Жизнь тучалась во все двери

Все дальше уходит в историю Великая Отечественная война. Отпраздновали уже 65-летие и Великой Победы, и окончания Второй мировой войны (в этом году впервые). О них написано много. Меньше о том, как начиналась мирная жизнь после Победы…
Весной 1945-го, на вечере по случаю Победы, дети чебоксарских речников впервые поели картофельное пюре, приготовленное на молоке, с настоящей котлетой. В то время в столовой, находившейся на ул. Р. Люксембург, школьников кормили обедом «на выживание»: щи «хоть рот полощи» и каша (из чечевицы или размазня из гречневой сечки, полбы, «кирзы», нелущеного гороха). Первые запомнились пластинками кочерыжек, вторые – ямкой, куда поварихи чайной ложкой клали маргарин.
Мама иногда обменивала воронки, которые мастерил отчим, на картофель и торговала им уже у пристани. Но не дай бог больше полведра – спекуляция! За этим милиция следила строго. А так бизнес, маленький нэп. Однажды отчим подрядился охранять ночью арбузы у одного торгаша – большая куча лежала прямо у причала. Я согласился ночевать там, и хозяин разрешил мне съесть столько арбуза, сколько влезет. А я же «грамотный», перешел в 5-й класс и видел, как для пробы надрезают арбузы треугольником… В общем, за ночь съел, наверное, пол-арбуза, а надрезал штук 5-6. Утром хозяин схватился за голову, но что с меня возьмешь!
По карточкам не только увеличивали нормы выдачи хлеба и продуктов первой необходимости, но начали выдавать и предметы одежды: валенки, башмаки, ватники… А незадолго до отмены карточной системы открылся коммерческий хлебный магазин в бывшей церквушке, где сейчас находится лестничный спуск к монументу Матери. Очередь занимали с ночи – какой был вкусный этот серый хлеб!
В городе стали встречаться колонны подростков в форменной одежде с пряжками «РУ» (ремесленное училище), «ФЗО» (фабрично-заводское обучение), идущих в кинотеатр «Родина», уже без синевы под глазами от голода… Вскоре все эти училища преобразовались в ПТУ, а ПТУ под № 1 существовало до недавнего времени (пр. Ленина), ныне – электромеханический колледж.
Где-то в 1948-м появилось мороженое, сначала фруктовое, позже и сливочное. В сквер у Дома колхозника машина подвозила прицеп, в котором, обложенный кусочками льда, находился цилиндрический бачок с лакомством. Мороженщица наполняла круглую металлическую формочку ложкой и выталкивала снизу шайбу мороженого, предварительно положив бумажную слойку с обеих сторон (вафли появились позже)…
В это же время появились и автоматы с газированной водой: 3 коп. – с сиропом, 1 коп. – без сиропа (пей не хочу).
Набережная Волги кипела жизнью. Пооткрывались киоски и кафетерии, вдоль кромки берегового откоса проложили деревянную балюстраду, а уже в конце 50-х годов – капитальную, с пантеонами, отданную на «дерзания» выпускникам средних школ в дни летнего солнцестояния. Западнее СИЗО, вдоль забора республиканской больницы и школы № 2 (ныне школа юнг) тянулась тропа без балюстрады, и здесь было излюбленное место чебоксарцев – мыс любви. Тут же к забору примыкали 2 корпуса больницы, где продолжали лечиться тяжелораненые воины. И с вершины мыса можно было видеть, как они с тоской смотрят на волжские просторы…
Юность же «тусовалась» в нижней части набережной. Девушки в ситцевых блузках, башмачках и наплечных косынках, парни в брюках-клеш нещадно лузгали семечки. Танцы под духовой оркестр проходили в парке им. Н. Крупской. Позднее, во время отдыха оркестра, зазвучали радиолы с танцевальными песнями Шульженко, Великановой, Нечаева, Бунчикова, Трошина… Танцевали и зимой – в кинотеатрах 30 мин перед началом сеанса; в филармонии (находилась на втором этаже художественного училища) – и после концерта. В театре (Чувашский академический и Русский драматический находились в одном здании) – перед спектаклем и в антрактах.
Вот коротко о том, как нам жилось в конце 40-х. После страшной войны жизнь стучалась во все двери – а город становился огромной стройплощадкой. Над восточным косогором появилась труба ТЭЦ-1, корпус текстильного комбината. В очередь выстроились завод тракторных запчастей, приборостроительные заводы ЗЭИП и ЗЭИМ… Но это уже другой «том» истории того времени.

П. ГОРЯЧКОВ, ветеран труда.

Опубликовано: 23 сентября 2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.