хозяином становился я. И мне уже ничего не нужно было делать. Конечно, были определенные технические сложности. В спектакле, Муму катается на качелях. Первое время приходилось ее специально сажать, а она не слушалась, спрыгивала, не понимала, что от нее хотят. Ведь когда она попала в театр, ей было 8 месяцев – это еще щенок, который туда-сюда прыгал, бегал, ласкался. Недельку мы с ней потренировались, и она стала выполнять все сама. Самое главное – ей это нравилось, она понимала, что делает и жила на сцене. И это замечательно! Когда мы играли с ней в паре, я не думал, что я Герасим или что мне нужно кого-то играть. Нет, я просто с ней вместе «жил» на сцене. Ромашка, которая играет сейчас в спектакле, другая. Она, может быть, более трогательная и такая декоративная собачка. Она всего боится и даже сейчас иногда дрожит перед выходом, хотя уже 10 лет играет в спектакле. С Ромашкой работать сложнее. Но и у Ромашки есть свои прелести, особое доверие между нами существует.
– Спектаклю уже много лет. Как меняется роль, которую вы играете?
– Вообще жизнь меняется, как и что-то внутри нас. А что касается Герасима и Муму, тот налет наивности, с которым я начал репетировать Герасима,ушел. Раньше я был моложе, и физически мне было легче это играть. Но с другой стороны, сейчас я больше акцентирую смысл не на физической силе порабощенного богатыря, а на переживании Герасимом тех унижений, которые выпали на его долю. То есть роль стала более драматичной внутренне. Проблема взаимоотношений всегда очень остро стоит. Убежден, самое дорогое в жизни не материальное благополучие, даже в сегодняшней жизни, где все решают
деньги. Самое главное – это простые человеческие отношения, простая человеческая любовь, простое человеческое, заботливое отношение друг к другу.
– А что нового открыла роль Герасима? Может быть, над чем-то заставила задуматься?
– Во-первых, всегда задаешь себе вопрос, насколько мы рабы и насколько мы боимся из себя раба выдавить.Часто задается вопрос: «Почему Герасим утопил Муму?». Он до сих пор так и висит в воздухе. Я думаю, прежде всего, потому, что он такой же раб, как и все остальные. Если бы он не был рабом, он, конечно, так бы не поступил с жизнью своей любимой собаки, единственного близкого ему существа. И проблема рабства есть всегда. Раньше человек зависел от одной системы, сейчас он зависит от другой системы. Сейчас семьи распадаются от того, что у кого-то нет возможности зарабатывать столько, чтобы обеспечить жизнь своих близких. Или богатые ищут богатого, но у них нет элементарного понятия о любви. А если его нет, значит наплевать, что случится с другим человеком, я буду думать только о себе, только о своем месте в жизни. А ведь так не должно быть. То есть, я не знаю, как должно быть, но я хочу, чтобы всем было тепло, чтобы нам было всем хорошо. Вот эту-то теплоту дорогого человеческого понимания, я и пытаюсь приносить через спектакль «Муму», а если это закончится – спектакль рухнет, но пока он живет.

Когда верстался номер
Новостные ленты запестрели тревожной новостью: собака по кличке Ромашка, играющая роль Муму в петербургском Малом драматическом театре, пропала! Накануне отъезда на гастроли в Чебоксары четвероногая актриса гуляла в сопровождении своей хозяйки по каналу Грибоедова. Но обязательному променаду помешал невесть откуда взявшийся грузовик. Робкая нравом Ромашка испугалась машины и убежала. Корреспондент «СЧ» связался с администрацией Малого драматического театра и узнал, что поиски пока не увенчались успехом. Труппа приехала в Чебоксары без Муму. А заменить приму некем. Ромашка играла эту роль больше 10 лет.
Дирекция театра обратилась к видевшим собачку петербуржцам с просьбой сообщить о ее местонахождении. И если Ромашку найдут, то в экстренном порядке доставят ее в столицу республики. Однако в любом случае, как сказали в администрации МДТ, спектакль «Муму» не отменят. Уж слишком долго готовились артисты к этим гастролям. А пока все в тревоге, вдруг исполнительницу роли Муму кто-то утопил, ведь водная гладь была совсем рядом. Труппе предстоит отыграть историю глухонемого Герасима в субботу, 24 мая, днем и вечером.
Вчера на пресс-конференции было заявлено, что театр ищет замену Ромашке в Чебоксарах. Так что у каждой нашей дворняжки есть шанс стать звездой сцены. А завершится фестиваль «Золотая маска», напоминаем, постановкой «Песни дождя» театра пластической драмы «ЧелоВЕК» из Омска в воскресенье, 25 мая

Опубликовано: 24 мая 2008
Тэги:
Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.